ЛитМир - Электронная Библиотека

Там, где плавающие острова мешают судоходству, с ними расправляются» : разрезают на части и сплавляют по течению, как лес.

Особое происхождение плавающих островков на озере Шайтан в Кировской области. В начале века на этом озере мочили липовую кору, идущую на мочало. Берег здесь илистый, и для замочки коры использовали небольшие плоты. Позднее, когда липа у озера была вырублена, плоты остались на воде. Постепенно на них образовался толстый слой перегноя, и на перегное выросли трава, кустарник и даже деревья.

А вот и совсем необычные острова-призраки. Исследовательское судно «Миклухо-Маклай» изучало воды Черного моря. Однажды работники экспедиции заметили, что цвет моря вдруг резко изменился. Анализ воды показал: корабль находился среди пресной воды! Оказалось, что он встретился с... водяным «островом», который вместе с пресной водой содержал множество камыша, веток деревьев, перьев водоплавающей птицы. Он имел овальную форму, напоминая большую стеклянную линзу (ученые так и называют эти «острова»*— пресноводные линзы), размером около тысячи квадратных метров. «Остров» не стоял на месте, а двигался вместе с течениями в море. Вместе с ним плыли различные живые существа, обитающие только в пресной воде.

Откуда такое?

Разгадка и здесь оказалась несложной. В Черное море несет свои воды голубой Дунай. В его устье, при впадении реки в море, образуется большой пласт пресной воды, лежащий поверх морской. Вот от этого пласта и отрываются время от времени столь необычные «острова» — вода в воде! — пускаясь в дальнее путешествие.

Впрочем, это путешествие не столь уж дальнее. Уплывая от родных берегов, водяные островки быстро «тают» по дороге. Но бывает, что их встречают в десятках километров в открытом море. Только через несколько дней ветер и волны делают свое дело: призрачный «остров» исчезает.

Очень интересна история поисков неуловимых островов-призраков в полярных морях. О таких островах написано много рассказов очевидцев.

В 1707 году английский капитан Джиллес увидел на горизонте к северу от Шпицбергена землю. Добраться до нее он не смог, но был уверен, что это не оптический обман. « Землю* нанесли на мореходные карты. Прошло около двухсот лет. В самом конце прошлого века к Северному полюсу на ледоколе «Ермак» направилась экспедиция русского ученого, адмирала С. О. Макарова. Члены экспедиции вновь увидели «землю» — там же, где ее обнаружил Джиллес. Позднее Макаров писал: «Общая радость при виде этой земли была несказанная. Каждый путешественник доволен, если ему удается сделать хоть маленькое открытие... Видели ли мы действительно землю? Думаю, что да, но поручиться за это невозможно. Если бы это были облака, то они не смогли бы продержаться на одном месте в течение суток».

Но, может быть, это все-таки был мираж? Нет, в 1925 году еще один мореплаватель, Уорслей, вновь заметил в этом районе контуры острова.

Казалось бы, «земля» существует. Однако спустя еще три года в этих водах побывал наш ледокол «Красин», и... никакого острова моряки не обнаружили. В 1930 году к этому же выводу пришел полярный исследователь Н. Н. Зубов.

Однако прошло пять лет, и он же увидел к северу от Шпицбергена остров-призрак!

Интересны воспоминания известного полярного летчика Героя Советского Союза Черевичного. В 1962 году он рассказал в «Неделе» о своих поисках такого же неуловимого острова:

«Впервые я увидел их несколько лет назад во время ледовой разведки. Был август, самое горячее время для полярных летчиков. Наш гидросамолет обеспечивал проводку судов на трассе Северного морского пути. Мы покрывали не одну тысячу километров над льдами и чистой водой, уходили далеко в глубь полярного бассейна.

На этот раз нам предстояло пробыть в воздухе более двадцати часов. Погода быстро ухудшалась. Вскоре мы вошли в полосу туманов. Сверху нависли свинцовые облака. А в кабине запахло традиционным черным кофе. Но было не до кофе. На плоскостях появился слой льда, оборвалась часть обледеневших антенн, срываясь с лопастей винтов, забарабанили по бокам лодки льдинки. Скорость упала. Мы стали набирать высоту, пытаясь пробить облачность. А просвета в облаках все нет и нет. Вероятно, верхняя кромка их где-то очень высоко, и нам за нее не выбраться.

Значит, опять вниз, на поиски разрыва облачности у самого льда... Стараясь не остудить моторы, снижаемся. На высоте 300 метров обнаружили просвет. Сразу стало легче. На плоскостях лед начал исчезать, прекратилась тряска винтов, машина ожила. По штурманским расчетам, до поворотной точки осталось минут десять — двенадцать. Вот только избавимся от этой сосульки, что висит на приемнике скорости, снизимся до бреющего и увидим, что под нами. Мы на ледовой разведке. И нужно, обязательно нужно увидеть лед. Какой он?

На 30 метрах «вываливаемся» из облаков. И вдруг... прямо по курсу, совсем рядом, — земля!

Земля в районе полюса! Не может быть. Не раз бывал я здесь, не раз садился на льды, но земли никогда не видел. Откуда ей здесь быть? И все-таки прямо перед нами земля — два скалистых островка высотой в 10—15 метров, совершенно обнаженные, снег на них стаял. Делаю круги. Под плоскостью проскакивает какая-то птица. За ней другая. Всматриваемся. У самой земли — много птиц. Через внутренний переговорный аппарат слышу голос: «Слева — дым корабля». Смотрю влево. Одолевает озноб. И впрямь, кажется, дым. Может быть, мы у берегов Канады? Нет, даже самый сильный ветер не мог унести нас так далеко. И все-таки под нами земля.

Всмотревшись, обнаруживаем, что дым не от ледокола, — от узкого парящего разводья. Жарко. Вскользь бросил взгляд на правый угол приборной доски: забортная температура плюс 12°.

...Я оставил пилотское кресло и вошел в штурманскую кабину. Валя Аккуратов наносил на карту пеленги. В пересечении линий он поставил жирную черную точку и обвел ее красным карандашом. Все правильно: землю мы видели именно у полюса!

С тех пор загадочные острова у полюса не давали нам покоя. Начались поиски. Летом следующего года наш маршрут ледовых разведчиков пролегал галсами от побережья к Северному полюсу с возвращением на следующую береговую базу. Мы продвигались на восток треугольниками, вершины которых уходили к полюсу.

В назначенный срок наш самолет поднялся в воздух. Начало маршрута — в Мурманске, первая посадка — на аэродроме Диксон. Нужно было засечь кромку льда в Баренцевом море. Не прошло и трех часов, как разразился шторм. А потом беды на наши головы посыпались одна за другой... В этом полете нас постигла неудача. Не повезло нам и в дальнейших полетах: загадочные острова мы так и не увидели.

...Прошли годы. Каждый год весной и осенью уходили в высокие широты самолеты. Они избороздили во всех направлениях воздушное пространство в этом районе, но земли не обнаружили. Что же это было? Быть может, кому-то из моих коллег, полярных летчиков, удастся снова увидеть эти таинственные острова, и, быть может, в другом месте. Или ученые, познакомившись с этим нашим приключением, выскажут свои предположения, и мы узнаем с тобой, читатель, новое о тайнах Северного Ледовитого океана».

Итак, перед нами одна из загадок природы. Что за ней кроется? Подойдем к разгадке, вспомнив одну полузабытую историю.

Ледяные бродяги

В апреле 1912 года из английского морского порта Саутгемптон отправился в свой первый трансатлантический рейс только что построенный «морской гигант» — пассажирский лайнер «Титаник». Это было крупнейшее судно мира. На борту его находилось 2207 человек.

По единодушному отзыву специалистов, «Титаник» был самым надежным кораблем. Он имел двойное дно и шестнадцать водонепроницаемых отсеков.

Утром 14 апреля радист лайнера получил предупреждение с парохода «Карония»: «Капитану «Титаника». Корабли, следующие на запад, сообщают об айсбергах и плавающих льдинах в районе 42 градуса Норд, от 49 градуса до 51 градуса Вест. С приветом Барр». Но капитана это не беспокоило. Лайнер полным ходом шел к берегам Америки.

85
{"b":"543756","o":1}