ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

КОСМЕТИКА КОСМОСА

«Косметика космоса, ты…»

Косметика космоса, ты
Слоем золотистой пыли
Легла на обветшалые листы,
И ветер шелестит поблекшею бумагой.
Твои слова, как демоны сухие,
Застыли
За летаргическим стеклом.
Четыре стихии —
Воздух, огонь, земля, влага,
В едином множество, одно во всем,
И в мире, радостью объятом,
Дух проросший плоти разрушенье,
И как последнее освобожденье,
Все разложивший, неделимый атом,
Все течет, все мгновенно,
Души томленье в чуждом теле,
И ты, возврата круг блаженный,
Круг повторений, ритм бессменный, —
Вы истлели!
С прекрасного таинственного Лика
Вы сходите, вчерашние румяна,
Для новых игр, шелков, румян.
С зарею так царица Береника
Окутала кудрями звездный стан,
Роняя плащ, как роза, рдяный.
Ты шепчешь, Демон вечных изменений,
Пророча юность навсегда,
Открывши мне слепительное «да»
В лунных чарах скользких отражений,
В весеннем плене,
В расточенье без счета.
Не всем ли, радостью гонимым
В желанной пристани ворота,
Дано быть ясным и неутомимым?

<1917>

Завтра

Ио орана Хина!

Гоген

Хрупкая Хина, раковина луны,
Все корни зыби и покоя
В тебе блаженно сплетены.
Ты — гул набухшего прибоя
Из мрака льдистой глубины,
Ты — тамариск душистый рано,
Ты — гладкое, гибкое тело
В сонных объятьях моих,
И ты в кудрях цветок шафрана.
Я — твой незаемный, слепительно белый
Источник сиянья.
Твой сумрак душно, сладостно затих,
Тебе не остудить смертельного пыланья.
Оранжевой, лиловой, голубою
Радугой умирая,
Я завтра не вдохну чужое,
А ты будешь всегда купать золотистые члены
В маленьком озере у подножия Пайа,
Ничего не зная, ничего не помня.
Но что мне
Твои измены?
Завтра заря не моя — чужая,
Осиянней не будет,
Когда прохлада вздохами разбудит
Твоего попугая,
Над морем голубым и ясным:
Одно сегодня мы зовем прекрасным!

<1918>

Влажность

Бывает, Леты сладки нам долины,
Зачатий влажность, мертвенность и жуть.
В студеность вод и в лихорадку тины
Всю солнечность отрадно окунуть.
В бесплодье пыль пустынь томится жаждой,
Природа пламени суха, мертва,
Но ливнем облак пал, и в капле каждой
Рождаются живые существа.
Как все пленительно и томно в бане:
Горячий пар, бассейны и тела;
Из крана бьет струя, гремят лохани,
Стекают капли с потного стекла.
Порою отрока крылами тронет
Перед рассветом чуткий полусон.
Он в мути вод, захлебываясь, тонет,
А поутру и нежен и смущен.

<1916>

Сердце ночи

Ты ли, сердце, полное веселья,
Разбилось в кристаллы-комочки?
Все огнистей, осиянней
Радужные грани
Ярких звезд, видных в окно моей кельи.
В хрупкой оболочке
Любви ты билось,
И вот распылилось
В ледяном разреженном пространстве.
Ты забывалось в сладком постоянстве,
Верило с любовью,
Любило верно,
Вливалось биеньем, дыханьем, кровью
В сердце чужое,
А после в покое
Облака-рая,
На родной груди засыпая.
Сердце мое ночное,
Гонимая сворой серна,
Бьется четко и безнадежно.
Пустынна, безмерна,
Мятежна
Фосфорическая сыпь
Зияющего зева.
Кровавый щит Марса, мертвенность Рыб,
Охотник и Дева,
Как собрать и слить вас воедино
В тесный комочек
Сердца, жаркого рубина?
Из лопнувших почек
Слетает бессонный мотыль —
Огромное сердце ночи,
Роняя с крыльев серебряную пыль.
Что же, ты был светлей и кротче
И стал пустынным?
В сердце золотом винным
Намечен твой путь золотой!
Вставая с ложа ласк, Аврора
Шафранной рукой
Приподняла бледнеющего неба окрай.
Радуйся, скоро
Поблекнет звездный рой!
Осиянна голубизна,
И лишь одна
В поле золотом золотая звезда…
О сияй мне, сияй
Всегда, всегда!

<1918>

Морская пустыня

Громады ущелий,
Горячие скалы — вход в Аид.
Как волчья шкура, по камням сухая трава.
Солнце печет, пьянит, слепит,
Разлив лучей истому в теле.
Ветер вздохнет едва-едва,
А море плоское — там.
Шелест, шлепки, ропот, урчание, гам,
Разноголосые, все мятежней.
Из полой сердцевины
Раковины, зеркала радуг,
Знакомый голос легкий, прежний
Так сладок,
Но слаще, звонче, неизбежней
Забвение.
Не слово пленное — дуновение,
Легче паутины
Забвение.
В чаще сухих маслин
Звонок стрекот цикад.
Сзади белеют каймой стены Афин.
Пьяней, чем от крепких вин,
От крепкой тоски
Алкивиад.
«Прочь, помятые венки!
Слепые волны, вернитесь назад,
Время — назад!
Вся твоя мудрость, Сократ,
Забвение».
Бежит вдоль прибоя, пьяный и жалкий,
Разрывает плащ, упав на песок.
Волны разлетаются пылью у ног,
Лепечут, плещутся, шуршат,
Цикады верещат,
И — сладкое тление —
Смешали с йодом запах свой фиалки.
Тигель, реторты, маленький горн, пожелтелые свитки,
Фальшивого золота слитки.
Сицилийский граф,
Маг, музыкант, кондотьер,
Бредит музыкой сфер,
В кресло упав.
На огне сопит и лопается пузырями коричневый сплав,
Стекая в граненые флаконы.
Солнце малиновым диском,
Золотя спелые лимоны,
Прохладно в дымное золото село.
Огласила филомела
Рокотом, трелью, писком
Рощи блаженный приют.
Кто мы, скитальцы?
Сколько лет, часов, минут
Цепко частицы этого тела —
Горло, мускулы, пальцы —
Будут держаться, одна другую питая?
Что для мертвых музыка рая?
11
{"b":"543750","o":1}