ЛитМир - Электронная Библиотека

Принц-консорт кивнул, и командир гвардии прошел мимо Линча. Бледные глаза горели честолюбием.

— Мне приятно видеть, когда мужчина резво подходит к делу, — сказал принц-консорт.

— Ему не помешает преимущество. Это все, что вы от меня хотели? У меня дела.

— Не сомневаюсь. Нападение Фэлкона?

То, как он произносил слова, будто пробовал почву, встревожило Линча. Принц-консорт был не единственным, у кого появился заинтересованный блеск в глазах. Все члены Совета застыли, напоминая собой воплощение живейшего предвкушения или страха.

— Я считаю, что дела Фэлкона и Хэвершэма связаны. У меня нет сведений по поводу вещества, которое вызвало у них жажду крови, но свидетельские показания и мои собственные выводы проводят между ними параллель.

— Значит, это правда? Они оба испытывали неудержимую жажду крови? — шепотом уточнила огненноволосая герцогиня Казавиан.

— Они вели себя так, будто достигли Увядания, — ответил Линч. — Однако у обоих уровень вируса был довольно низким. Похоже, их состояние резко обострилось.

— Мне доложили, что Фэлкон умер от вашей руки. Он был моим дальним родственником, — напомнил принц-консорт.

— Он зарезал всех домочадцев. У меня не было выбора. Вырвись он в сити, к утру начались бы мятежи, вызванные паникой.

Принц-консорт опустил взгляд. Теперешние отношения Эшелона и рабочего класса были таковы, что малейшее происшествие вызвало бы бунт, и правитель это знал.

— Я требую отчета по расследованию. Меркурий остается вашим приоритетом, но я не могу позволить, чтобы это безумие продолжилось. Дело ведь не в особой болезни, поражающей голубокровных?

— Нет. — Линч задумался. — Нападения происходят очень быстро. Судя по всему, лорд Хэвершэм провел с супругой замечательный вечер в опере, а потом разорвал ее на кусочки. Никаких симптомов болезни, ни следа того, что он был не в себе. Похоже, на него подействовал некий токсин или яд, хотя убедительных доказательств нет.

— Вы их найдете.

— Найду.

Линч и принц кивнули друг другу.

— Вы свободны. И я жду отчет к завтрашнему утру.

— Как пожелаете.

Глава 7

Возле бочки с огнем на углу улицы не наблюдалось ни души. Наступила ночь, и город задыхался под гнетом военного положения. По Лондону шастали металлогвардейцы, стуча по булыжникам железными ступнями.

Линч в плаще до пят не обращал внимания на кусачий мороз. О Меркурии уже три ночи не было ни слуху, ни духу. После встречи Совета Линч выпустил на улицы больше Ночных ястребов, чтобы препятствовать морю Ледяной стражи. И почти испытывал благодарность, что Меркурий ушел в подполье. Уж лучше перерезать себе горло, чем увидеть эту женщину в руках Мейтленда.

Услышав тяжелую поступь эскадрона металлогвардейцев, Линч тихонько выругался. Схватившись за край водосточной трубы, он взлетел на крышу ближайшего дома. С такой выигрышной позиции открывался прекрасный вид на город, а самому можно укрыться от большинства глаз. Ему не хотелось, чтобы Мейтленд ходил за ним по пятам, пытаясь выяснить, какие ниточки есть у Линча для поимки главы гуманистов.

Без сомнения, пара Ночных ястребов непременно побегут докладываться Совету, а то и самому Мейтленду — таков мир. Но если конкуренты надеются нарыть что-то внутри Гильдии, то сильно прогадают. Все важное Линч хранил в голове, откуда сведения никому не достать.

Быстро переходя по крышам, он увидел маячившую впереди стену анклавов. В последний раз, когда Линч был здесь, весь его мир потрясла худенькая девушка в маске. Желание охватило его жаркой рукой. Как он горел! Линч отчаянно желал соперницу, хотел обнять ее и отомстить.

Легко спрыгнув с крыши, он направился к сторожке. Внушительный охранник в куртке без рукавов шагнул вперед и окинул Линча мрачным взглядом:

— Эй, негоже шастать ночью…

Линч распахнул плащ, показывая броню из черной кожи.

Страж поклонился, с трудом скрывая недовольство:

— Мои извинения, милорд…

— Я не лорд. — Линч прошел мимо к сторожке. — Мне нужно посмотреть ваши записи.

Охранник вскинул голову:

— Сэр, мы не можем давать их без приказа Совета.

Линч уставился на него и прошептал:

— Ключ.

Поджав губы, мужик что-то проворчал и осмотрелся:

— Я не хочу неприятностей. — Но стянул цепочку с ключом через голову и передал Линчу.

Тот взял ключ и повернулся к сторожке:

— Ты меня тут никогда не видел.

Внутри пахло несвежим кофе и замороженной ветчиной. Было темно, но Линч легко ориентировался среди теней, а потом вытащил из кармана факел.

Помещение с картотекой — длинная комната, полная шкафчиков — находилось рядом с основным залом. Здесь хранили документы с именами, описанием, грубыми фотографиями и серийным номером каждого механоида. Проигнорировав папки с мужскими именами, Линч встал перед женскими досье, отбросил факел и открыл первый ящик.

По закону, всех механоидов регистрировали. Надо найти женщину метр семьдесят с механической левой рукой. Специальный заказ с клинком, иглой и, без сомнения, еще каким-нибудь приспособлением.

И тогда он ее поймает.

Осталось лишь понять, что с ней делать дальше.

***

Дверь в святая святых Линча была закрыта.

Розалинда смотрела в сторону коридора, аккуратно складывая письмо и запечатывая конверт. Командир ястребов пропадал последние два дня. Все в комнате свидетельствовало о его присутствии: множество раскиданных документов, латунный спектрометр в углу для расчета уровня вируса, шкафчик с бутылками с кровью и та самая проклятая карта на стене, однако сам он был неуловим, как ветер.

Роза не знала, благословение это или проклятие. Хотя отсутствие хозяина позволило ей вдоволь покопаться в его бумагах в поисках упоминания о брате или мехах, но она все равно испытывала раздражение.

Та ее половина, что играла роль Меркурия — опасная натура, ищущая нечто захватывающее, — царапала кожу, будто власяница. Ее снедало нетерпение от бездействия. Из-за прилагаемых Линчем усилий отыскать Меркурия Розалинде пришлось затаиться. Каждую ночь она сидела дома, изображая приличную вдову. И раз командир и днем не появлялся, то у нее даже не вышло посостязаться с ним в остроумии.

Розалинда отложила письма и прошла к окну, постукивая по юбкам канцелярским ножом. Дневное солнце пробивалось сквозь серые тучи, придавая миру унылые краски.

Не выдержав и минуты, она медленно повернула голову и посмотрела на дверь, ведущую в кабинет Линча. Здесь нет ничего о Джереми, но, возможно, она не там смотрела?

Или ее просто снедает беспокойство.

В это время дня в Гильдии было тихо, большинство Ночных ястребов спали, готовясь к ночному бдению. Розалинда подошла к двери и прижалась к ней ухом. В покои Линча можно было попасть лишь через его кабинет, так что он не войдет с другой стороны. Кончики пальцев зудели. В последний раз осмотревшись, она вонзила нож в замок.

Тонкий кончик заскрипел по железу. Розалинда склонила голову набок, прислушиваясь к каждому щелчку и открывая замок на ощупь, будто слепой, лапающий шлюху. Вдруг кончик застрял. Она затаила дыхание и осторожно повернула. Медленно, медленно…

Щелчок.

И замок открылся.

По спине побежали мурашки. Роза облизнула губы и в последний раз оглянулась в сторону коридора. От адреналина чуть не закружилась голова.

Она поспешно вошла. В комнате было темно, окна закрывали тяжелые занавеси. Розалинда отодвинула одну из них, и яркий свет наполнил помещение, отчего стала видна пыль, вьющаяся над турецким ковром.

Когда глаза привыкли к освещению, она осмотрелась, машинально вертя нож. А кабинет больше, чем казалось снаружи. Надо было действовать быстро, но, несмотря на изначальные намерения, взгляд притягивала дверь в личные покои хозяина. Розу грызло любопытство. Она знала, что Линча там нет. Складывалось впечатление, что он вообще не спит. Замок на его спальне буквально манил… Сущее безумие

20
{"b":"543761","o":1}