ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Зачем ты так переживаешь из-за матери? Посмотри на меня: у меня никогда ее не было — и я не пропал.

Тоби, такой красивый в форменной одежде, он с таким достоинством носит военную форму цвета хаки. Боже, какие глупые слова. Уходите. Оставьте меня. Она должна думать. Она должна думать.

Рейчел погрузилась во тьму, точно в морскую пучину. Она опускалась на дно, потом поднималась на поверхность, испытывая головокружение. Она ничего не чувствовала, только слабую, пульсирующую боль, которая, казалось, настигала ее из далекого далека, не причиняя ей неудобства. Думать о чем?

Тоби…

Номер…

Коротким отчетливым эхом он отдавался в ее сознании. Три, девять, два.

Невероятным усилием воли она сосредоточилась на номере телефона. Три, девять, два. Номер телефона Тоби. Помощь… Тоби поможет… Он знает, что делать.

Три, девять, два…

Она потянулась к телефону, который стоял у постели. В трубке щелкнуло, но тщетно — она не помнила номер коммутатора. Ради всего святого, какой же там номер?

Она вновь погрузилась в холодную, таящую в себе адские муки темноту, которая поджидала ее, чтобы сомкнуться над головой подобно ледяным водам океана. Потом очнулась, чтобы ощутить новые мучения и почувствовать, как из нее хлынула кровь. Агония, что вернула ее из небытия, на долю секунды прояснила ее сознание, и тут она вспомнила.

Вспомнила номер коммутатора, и вновь потянулась к телефону. Казалось, прошла вечность, прежде чем ответила телефонистка.

— Бейзуотер, три, девять, два. — Голос Рейчел звучал неровно, но достаточно отчетливо. Обхватив телефонную трубку и натянув на себя одеяло, она свернулась клубочком. Где-то далеко все звонил и звонил телефон. Никто не отвечал.

— Боюсь, никто не берет трубку. — Голос телефонистки, усталый и безучастный.

— Пожалуйста, попытайтесь еще. Я уверена, там кто-нибудь есть. Это очень важно.

Гудки, гудки, гудки и, наконец, голос, сонный и взволнованный.

— Алло, алло, кто это?

Дафни…

Разочарование.

— Алло? Кто это?

— Дафни… Это Рейчел. Рейчел Пэттен…

— Рейчел? Что случилось? Сейчас три часа утра…

— Прости. Я не могу объяснить. Прошу тебя… Тоби дома?

— Нет. — В голосе легкое раздражение. — Мне очень жаль. Он уехал на север на пару дней и вернется лишь завтра. — Она ждала. Рейчел молчала. У нее побелели костяшки пальцев — с такой силой ее рука сжимала трубку. — Рейчел? — Теперь в голосе Дафни звучала неуверенность. — Что случилось?

Слезы слабости и страха ручьем стекали по щекам Рейчел. Она чувствовала их тепло на своей холодной коже. Силы покидали ее. Она не могла говорить.

— Рейчел! Ответь мне! Что случилось? — Эхом звучал металлический, холодный, нереальный голос. Положив трубку точно на рычажки, Рейчел перевернулась на бок, подтянув колени. Слезы капали на подушку. Кровь по-прежнему сочилась, горячая и липкая. Боль не ослабевала.

Дафни несколько минут стояла с телефонной трубкой в руке. В холле было прохладно. Единственная лампочка на площадке, которую она включила, подбежав к телефону, бросала мрачный свет на лестницу. Мирно тикали большие напольные часы. Что на сей раз затеяла Рейчел?

— Что-нибудь случилось, мадам? — Паркер, взъерошенная ото сна, непривлекательная на вид, закутанная в халат, напоминавший, скорее, лошадиную попону, стояла у подножия лестницы, протирая глаза.

— Нет, ничего. То есть… — Дафни покачала головой, все еше не пробудившись ото сна и не придя в себя от потрясения. Услышав пронзительно-громкие звонки в столь поздний час, она была уверена, что с Тоби случилось что-то ужасное. И этот страх пока не прошел. Она осторожно опустила трубку.

Кто ее разберет, эту Рейчел. Дафни была наслышана о ее «подвигах» и достаточно много видела своими глазами, чтобы понять, что ее звонок мог в равной степени означать как пустячное дело, так и нечто гораздо более серьезное. Возможно, она была где-то на вечеринке, под мухой, и поссорилась с кем-нибудь. Но с другой стороны…

— Мадам? — Паркер, одетая наспех, подошла ближе и, слегка нервничая, показала на молчавший аппарат. — Должно быть, что-то все-таки случилось?

— Да, Паркер. Наверное. — На душе у Дафни было неспокойно. Глубокая складка пролегла между бровями. — Все дело в том, что именно? — Она попыталась вспомнить звук голоса Рейчел и слегка вздрогнула. Если сами слова мало о чем говорили, то не вызывало сомнений, что за ними скрывалось полное отчаяние.

Паркер стояла, несколько смущенная, но в то же время явно настроенная на решительные действия.

— Кто это был, мадам?

— Миссис Пэттен. Подруга мистера Тоби. Мне показалось… она очень расстроена. Она положила трубку.

— Откуда она звонила?

Дафни покачала головой.

— В этом вся проблема. Я не знаю.

— Вот что я вам скажу, — голос Паркер звучал успокаивающе. При всех непредвиденных обстоятельствах у нее был готов ответ на любую проблему. — Я приготовлю чашечку вкусного чая.

— Правда? Это было бы замечательно. — Дафни не могла собраться с мыслями. Голос Рейчел все еще звучал в ее ушах, резкий от напряжения и слез. И даже искаженный телефоном… или страхом?

Дафни тут же начала упрекать себя. Она просто преувеличивает. У девушки появились неприятности, и она хотела, чтобы Тоби помог ей выпутаться. Тоби не оказалось на месте. Без сомнения, Рейчел уже нашла кого-нибудь, кто охотно протянул ей руку помощи.

А если все не так?

Решившись, Дафни быстрыми шагами направилась в кабинет и взяла со стола телефонный справочник.

Телефон в квартире Рейчел звонил долго.

— Извините, мадам. Никто не отвечает.

— Благодарю вас.

Паркер, теперь уже окончательно проснувшаяся и явно довольная тем, что не осталась в стороне в такой волнующий момент, приготовила чай на кухне. Дафни, улыбаясь, села за стол и взяла чашку. В комнате было уютно и тепло, поскольку огонь в печи поддерживался постоянно.

Никто не отвечает.

Дафни пришла к решению, не выпив еще и половину чашки, но молчала, пока та не опустела. Она всегда считала, что торопливое решение часто бывает ошибочным. Никогда не мешало сначала обдумать то, что пришло тебе в голову. То, что она собиралась сейчас сделать, возможно, было безрассудством или глупостью. Но она была уверена, что это единственно правильное решение.

— Еще чаю, мадам?

— Да, пожалуйста, Паркер. А потом я думаю, мне придется отправиться туда.

— Что?! — возмущенная Паркер даже не заметила, что перешла грань приличий. — Куда отправиться?

— Домой к мисс Пэттен. Это неподалеку. Я могу взять такси на ночной стоянке у станции.

Паркер поднялась со своего места — само воплощение праведного гнева и поразительного чувства собственного достоинства.

— А этот, мадам, вы не должны делать.

Дафни покачала головой.

— Боюсь, что должна, Паркер. Как ты уже сказала, должно быть, что-то случилось. Если Рейчел нет дома, от этого никому не будет вреда. Если же она… — фраза повисла в воздухе.

— Если она… — Паркер потуже затянула гюяс своей попоны, настроенная явно по-боевому. — Тогда вам, вероятно, потребуется помощь. Я ни за что не отпущу вас одну.

— Не глупите, Паркер…

— Нет, мадам, это не глупость. Хотя к некоторым это может относиться в полной мере. Позволить вам выйти из дома в это время ночи — вернее, утра в вашем положении и одной? Мадам, поверьте, моя совесть не позволит мне сделать это. Если вы считаете, что должны идти, я не могу вас остановить. Но остаться дома и пить чай я тоже не могу.

Дафни улыбнулась, почувствовав облегчение в большей степени, чем она могла бы себе представить.

— Да благословит тебя Бог, Паркер. Если ты в самом еле не возражаешь, я была бы очень рада. Я не сомневаюсь, что мы напрасно беспокоимся, но нужно попробовать, Я с трудом верю, что кто-нибудь стал бы обращаться за помощью, если бы это не было так срочно.

— Верно. — Паркер гремела чашками, ставя их на сушильную доску. — Пойду собираться. А вы, мадам, не забудьте надеть теплое пальто.

53
{"b":"543746","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Попаданка. Дочь чокнутого гения
Мой ребенок с удовольствием ходит в детский сад!
Тестировщик миров
Фатальное колесо
Брат ответит
Чужое прошлое
Игрушка демона
Секретарь для некроманта
Аскетизм