ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Тоби поставил рюмку и поспешил вслед за ним.

— Тоби, старина, один момент. — Чарльз, как всегда напыщенный и полный самомнения, вырос прямо перед ним. — Ты, конечно, понимаешь, что в деле, которое мы обсуждали сегодня, время, как говорят, — деньги?

— Минутку, Чарльз, одну минутку. Мне надо поговорить кое с кем…

— Разумеется, разумеется… Я только хотел удостовериться, что…

Тоби скользнул мимо него. Гидеон исчез. Тоби выбежал из открытых дверей амбара. Дождевые облака сгустились и потемнели, отчего казалось, что уже наступили ранние сумерки. В отдалении смутно мелькнула широкоплечая, безошибочно угадываемая фигура, мелькнула и затерялась в роще, что окаймляла озеро.

Почти не давая себе отчета в том, что делает, Тоби последовал за ним. Ветер неистовствовал, раскачивая еще не обнажившиеся ветви деревьев. Шквальные порывы дождя налетали на Тоби на открытых местах. Он устремился туда, где в последний раз заметил цыгана. В мрачных сумерках он едва разглядел дорогу, которая уходила в лес. Тоби пошел по ней.

Он настиг Гидеона почти у двери его хижины.

— Бест! — громко окликнул он, чтобы тот его услышал сквозь шум ветра и дождя.

Гидеон оглянулся. Он уже открыл дверь. С полей его шляпы ручьем струилась вода. Тоби подошел к нему.

— Я хочу поговорить с тобой. — Он вознамерился было шагнуть через порог хижины.

Длинная рука, вцепившись в дверной косяк, преградила ему путь.

— Это мой дом, — спокойно сказал Гидеон. — Сюда входят только те, кого я приглашаю.

Некоторое время они стояли лицом к лицу. Ветер пронзительно свистел вокруг.

— Очень хорошо. — Огромным усилием воли Тоби удалось подавить гнев. — Я и здесь скажу то, что должен сказать. Рейчел Пэттен. Если ты когда-нибудь еще раз прикоснешься к ней своей грязной лапой, я спущу с тебя твою цыганскую шкуру. Слышишь? Благодари судьбу, что на сей раз тебе не пришлось заплатить за это дороже. Я буду молчать ради Рейчел. Но Боже упаси, если ты хотя бы еще раз посмотришь в ее сторону. Я сделаю так, чтобы тебя вышвырнули из усадьбы, и даже из графства. Ты понял? — Объятый яростью, он повернулся, чтобы уйти.

Рука егеря сжала его плечо точно тисками. Волей-неволей Тоби повернулся, тут же наткнувшись на свирепый взгляд Беста. Кили тихонько рычала, ни на шаг не отходя от хозяина.

— Что ты сказал?

— То, что ты слышал. Держись подальше от Рейчел Пэттен, ты, скотина!

Гидеон отпустил его, с силой оттолкнув от себя, так что Тоби зашатался, потеряв равновесие. Когда он выпрямился, Бест шагнул к нему.

— Кто тебе сказал? — Произнесенные довольно тихо слова, тем не менее, были четко слышны в реве ветра. — Кто тебе сказал'?

— Какое это имеет значение? Я знаю, и этого достаточно. Знаю, что ты натворил, ублюдок. И знаю, как страдала из-за этого Рейчел.

— Это она тебе сказала? — На лице Гидеона была смесь гнева и недоверия.

Тоби охватила ярость.

— Да, она. Она сказала мне об этом, истекая кровью. Ты и тот мясник чуть не погубили ее!

— О чем ты говоришь!

— О проклятом аборте! Вот о чем я говорю! Не разыгрывай из себя невинного! Или ты привык к таким штучкам? Видно, тебе до сих пор не приходилось отвечать за случившееся…

Гидеон неподвижно стоял перед ним с застывшим, мокрым от дождя лицом.

Тоби ударил его со всей силой, на какую только был способен. Гидеон принял неожиданный удар почти не дрогнув. Тонкая струйка крови побежала из губы, размываясь дождем.

— Трус! — пронзительно закричал Тоби, стараясь перекрыть шум ветра. Он замахнулся еще раз.

Встряхнув головой, пришедший в себя Гидеон сделал шаг назад, уклоняясь от удара. Распаленный Тоби налетел на него, размахивая кулаками. В один момент они оказались на земле, катаясь в грязи и яростно нанося друг другу удары. Кили металась вокруг, заливаясь громким лаем. Вскоре стало совершенно очевидно, что силой противник явно превосходил Тоби. Прижатый к земле, Тоби сопротивлялся, как мог, пытаясь пнуть врага ногой. Наконец он изловчился и ударил Гидеона коленом. Тот застонал от боли и покатился по траве. Вскочив, Тобк бросился на него и, вцепившись в гриву темных волос, начал бить его головой о землю. Гидеон изворачивался, пытаясь сбросить его с себя; ему удалось левой рукой нанести Тоби сильный удар. Часто и тяжело дыша, они с трудом поднялись на ноги и, слегка наклонившись, готовы были сцепиться вновь.

— Прекратите!

Гневный окрик прозвучал неожиданно для обоих.

Во внезапно наступившей тишине в ветвях деревьев над их головами яростно завывал ветер точно шумная толпа вопящих от восторга дьяволов.

— Что здесь происходит? — Сэр Джеймс с негодующим видом стоял неподалеку, расставив ноги и уперев руки в бока. Его сопровождал коренастый лесничий с глазами навыкате. — Бест! О Боже! Что это ты себе позволяешь? Тоби!

Они молча распрямились. Гидеон вытер кровь с губы тыльной стороной грязной ладони. Тоби стряхнул со лба мокрые волосы.

— Ну? Не хотите ли вы объяснить, в чем дело?

Наступила короткая напряженная тишина.

— Нет, сэр, — сказал Тоби.

Гидеон стоял, не дрогнув, будто изваяние.

— Бест, я пришел, чтобы изменить наши планы на завтра. При сложившихся обстоятельствах, я думаю, в этом нет необходимости. Барроуз справится без тебя, — сдержанно, почти без всякого выражения, произнес сэр Джеймс.

— Да, сэр.

— Что касается тебя, Тоби, если ты можешь дать объяснения столь недостойному поведению, я был бы рад их услышать — здесь, сейчас, или с глазу на глаз… — Сэр Джеймс прервал фразу так, как будто хотел добавить что-то еще, и слова словно повисли в воздухе.

Тоби покачал головой.

— Простите, сэр Джеймс. Я не готов обсуждать с вами эту проблему.

— Тем не менее, я надеюсь, что вы закончили ее обсуждать друг с другом? — с ледяной холодностью заметил старый баронет.

— Да, сэр.

— В таком случае, я предлагаю тебе вернуться в дом вместе со мной. Чем меньше мы будем распространяться об этом инциденте, тем, я думаю, будет лучше. Барроуз, ты меня понял?

Барроуз, который по-прежнему изумленно переводил взгляд с Гидеона на Тоби и обратно, произнес запинаясь:

— Да, сэр Джеймс.

— Бест, я жду тебя завтра в восемь утра в конторе моего управляющего.

Гидеон промолчал.

Обычно невозмутимое лицо сэра Джеймса сейчас побагровело от гнева. Он резко повернулся и пошел по дороге прочь. Тоби задержал на Гидеоне испепеляющий взгляд, полный ненависти, затем отвернулся и последовал за стариком.

Кили ткнулась головой в ноги хозяина.

Спустя некоторое время Гидеон вошел в хижину, сорвал с крючка старую холщовую сумку и начал складывать свои пожитки.

Лишь Филиппа догадалась, куда он мог исчезнуть.

Тайное стало явным. Неизбежно слух о произошедшем или некая версия его стал притчей во языцех.

— Но, Тоби, почему? — горячилась Филиппа, когда стало очевидным, что Гидеон покинул усадьбу. Как ты мог? Из-за тебя он потерял работу… средства к существованию…

— Он потерял бы значительно больше, если бы остался. — Тоби и сам пребывал в мрачном состоянии духа.

— Но почему? Что он тебе такого сделал?

— Флип, просто поверь мне на слово. Бест заслужил то, что получил. И даже более того. Больше я ничего не могу тебе сказать.

— Почему не можешь? Гидеон был моим другом. Я не верю, что он сделал что-то ужасное. Почему ты не хочешь мне сказать?

— Потому что причина вовсе не во мне. Оставим это, Флип. Просто поверь мне на слово.

Справедливость восторжествовала.

В тот поддень, пока мужчины занимались охотой, а дамы играли в вист в библиотеке, Филиппа попросила у прислуги велосипед и направилась за три мили от деревни туда, куда ездила с Джереми и Джонатаном Пейджетами всего несколько дней назад. В поле за деревней, где недавно располагался цирк, теперь вовсю кипела работа. Небольшой потрепанный цирковой шатер сейчас снимали с места, разбирали карусель и аттракционы и укладывали в старенький грузовик. Филиппа прислонила велосипед к забору. Ветер утих, но небо по-прежнему было покрыто облаками, из которых сыпался мелкий моросящий дождь. Она взобралась на кучу досок, наблюдая за суетой, царящей вокруг. Никто не обращал на нее ни малейшего внимания.

60
{"b":"543746","o":1}