ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

За окном грациозно, словно балерины в танце, летали ласточки, то устремляясь вниз, то взмывая к облакам.

Она сглотнула подкатившую от тошноты слюну. А что бы изменилось, если бы она сказала ему — сейчас или раньше? Он все равно бы не остался. Она была уверена в этом.

В соседней комнате бренчало пианино, издавая дребезжащие звуки. Несколько далеко не трезвых голосов нестройно затянули песню. Воздух был тяжелым от сигаретного дыма. За открытой дверью, лязгнув буферами, прогремел ярко освещенный трамвай. Тоби устроился поудобнее у грязной, залитой пивом стойки бара. У него был неопрятный вид — воротник рубашки расстегнут, галстук развязан, волнистые волосы взъерошены. Барменша, пышная особа неопределенного возраста с блестящими, медного цвета волосами, похожими на проволоку, наклонилась к нему, продемонстрировав ложбинку бюста таких необъятных размеров, что от его вида захватывало дух.

— Еще порцию, милый?

— Да, спасибо. И пачку «Плейерс». — Резким движением он подвинул ей свой бокал из-под виски.

Она взяла бутылку.

— Двойную?

Тоби кивнул, разглядывая толпу посетителей. Когда барменша протянула ему пачку, он снял целлофановую обертку, вынул сигарету и закурил, выпустив дым в потемневший от копоти потолок. Он почувствовал во рту отвратительный вкус и ощутил пока еще слабую пульсирующую боль в глазах и висках. Барменша вернулась и с шумом поставила рюмку на стойку бара.

— Одиннадцать с половиной пенсов за сигареты, милый, шиллинг и два пенса за виски.

Он швырнул полкроны; монета заскользила по мокрой стойке.

Барменша взяла ее и отсчитала сдачу, с интересом разглядывая посетителя, пока тот клал деньги в карман.

— Ты нездешний, не так ли?

Тоби покачал головой.

Она улыбнулась, показав щербатые зубы.

— Решил покутить?

— Можно сказать и так. — Он угрюмо потягивал виски.

Она язвительно засмеялась.

— Вот это мне нравится. Парень понимает толк в веселье.

Не обращая внимания на ее дружескую иронию, он выпил остатки виски и поднялся.

— Спасибо, — скупо поблагодарил он барменшу.

Летняя ночь была теплой. Небо еще не успело потемнеть и светилось на горизонте бледной полосой. На его фоне, слева от Тоби, четко выделялись казавшиеся мрачными в этот час силуэты корабельных мачт и подъемных кранов. Он бродил по узким улочкам, засунув руки в карманы и ссутулив плечи. И рядом с ним неотступно скользила тень проказливого и неугомонного мальчугана, которого твердо держала за руку молодая смеющаяся женщина. Молодая женщина, почти девушка, которая подобрала его, когда он слонялся по этим самым улицам, бездомный и всеми заброшенный. Которая мужественно боролась за него, не будучи его кровной родственницей. Которая кормила его, хотя сама голодала, согревала теплом своего тела, когда он готов был умереть от холода на глазах равнодушного мира. Которая любила его. И хотя он никогда не мог заставить себя признаться в этом, он знал, что она любила его всегда.

Где-то отворилась дверь. На тротуар у его ног упал ярко освещенный прямоугольник. Музыка, сигаретный дым, неестественно оживленные голоса. Еще одна пивная.

Он вошел, с ожесточением сильно захлопнув за собой дверь.

В пивной было весьма многолюдно. Тоби с трудом протиснулся к стойке, расталкивая посетителей локтями, пихая их в спины и бросая по сторонам свирепые взгляды.

— Эй, приятель, полегче! Смотри, куда идешь!

Он не обращал внимания на оклики. Заказав порцию виски, выпил ее залпом, как и множество предыдущих за те бесконечные часы, что прошли с тех пор, как он вернулся в свой старый мир, покинув вновь приобретенный. Потом заказал еще.

— Подожди своей очереди, дружок!

Предложение прозвучало достаточно дружелюбно, чего нельзя было сказать о взгляде, который метнул на него мужчина могучего телосложения, произнесший эти слова.

— Иди ты знаешь куда? — сказал Тоби очень четко.

— Что-о-о? — Здоровяк, по всей видимости, докер, свирепо двинулся на него. Он был мощен как танк.

— Оставь его, Дасти, пойдем. — Кто-то схватил здоровяка за руку, пытаясь оттащить в сторону.

Тоби усмехнулся самой отвратительной улыбкой, на которую только был способен.

— Я выпущу кишки этому ублюдку! — взревел здоровяк.

Чувствуя себя почти довольным, Тоби выпрямился.

— Ну, давай. Попробуй.

Здоровяк неуклюже подпрыгнул, отбросив удерживающую его руку, и ринулся на Тоби. Тот слегка уклонился в сторону — довольно ловко, если принять во внимание количество спиртного, которое туманило ему мозги и замедляло движения. Мужчина грохнулся о стойку бара. Зазвенело, рассыпаясь сверкающими искрами, разбитое стекло.

— Эй, вы! Какого черта? Нашли место для игры! — Барменша пришла в ярость. — Джордж? Джордж? Куда ты провалился? Скорее сюда!

Нападавший повернулся, чтобы встретиться лицом к лицу с усмехающимся Тоби. Он снова с ревом устремился на обидчика, но на сей раз, к несчастью, Тоби не рассчитал свои движения. Руки Дасти, как стальные обручи, с бешеной силой сжали его, сдавили грудную клетку, вытесняя из легких остатки воздуха. Почти инстинктивно Тоби резко поднял вверх колено. Он увидел, как исказилось от боли лицо здоровяка и раскрылся рот. Тоби ощутил омерзительный, застоявшийся запах табака и пива. Но руки противника по-прежнему крепко держали его. Сцепившись в один клубок, они рухнули на пол.

Барменша выскочила из-за стойки со щеткой, осыпая их бранью. Посреди хохота зевак она колотила обоих, пока они катались по грязному полу, покрытому толстым слоем пыли, которую никто не убирал по крайней мере неделю. Она визжала, как сущий дьявол:

— Джордж! Джордж, черт тебя возьми! Кто-нибудь, позовите этого болвана!

Тоби воспользовался зубами и головой. Здоровяк под ним пробурчал что-то себе под нос — его медвежья хватка ослабла, и Тоби освободился. Но удар щеткой пришелся прямо ему по плечам. Он перевернулся, прикрывшись своим соперником, как щитом. Хохот усилился, когда он почувствовал, как щетка дубасит здоровяка.

— О Боже! — простонал тот.

— Джордж, наконец-то! Где ты был? Я уж думала, уехал в свою проклятую Ирландию. Вышвырни отсюда эту парочку!

Они продолжали кататься по полу. Каким бы рослым и крепким ни был Тоби, он почувствовал, что его схватили за воротник, подняли в воздух и встряхнули, как терьер встряхивает пойманную крысу.

— Вот так, ребятки. Что, хочешь побороться со мной? Ну-ка, попробуй.

Рука отпустила его. Покачиваясь, Тоби пытался устоять на ногах. Когда он поднял голову, то увидал перед собой похожую на широкое металлическое блюдо физиономию, которая увенчивала торс столь могучий, что он вполне мог послужить моделью для Кинг Конга. Физиономия под рыжими космами совсем не выглядела дружеской. С обезоруживающей улыбкой на лице Тоби осмотрительно отступил назад. Его соперник рывком поднялся на ноги и встал как вкопанный, при виде Джорджа. Тот покачал массивной головой.

— Ну?

Вид у здоровяка был оскорбленный.

— Не смотри на меня так, Джорджи. Ты меня знаешь. Я тут ни при чем. Посмотри лучше на эту шикарно разодетую задницу…

Толпа приглушенно загудела в знак молчаливого согласия.

Палец, по толщине напоминавший короткий воровской ломик — «фомку» — уткнулся в грудь Тоби.

— Тебе, парень, лучше убраться отсюда. Прямо сейчас. Немедленно!

И Тоби оказался на улице.

Уже совсем стемнело. Улица освещалась грязными, тусклыми фонарями, которые отбрасывали вокруг нечеткие, мозаичные тени. Тоби стряхнул с себя пыль и сделал несколько движений, разминая ноющее от боли тело. Проведя ладонью по лицу, он обнаружил на нем кровь.

— Э-э-э… мистер?

Он обернулся. Вслед за ним из пивной вышла девушка. Она была высокой и худощавой, с копной темных волос, которые обрамляли остроскулое маняще-привлекательное лицо, на котором горели яркие глаза. При свете фонаря можно было рассмотреть крупный рот; губы были накрашены яркой помадой. Она прислонилась к стене. Ее юбка была очень короткой. Он даже не мог припомнить, приходилось ли ему когда-нибудь видеть нечто подобное. Она плотно обтягивала ее бедра и зад.

44
{"b":"543746","o":1}