ЛитМир - Электронная Библиотека

— Вот и славно. Кирин идет со мной. Тина, Дак, выдвигаемся.

Не говоря ни слова, эти двое припустили в лес. Дэйн взял меня за запястье и повел в противоположную сторону.

Здесь царило лето, и очень скоро мне захотелось расстегнуть куртку, что я и сделала. Ласковый ветерок трепал волосы, заставляя то и дело поправлять челку. Но это были такие мелочи по сравнению с солнышком, которое грело руки, голубым небом без вечного барьера, пряным запахом леса, которым хотелось надышаться. Мне не верилось, что на ближайшие пять лет искусства станут моим домом. Не верилось, но так хотелось. Просто чтобы иметь возможность ходить в лес, в настоящий, естественный лес. С травами, птицами, животными… Последние вызывали трепет, было страшно, но взглянуть на них хотелось до невозможного.

Запястье сжали сильнее, привлекая внимание, и я посмотрела на своего спутника. Дэйн остановился и молча указал на одну из веток. Неужели флаг? Проследила за рукой и замерла. Белка. Маленькая, коричневая, с пушистым-пушистым хвостом. Она держала в лапках какие-то веточки. Мгновение, и скрылась в кроне дерева.

— Спасибо, — искренне поблагодарила я Дэйна. Он усмехнулся, и мы пошли дальше. Складывалось впечатление, что белки для него не в новинку. — Ты уже был в лесу? — Дэйн кивнул, внимательно рассматривая дорогу. — Часто?

— Каждый месяц, — не глядя на меня, сухо ответил юноша. — Отец охотник, и хотел, чтобы я перенял его страсть. Я перенял.

— Везет, — решила не спрашивать про отца: захочет — скажет.

— А ты раньше не бывала? — вернул вопрос Дэйн, остановился и махнул на землю. Он сел первым, словно не боялся испачкаться. Хотя в его одежде это было немудрено.

Повторила его маневр, опустившись на иголки. Долго ерзала, боялась запачкаться, но вроде бы нашла приемлемое положение. Уселась, подтянув к себе колени и обняв их руками.

— Нет, как-то не сложилось в прогулками на природе.

— Безвылазно в столице? — посочувствовал Дэйн.

— Угу, — более равнодушно, чем следовало ответила я. Он понятливо улыбнулся и сделал совсем уж непозволительное: подсел и обнял за плечи.

— Могу пригласить к нам на выходные. Хочешь?

— Хочу.

— Тогда приглашаю.

— С радостью принимаю твое предложение, — отозвалась я. — А твои родители не будут против?

— Против школьных друзей? Нет, что ты. В искусства попадают только избранные, и, если ты здесь, то будешь хорошей партией. А значит, тебя примут в любом аристократическом доме.

— Даже если я не…

— Даже если ты не. Правда, сомневаюсь, что твоя родословная хуже наших. Иначе бы просто не прошла цензуру. Здесь учатся только наследники, чтобы бы не говорила пропаганда.

Наследники и я. Почему-то мне не верилось, что я могу быть одной из них. Скорее произошла ошибка. Какая-нибудь очень глупая и трагическая ошибка. Да, иначе быть не может. Но так хочется остаться. Так хочется…

— Ты приуныла, — заметил Дэйн. Поднялся и встал напротив меня, так чтобы солнце не заставляло щуриться. — А уныние нам ни к чему. Идем. Нам еще нужно флаг забрать у Тины.

— Они его уже нашли?

— Они все нашли. Сейчас разберем по одному и сдадим куратору, пусть порадуется.

— Подожди. Как они их нашли? Ведь нам же не говорили, где они висят. И так быстро…

Дэйн задумчиво оглядел меня, словно решал, сказать или промолчать. Но, вероятно, слова куратора о доверии и команде взяли свое. Юноша наклонился к самому уху и шепотом произнес:

— У Тины есть способности. Никто из посторонних не должен знать, понятно?

— Способности? Она из магов? — изумилась я. Магов забирали с самого детства. Не может быть, чтобы сделалось исключение. Или может? С каждым часом проведенным здесь, с ними, я все больше убеждалась, что нам говорят далеко не все и все незыблемые законы империи прописаны лишь для простых людей.

Дэйн кивнул и предупредил:

— Если кто-то узнает, я лично тебя прикончу.

— Я могила, — подняв руки вверх, пообещала.

— Хорошо, идем.

И снова пошли. На этот раз шли совсем медленно. Вел Дэйн и, складывалось впечатление, что они заранее договорились о месте встречи, что они знали этот лес.

— Ты здесь уже был?

— Нет. Но был мой брат, и дядя, и отец, и все друзья. Они рассказали, — предвосхищая следующий вопрос ответил юноша. — А ты совсем ничего не знаешь о здешних местах?

— Ничего.

— Тогда надейся, чтобы с личным куратором повезло.

— Надеюсь, — улыбнулась я, вспомнив о Хеле. Если первое впечатление меня не подвело, то с ним мне повезло. По крайней мере, так тепло и уютно мне еще ни с кем не было.

— Моим куратором будет сын друга нашей семьи. Он из Клетонов. Будущий граф Клейтон — Саймон Клейтон, — с гордостью похвастался Дэйн.

— Ты так говоришь, как будто от статуса куратора что-то зависит!

— Конечно, зависит. Молись, чтобы тобой именитая особа заинтересовалась. Свита куратора становится и твоим окружением. А если твой куратор в свите, то и ты не поднимешься дальше лакея. У Саймон третья по значимости свита. Лучше только у Димитрия и Хельдерана. Но ты не бойся, я за тебе попрошу, и будем с Саймоном. Для старта хорошая площадка.

Тропинка, на которую вывел Дэйн начала спускаться. То и дело попадались большие камни, но гладкие, совсем безо мха, как будто на них часто сидели и заботились об их состоянии.

— Сейчас еще немного пройдем и все, — сказал юноша, заметив, что я начинаю уставать: не привыкла к таким спускам-подъемам. Дыхание сбивалось, и идти становилось все сложнее.

— А Хельдеран, он какой?

— Хель? Он школьный принц, — несколько недовольно откликнулся юноша. — Бастард императора. С ним лучше дружить. Перейдешь дорогу — пожалеешь.

— Он отомстит?

— Нет, не он сам. Мстить предпочитает Димитрий, а они друзья. Тоже в одной команде были, да и сейчас не расстаются. Так что любой, кто обидит принца, будет иметь дело с ним. А будущий герцог Кассель унаследовал от отца не только внешность. Вот его остерегайся.

— Хорошо, — пообещала я, припоминая Димитрия. Да, он мне и так не понравился, так что и без предупреждения я не собиралась встречаться с ним больше необходимого.

— А чем вызван интерес к Хелю? Хочешь познакомиться?

— Уже, — призналась я. Дэйн споткнулся и быстро развернулся ко мне.

— Ты знакома с Хельдераном?

— Он сказал, что будет моим куратором, — призналась. Под внимательным взглядом Дэйна мне было не по себе.

— Вот как. Тогда ясно, почему Красс от тебя все вопросы отводит. Императорская семейка хранит свои секреты. Но нам-то могла сказать! — последнее прозвучало с долей обиды.

— Но это никак не связано! Мы случайно в поезде встретились.

— Ага, и он по доброте душевной предложил стать куратором. Рассказывай! — Дэйн рассмеялся.

— Это правда, — совсем растерялась я, потупилась, не желая встречаться с его издевательским взглядом.

— Эй, ты серьезно? — он тронул меня за плечо, потормошил — пришлось на него посмотреть. — Ладно, пусть будет случайность. Но в таком случае ты невероятно везучая, Кирин. И я честно признаюсь, что хочу, чтобы и мне так везло.

— Повезет, — пообещала я.

— Ну, если специалист мне так говорит.

Дэйн протянул мне руку, и я ее приняла. Мир был снова установлен.

Тина и Тордак сидели на темных, прогревшихся камнях. Подставляя лицо солнцу и довольно жмурясь, они больше напоминали двух кошек, блаженно растянувшихся на подоконнике. Флаги держала Тина, и они свисали с камня четырьмя яркими тряпками.

— Проблем не возникло?

— Нет, — отрицательно кивнул Тордак, махнул, указывания на соседние камни, вытянул ноги и едва ли не лег, распластавшись, на собственном. — А вы как? Поговорили?

— Да, у нее куратор Хель. — На мой негодующий стон никто внимания не обратил.

— Ну я же говорила, что она наша, — с удовлетворением попеняла Тордаку Тина, подскочила, выпрямляя во весь рост на камне, и махнула флагами. — Ну что, команда, вместе и до конца?

7
{"b":"543753","o":1}