ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Я… — начала было Дафни, но тут же умолкла, с ужасом ощутив, что находится на грани истерики.

Рейчел ждала. В ней шевельнулось непрошенное сочувствие. Разве могло такое трогательно беспомощное существо справиться со всеми прихотями и страстями Тоби Смита?

— Дафни?

Ока ясно слышала, как на том конце провода Дафни шмыгнула косом, готовая разрыдаться.

— Да, Рейчел… — Ее голос дрожал от горя.

— Может быть, ты хочешь, чтобы я приехала? — тот же вопрос Рейчел задавала отцу, отчаянно боясь, что ее предложение будет принято, боясь, что душевный барьер между ними, выросший и укрепившийся за многие годы, окажется сломан, и ей придется разделить его горе. Сейчас были произнесены те же слова, но они несли в себе иной смысл, хоть и были сказаны от сердца. Рейчел ни на секунду не предполагала, что ей придется выполнять обещание, заложенное в них.

— О, пожалуйста, если ты сможешь, — ухватилась за протянутую соломинку Дафни.

С тех пор, как вышла замуж за Тоби, Дафни старательно избегала Рейчел Пэттен. Настолько, насколько ей позволяли обстоятельства она не могла дать повод, чтобы ее упрекали в плохих манерах. Эта женщина приводила ее в ужас своими длинными ногами и прелестным лицом, своей спокойной, надменной уверенностью и открытым проявлением симпатии к этому странному, привлекательному и явно неуязвимому для ее чар мужчине, который стал мужем Дафни и отцом их неродив-шегося ребенка.

— Я была бы очень благодарна. Понимаю, что это глупо, но я так тревожусь…

— Я уверена, он скоро вернется. Но, послушай… — предложение сделано, отступать было поздно, — что если я приеду через час или чуть позже?

— Спасибо. Я действительно буду очень рада видеть тебя. — Дафни положила трубку и прислонилась к стене. В данный момент все, что угодно, лишь бы не оставаться наедине со своими мыслями. Если она проведет в одиночестве еще один вечер, то окажется в сумасшедшем доме. Ей будет полезно сейчас побыть в чьем-либо обществе. И возможно — мысль об этом заставила ее вернуться к телефону — возможно, зная Тоби долгие годы, Рейчел могла догадаться, куда он ушел. Почти определенно она могла это знать.

Дафни выпрямилась, глубоко вздохнула и направилась в гостиную, попросив прислугу подать чай.

Это случилось после ужина, когда за окном сгустились сумерки, предвещая скорое наступление ночи. Позади остались первые неловкие минуты их встречи, затем разговор перешел на другие темы, и лишь когда опустела бутылка вина, Дафни открыла Рейчел свою тайну.

Рейчел сидела в мягко освещенной комнате с чашкой кофе в руке. Она получила удовольствие от вечера, даже большее, чем хотела бы себе признаться.

С самого начала она отбросила в сторону волнения Дафни относительно Тоби.

— Он где-нибудь пьянствует. Что, по-твоему, он может еще делать? Как же иначе ему справиться со своим горем? Он вернется, не беспокойся.

Дафни, которая, благодаря Рейчел, многое узнала о прошлом своего мужа за те несколько часов, которые они провели, вспоминая былое, была склонна согласиться с ней, хотя нервозность не оставляла ее. Было заметно, как она напрягалась при каждом звуке, доносившемся с улицы, настороженно прислушиваясь.

Застенчивое признание Дафни застигло Рейчел врасплох. Это было для нее тяжелым ударом, Ребенок. Ребенок Тоби. Удовольствие от их беседы и зарождающаяся симпатия к Дафни сразу были забыты. Прежняя мучительная зависть выпустила свои острые коготки и зубы. Осторожно поставив чашку на маленький столик, она поднялась.

— Уже поздно. Думаю, мне пора идти.

— О, пожалуйста, не уходи! — Дафни с шумом вскочила на ноги. Ее жесткие волосы, выбившись из-под заколок, свисали непослушными прядями, бесформенная юбка вытянулась на коленях и смялась. Ее некрасивое лицо было бледным и изнуренным. Рейчел неожиданно подумала, что эта беременность была не легче предыдущей. А Тоби, очевидно, даже не знал о ней. Она подавила в себе непроизвольно возникшее сочувствие.

— Мне и в самом деле пора. Я ужасно устала и чувствую себя разбитой. — По некоторым соображениям она не решилась признаться Дафни в том, что не спала тридцать шесть сверхнапряженных часов. — Мне нужно хоть немного поспать.

— Прошу тебя, останься! Я… — Пронзительно громко затрещал телефон, заставив Дафни резко прерваться. — Извини! — Метнувшись в холл, она схватила трубку, опередив медлительную Паркер. — Да?

Стоя у открытой двери, Рейчел в тот же миг ощутила разочарование в ее голосе.

— Леди Пейджет, здравствуйте. Как вы себя чувствуете?

Рейчел вернулась в комнату и уселась на подлокотнике большого кресла, прислушиваясь к разговору.

— Да, конечно. Спасибо, что сообщили мне. Нет, вообще-то он… я скажу ему, когда он придет… — Значит, Тоби не было в Брекон Холле. Стало быть, исключается еще одна возможность, о которой Рейчел подумала некоторое время назад. Она услышала, как повесили телефонную трубку.

Тяжело ступая, Дафни вернулась в комнату.

— Звонила леди Пейджет. Она уезжает на север с Филиппой и мистером Брауном, чтобы помочь с похоронами. Сэру Джеймсу необходимо отлучиться в Лондон на несколько дней. Она просто хотела сообщить нам об этом.

— Она не видела Тоби?

— Нет. Она не сомневалась, что он дома.

— Скоро он будет здесь.

Рейчел невольно зевнула. Она смертельно устала. Перенапряжение, вызванное событиями прошедшей ночи, рождало в ней апатию, грозившую неминуемо овладеть ею помимо ее воли.

Видя ее состояние, Дафни нерешительно шагнула к ней.

— Рейчел, послушай, может бьггь, ты все же останешься на ночь? У нас приготовлена комната для гостей, там есть все необходимое… — Она выглядела до смешного робкой. — Конечно, дома у тебя свои, привычные вещи, но, может быть, сегодня…

Рейчел пожала плечами. Ей действительно надо было поскорее выспаться. Одной, и лучше подальше от своей постели с ароматическими простынями, которые она так и не сменила после бурного и бессмысленного визита Пола.

— Хорошо, если ты так настаиваешь…

— Я так рада! — Дафни смущенно протянула руку и коснулась Рейчел. — Спасибо. Уже совсем стемнело. Мне так не хотелось отпускать тебя одну в такой поздний час. — Она подошла к камину и решительно потянула шнур с колокольчиком. — Паркер, — сказала она, когда приоткрылась дверь, — приготовьте постель в гостевой спальне, хорошо? Мисс Пэттен останется у нас на ночь.

Старинная просторная кровать оказалась очень уютной. От накрахмаленных простыней пахло приятной свежестью. К своему удивлению, Рейчел моментально погрузилась в сон под успокаивающие шорохи, наполнявшие затихающий дом.

Когда она пробудилась — внезапно, словно и не засыпала, — стояла полная тишина. Под дверью светилась едва приметная полоска. Вероятно, ночной свет, оставленный в холле первого этажа. Так что же разбудило ее? Она лежала, глядя в темноту и настороженно прислушиваясь.

Раздался скрип ступеней. Зазвучал чей-то голос.

— Тоби?

Скрип замер. Вновь наступила полная тишина.

Рейчел бесшумно выскользнула из постели и, подойдя к двери, приоткрыла ее. Щелкнула задвижка. Ее спальня находилась в конце затемненной, напоминающей галерею удлиненной площадки. Лестница в дальнем конце, расположенная под углом к ней, была тускло освещена. Посреди лестницы неподвижно как изваяние стоял Тоби, приподняв голову и глядя на жену, которая перегнулась через перила навстречу ему. С босыми ногами, растрепанными волосами и в длинной ночной сорочке она была похожа на вытянувшуюся не по возрасту девочку.

— Тоби, что с тобой? Откуда ты?

Лицо Тоби, освещенное ночником, было усталым и смертельно бледным. Скулу покрывал огромный лиловый синяк, нижняя губа была разбита. Ни галстука, ни пиджака на нем не было, рубашка измятая и грязная. Он стоял покачиваясь, ухватившись рукой за перила. Потом, медленно повернувшись, тяжело опустился на ступеньку, опершись локтями о колени и погрузив пальцы рук во взъерошенные волосы. Рейчел видела, как у него тряслись плечи. У нее самой начало щипать глаза от подступивших слез. Она изо всех сил сдерживалась, чтобы не побежать к нему, обнять и утешить, смягчить те мучительные рыдания, которые сотрясали его.

46
{"b":"543746","o":1}