ЛитМир - Электронная Библиотека

— Чего мне ожидать? — спросил Линч. — Фэлкон был близок к Увяданию?

— Ему всего сорок.

— Что с того? — возразил Линч. — Иногда вирус захватывает человека стремительнее, чем обычно. Я видел восьмидесятилетнего с уровнем вируса таким же низким, как у двадцатитрехлетнего.

— Никаких признаков альбинизма, — парировал Бэрронс. — На коже здоровый румянец, волосы по-прежнему светло-каштановые, глаза ореховые. Будь его уровень вируса выше, к настоящему времени цвета начали бы исчезать.

Откуда-то донеслись приглушенные крики. Взгляд Линча остановился на закрытом кабинете.

— Как именно вы его усмирили?

— Выстрелил дротиком с болиголовом, — ответил Бэрронс. — Яд парализовал его всего на минуту.

— Минуту? — выпалила Роза.

Линч почти забыл о ней. Почти.

Оба мужчины оглянулись.

— Прошу прощения, — извинилась помощница. — Я читала об этих новых концентратах из болиголова в научном журнале. Думала, они парализуют голубокровного минут на десять.

Ни один научный журнал не отважился бы говорить о подобных вещах. Иное дело пропагандистские брошюры, которые печатали гуманисты. Линч прищурился. Его секретарша разделяла идеи гуманистов? Или просто была одной из многих любопытных в Лондоне, прочитавших эти проспекты, когда их распространили?

Он знал человека, информатора, несомненно преданного Эшелону, которому нравилось читать брошюры, невзирая на верность. Джован находил забавными карикатуры на принца-консорта в образе бледного жирного стервятника, нависшего над королевой.

— Период времени зависит от уровня вируса, — объяснил Бэрронс. — Чем выше уровень, тем быстрее проходит паралич. Я на себе испытал. Мне потребовалось четыре с половиной минуты до того, как стал возвращаться контроль над конечностями.

Выходит, у Бэрронса высокий показатель заражения. Линч сделал мысленную пометку подумать об этом в будущем.

— Если у лорда Фэлкона невысокий уровень вируса, как же ему удалось так быстро восстановиться? — нахмурилась Роза.

— Загадка, — ответил Бэрронс. — Этому нет объяснений. Фактически, вообще нет никакого объяснения его состоянию.

Вся троица остановилась перед дверью в кабинет. Изнутри слышался глухой стук. Затем что-то раскололось.

Бэрронс тут же потянулся к дротикомету на боку.

— Я привязал Фэлкона к креслу, — признался он. — Полагаю, он только что сломал его. Будьте готовы к чему угодно.

Добравшись до двери, лорд осторожно открыл ее и скользнул внутрь. Линч сжал свою трость-клинок и глянул на Розу.

— Стойте здесь, — отчеканил он и поспешил за Бэрронсом. Если он угробит наследника герцога Кейна, то поплатится собственной головой.

В комнате было тихо и темно, тонкие занавески колыхались на легком ветру. Куски разломанного кресла усеяли ковер перед столом, в кровавых лужах валялась отброшенная веревка.

Бэрронс устремился к окну и выглянул наружу.

— Проклятье, — выругался он. — Должно быть, Фэлкон удрал.

У Линча волосы на затылке стали дыбом.

— Это катастрофа. Если он будет свободно разгуливать по городу, это спровоцирует массовую истерию, — сказал Бэрронс. — Нужно схватить его прежде, чем он уйдет слишком далеко.

— С чем мы тут имеем дело? — спросил Линч, поняв все, что молодой лорд не стал говорить при Розе.

— Голубокровный ведет себя так, словно у него Увядание. Действуйте так, будто столкнулись с вампиром, Линч, и вы не ошибетесь.

Линч застыл. Превратиться в подобную тварь было единственным страхом голубокровного. Вампир мог убить сотни, прежде чем его одолеют. Однако Эшелон поднабрался опыта по контролю подобных вопросов. Если аристократ каким-то образом ухитрялся скрывать уровень вируса, его плоть все же демонстрировала верные признаки Увядания. Он начинал вонять гнилью, а тело медленно деформировалось в жилистую, бледную, словно личинка, четвероногую тварь.

У Ночного ястреба мурашки побежали по спине. Бэрронс пошел мимо него к двери, Линч же медлил. Сейчас он учуял некий аромат. Что-то сладкое, как мороженое или плюшки, посыпанные сахаром.

Капала кровь.

— Бэрронс, — протянул он. — Я не думаю, что он вышел в окно.

Лорд, уже достигший двери, резко оглянулся через плечо. Линч медленно поднял глаза, а Бэрронс задрал голову. Он мгновенно понял, где Фэлкон.

Бэрронс выхватил пистолет, Линч отскочил прочь, а человек, когда-то бывший Фэлконом, бросился с потолка. Он приземлился туда, где только что стоял Линч, и, когда тот перекатился, кинулся к Бэрронсу.

Огонь выстрела в темной комнате мгновенно ослепил Линча. Он мог видеть лишь пару темных сцепившихся теней, затем последовал вопль Бэрронса, и молодой лорд рухнул.

Линч достал собственный пистолет, но перед глазами плясали светящиеся точки. Ринувшись вперед, он добрался до Фэлкона и со всей силы дернул его, отрывая тварь от лорда. Кровь окрасила воздух. Линч ощущал ее привкус, запах заполнил ноздри. Однако не время оценивать ущерб. Фэлкон извернулся так, как не способен был даже голубокровный, и прыгнул на ястреба.

Удар обрушился на руку, пистолет полетел по полу. Линч заскрипел зубами. Рука оказалась почти полностью вывернута из сустава. Он крутанулся, уходя от новой атаки, и наконец смог рассмотреть противника.

Лицо Фэлкона перекосило от ярости, глаза были дикие. Ничего человеческого за ними не скрывалось. Волосы и одежда заляпаны кровью, ногти на руках заострились. Линч успел заметить это, прежде чем они устремились ему в лицо.

Ястребу едва удалось блокировать тростью первый удар, затем еще, не говоря уже о том, чтобы использовать оружие для своего преимущества. Фэлкон был крайне быстр, и каждая атака отражалась у Линча в мышцах предплечья. Ястреб выхватил клинок из трости, но Фэлкон резко ударил, скрипнув ногтями по стали, и выбил его из руки соперника.

— На помощь! — заорал Бэрронс, приподнимаясь.

Кровь пузырилась на его губах, а грудь представляла собой сплошное месиво. Ухватившись за запятнанный бархат, он попытался сесть, опираясь на стену.

Фэлкон повернул голову на звук, и Линч воспользовался шансом. Он прыгнул вперед, повалив вампира на пол и, используя свою собственную значительную силу, надавил Фэлкону на лицо. Затем, дернув за руку, вывернул ее, проведя прием захвата плеча твари.

Из открывшейся двери комнату затопил поток света.

Линч отпрянул, а Фэлкон под ним с недюжей силой попытался подняться. Влетела Роза с пистолетом в руках.

— Вон! — вскричал Линч. — Прочь из дома!

Фэлкон напрягался, сухожилия на его плечах затрещали. У Розы от удивления отвисла челюсть. Линч с ужасом почувствовал, как соскальзывает захват.

— Беги! — пронзительно закричал он.

Фэлкон изогнулся и сбросил его. Линч врезался в стену, воздух со свистом покинул легкие. Он оперся на руки и колени и смог увидеть, как Роза летит по коридору. Фэлкон размытым пятном следовал за ней.

— Перри! Гаррет! — Он оттолкнулся от стены и шатаясь пошел к двери. Что-то болело в боку. Может, ребро треснуло. Не время думать. Нужно остановить Фэлкона — прежде, чем чудовище разорвет Розе глотку.

От подобной мысли грудь опалило огнем. Стремглав вылетев за двери, он увидел, как хлопает от движения фалда одеяния Фэлкона, когда лорд спускался по ступенькам. Где-то завизжала Роза, и выстрелило оружие.

— Черт возьми! — донесся от входных дверей голос Гаррета.

Линч рванул через коридор. Он не понимал, что происходит. Раздалась пальба. Перри выкрикнула имя Гаррета, затем выстрелы оборвались.

Перепрыгнув через перила, Линч в воздухе жадно окинул взглядом развернувшуюся сцену. Роза оступилась у основания лестницы и двигалась неуклюже. Гаррет осел, хватаясь за грудь. Вероятно, он был единственной причиной, по которой Роза все еще оставалась жива. Фэлкон задержался, чтобы напасть на него первым.

Линч тяжело опустился на мрамор в фойе, ноги тряслись. Фэлкон, игнорируя его, прыгнул на Розу и пригвоздил ее к полу. Раздался треск от удара головы о мраморные плиты, из рук несчастной выпало оружие.

14
{"b":"543761","o":1}