ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Голоса стихли.

Филиппа села, подтянув колени к груди и уткнувшись в них лбом, чтобы спрятаться от ослепительно яркого солнца. Она долго сидела так с несчастным видом. Все ее мечты, которые она лелеяла последние несколько дней, рассыпались в прах. Проклятый ребенок. Слабоумное дитя. Нежеланное, безответственное протеже леди Фи — за все свои семнадцать лет она еще никогда не испытывала подобного унижения. Ей пришлось приложить огромное усилие воли и в конце концов подняться, стряхнуть пыль с джемпера и брюк и выбраться из своего укрытия. Она должна найти в себе силы посмотреть в глаза тем, кто вернулся из-за нее раньше времени.

Хьюго уже немного успокоился.

— Куда ты, к черту, подевалась?

Сознавая, что ее исподтишка разглядывают, Филиппа подняла голову.

— Мне очень жаль. Я пыталась позвать тебя. Я… не могла. Прошу прощения, если я причинила вам беспокойство.

Угрюмое выражение на его лице ничуть не смягчилось.

— Беспокойство? Да у меня чуть сердце не разорвалось.

— Оставь, Хьюго, ну, — кто-то сказал спокойно. — Все хорошо, что хорошо кончается. — Иди сюда, Флип, помоги нам. Надо разобрать корзины с едой.

Той ночью, оказавшись наконец в постели, Филиппа сказала себе, что этот день был самым несчастным в ее жизни. Ничто не могло избавить ее от страданий, а Хьюго даже не пытался сделать это. Они почти не обращали внимания друг на друга весь оставшийся день. Придя в себя после первого прилива угрызений совести, Филиппа не могла забыть слова, которые невольно подслушала, а также их скрытый смысл. Она явно была помехой. Ребенок, которого надо развлекать. Хуже того, безответственный ребенок, обуза. «Проклятый ребенок». Она покажет мистеру Хьюго Феллафилду, кто она такая! Она покажет ему, что ей наплевать на его мнение. Он ей не нужен. Брайан Стюарт был сегодня чрезвычайно любезен с ней — сидел рядом во время пикника, занял ей место рядом с собой в грузовике, когда они возвращались домой, поедая консервированные бананы и распевая песни, чтобы скоротать время. Она не нуждается в Хьюго Феллафилде. О, нет.

Она решительно прижала кулаки к глазам, вытирая слезы, беспокойно повернулась в постели и спрятала голову под подушкой, желая поскорее забыться.

Глава тринадцатая

В течение двух последующих дней Филиппа почти не встречалась с Хьюго, кроме как за столом. И была очень рада этому обстоятельству. Большую часть следующего дня она провела в своей комнате, непритворно жалуясь на головную боль. Хьюго, насколько она знала, не упоминал об этом инциденте ни ей, ни кому-либо другому. По крайней мере за это она была ему благодарна. Она лежала в затемненной комнате, вслушиваясь в звуки обычного, счастливого дня, и безуспешно пыталась не задумываться над своим унижением и страданиями. В этот вечер за обедом она узнала, что днем заходила Сэнди Боуэн, чтобы условиться о теннисном турнире, который был запланирован на следующую неделю.

Филиппа вспомнила, что слышала голос Хьюго и смех девушки в саду, когда лежала в своей комнате.

Назавтра Хьюго вместе с сэром Джеймсом должен был отправиться на Фуншал на деловую встречу с предполагаемыми покупателями. Филиппа провела день, спокойно гуляя по саду, глядя на сверкающие под солнцем воды залива и стараясь избегать чьей-либо компании.

Вечером за обедом Фиона смотрела на Филиппу проницательным взглядом, когда та неохотно ела, говорила мало и только вежливо улыбалась, когда к ней обращались.

— Хьюго, — сказала Фиона, когда они встали из-за стола и пошли в гостиную пить кофе, — ты еще не приглашал Филиппу покататься на санках с Монте?

— Я… нет, — ответил Хьюго, угощая всех фруктами. — Нет, не приглашал. Хотя, конечно, должен это сделать. Не может ведь Филиппа побывать на Мадейре и не покататься на санках.

Маргарет нежно улыбнулась ему.

— Можешь пригласить ее завтра. А потом погулять и выпить чаю. — Она деликатно замолчала.

— Нет, — сказала Филиппа слишком громко, отчего сразу смутилась. — То есть, если говорить правду, мне что-то нездоровится последние два дня. Может быть, лучше отложить это. По крайней мере, на некоторое время.

У Хьюго сделалось обиженное выражение лица. Филиппа подумала, что вряд ли ему приятны гримасы непокорного ребенка.

— Как хочешь. — Его голос звучал холодно.

Маргарет озабоченно нахмурилась.

— Ты нехорошо себя чувствуешь, дорогая?

Филиппа покраснела.

— Нет. Просто… — она пожала плечами, — устала немного, наверное. Вчера у меня болела голова, и сегодня немного не по себе, вот и все.

— В таком случае, — быстро сказала Фиона, внимательно глядя на нее, — тебе лучше немного отдохнуть. Как ты думаешь? Чтобы поехать в деревню, тебе надо быть в хорошей форме.

Филиппа беспомощно посмотрела на нее. Меньше всего ей хотелось сейчас вновь отправляться куда-нибудь вместе с Хьюго и его друзьями. То, что казалось мечтой несколько дней назад, теперь превратилось в кошмар.

Фиона ласково улыбнулась.

— Пара дней отдыха — и ты будешь в полном порядке. Куррал-дас-Фрейрас доставит тебе удовольствие. Это все равно, что вернуться на несколько веков назад. И расположена эта ферма в совершенно очаровательном месте. Мы были там год назад. Джеймс, я всегда забываю, с какими английскими семьями на острове мы поддерживаем деловые отношения? Скажите мне, покупают ли Пейдже — ты и Феллафилды что-нибудь у Боуэнов?

Разговор перешел на деловые рельсы. Филиппа подошла к окну и стояла глядя на россыпи звезд на ночном небе. Ей придется принять приглашение. Не было причин, по которым она могла бы отказаться от этой несчастной поездки, не показавшись либо грубой, либо по-детски капризной. В конце концов, все уже более или менее организовано благодаря хорошенькой, энергичной и, без сомнения, доброжелательной Сэнди, которая хотела показать Филиппе деревню.

— Филиппа?

Она вздрогнула от неожиданности, услышав рядом с собой его голос. Неулыбчивый Хьюго стоял возле нее. Кровь прилила к ее щекам, когда она взглянула на него. В ней просыпался гнев. По крайней мере, у него должно было хватить здравого смысла, чтобы оставить ее в покое.

— Да?

— Что-нибудь случилось?

Она покачала головой и вновь повернулась к окну.

— Я уже говорила. Немного устала, вот и все.

— Ты уверена, что хочешь поехать в пятницу? Еще не поздно отказаться.

Филиппа покачала головой.

Он пристально смотрел на нее.

В раздражении она повернулась к нему, слегка, отодвинувшись.

— Не беспокойся. На этот раз я не позволю себе никаких глупостей, если именно это тебя тревожит. — Филиппа тут же пожалела, что не прикусила язык в тот момент, когда эти слова срывались с ее губ. Она знала, что ее тон был непростительно грубым.

Хьюго обиженно поджал губы. Не сказав ни слова, он оставил ее.

Глаза начало щипать от подступивших слез. Филиппа отвернулась к окну.

Фиона и Маргарет переглянулись. У Фионы вытянулось лицо, она вопросительно приподняла брови. Маргарет едва заметно покачала головой и подняла глаза к потолку, давая понять, что удивлена не меньше Фионы.

Филиппа упорно не желала повернуться к ним лицом.

Кроме Хьюго и Филиппы в их компании оказалось еще шесть человек, когда рано утром в пятницу они отправились на ферму в грузовике Боуэнов, который с грохотом подпрыгивал на ухабах горной дороги. Небо было серым от низко нависших облаков, моросил мелкий дождь. Мечты Филиппы не осуществились — она так и не увидела город с высоты птичьего полета, хотя много раз слышала о его необыкновенных красотах. Однако минут через двадцать, когда дорога поднялась выше облаков, они увидели ясное небо и яркое солнце.

— Такое часто случается, — заметил Брайан Филиппе, когда у той вырвалось восклицание при этой неожиданной перемене. — Если облака висят над побережьем, то высоко в горах, как правило, великолепная погода. Хотя, разумеется, бывает и наоборот.

Чтобы долететь до деревни, в которую они направлялись, птице пришлось бы преодолеть менее десяти миль. Но в такой местности прямой путь был невозможен. Как только Фуншал остался позади, дорога начала круто петлять в горах. Сначала они миновали банановые плантации, затем, поднимаясь все выше и выше, проехали через эвкалиптовые и лавровые рощи, окаймлявшие ущелье Соккоридос.

74
{"b":"543746","o":1}