ЛитМир - Электронная Библиотека

И Ночные ястребы, и герцогские слуги отошли, освободив круг. Один из охранников в красном выступил вперед. Линч поднял голову и оскалился:

— Довольно!

Он с силой ударил руку герцога о плитку. Тот выронил меч. Вставая, Линч отбросил клинок ногой, отшатнулся и прижал руку к боку.

На пол закапала кровь.

Розалинда поспешила вниз. Она до сих пор видела, как Линч заслонил ее собой. Принял на себя удар, предназначенный ей.

И не могла разобраться в своих эмоциях. Линч успокаивающе посмотрел на нее, и Розалинда замедлила шаг. Из-за черной кожаной брони она не могла понять, насколько сильно он ранен. Но нельзя спрашивать сейчас, в присутствии герцога и его слуг. Стоит показать слабость, и Блайт тут же накинется.

— Мы уходим, — приказал Линч, резко кивнув своим подчиненным. — Я хочу, чтобы предварительные отчеты были готовы к утру. — Затем обнял Розу за талию, будто защищая, и прижал к себе.

Блайт с трудом сел и сплюнул кровь:

— Тебе не сносить головы…

Линч молниеносно развернулся, и герцог вздрогнул, а его люди выступили вперед, держась за оружие. Все смотрели на Линча, который с яростью уставился на Блайта:

— Если вы посмеете снова напасть на одного из моих людей, я вызову вас в атриуме, клянусь.

Затем Линч высвободился, взял Розалинду за руку и повел к двери.

Глава 9

— Вы сильно ранены?

Линч откинулся на сиденье экипажа. Дверь закрылась, и карета погрузилась во тьму. Он слышал, как Перри, приказав мужчинам расступиться, вскарабкалась на место кучера. Затем запустила механизм, и под экипажем раздался гул.

— Линч?

Миссис Марбери встала на колени на сиденье рядом, и ворох юбок накрыл его ноги. Линч так ослабел — черт побери Блайта! Прерывисто вздохнув, он убрал руку от раны на боку и поморщился. Ноздри наполнил запах крови, а рот — слюна. Окружающий мир завертелся, и теплое тело рядом стало единственным якорем в этом вихре.

Такое жаркое, такое манящее. Линч перестал видеть краски, теперь только серебристый луч лунного света падал на бледную кожу шеи Розы. Внутренний демон тут же проявился, чуть было не подмяв Линча под себя. Острое желание резало как нож, а внутри все сжалось от потребности. Боже.

Линч схватил ее за руку, собираясь отодвинуть. Роза, хоть и напряглась, но не отстранилась. Он склонился над ней, ощущая легкий аромат лимона и льна, вздрогнул и прокаркал на волоске от безумия:

— Дьявол тебя побери, оставь меня в покое!

— Вот, — мрачно пробурчала она, вытащив из сумочки что-то серебристое, мелькнувшее в лунном свете, когда паровой экипаж двинулся с шипением, напоминающим закипающий чайник. Послышался звук откручивающейся крышки, а потом Роза прижала что-то к губам Линча.

Почувствовав на языке кровь, он с изумлением схватил секретаршу за запястье и запрокинул флягу. Нужно много крови. Все, что угодно, лишь бы сосредоточиться и сдержать внутреннего демона.

Осушив содержимое, Линч тяжело дыша откинулся на мягкие подушки. Роза забрала сосуд и аккуратно закрутила крышечку.

Он чувствовал ее взгляд. Мир словно ушел на второй план, и остались только они, тихо дышащие в полутемном экипаже. Даже боль в боку чуть унялась. К утру не останется и шрама благодаря высокому содержанию вируса в крови.

— Спасибо.

Роза тихонько выдохнула и наклонилась:

— Это я должна сказать спасибо. Удар предназначался мне. Дайте взглянуть на рану.

— Все заживет.

Стянув перчатки, она нащупала застежки его брони. Даже в тусклом лунном свете, он заметил шрамы на левой руке и более бледную кожу. «Мой отец…»

Ему вдруг захотелось узнать, что ее папаша сотворил, но Линч не решился спросить. Роза впервые сняла перед ним перчатки, и, подняв взгляд, он осознал, что она заметила его интерес к ее слегка огрубевшим пальцам.

Роза быстро опустила глаза, расстегивая еще одну пряжку. Она покраснела, будто его внимание ее смущало. Линчу было плевать на обезображенную руку, но он решил уважить желание дамы и промолчал.

Как только кожаный нагрудник поддался, Линч нахмурился. Броня, созданная, чтобы смягчить удар кулака или ножа, против меча Блайта оказалась почти бесполезна.

— Зачем он это сделал? — прошептала Розалинда, разорвав его рубашку и открывая кожу.

Линч задрожал от прохлады, чувствуя стекающую по бедру ледяную кровь. Клинок прошел прямо под ребрами.

— Что именно?

Нежные пальчики коснулись раны.

— Напал на вас. Почему решил, что вы виновны в смерти его сына?

— Я уже говорил, что мы с Алистером были кузенами. — Линч оскалился и тихонько зашипел, когда Роза задела особо болезненное место. — Блайт давно уже считает, что я хочу занять место Алистера и стать наследником дома.

— Это очень далеко от правды.

— Когда-то было иначе, — признался он, рассматривая ее в мерцающем свете уличных газовых ламп.

Ее молчание было почти невыносимо, а на лице появилось выражение неудовлетворенного любопытства.

— Конечно, вы же были кузеном лорда Эрондейла. А значит, племянником герцога.

— Третьим в очереди на герцогство, — с безразличной улыбкой подтвердил Линч. — Мой отец и Блайт никогда не ладили. Он родился всего через час после Блайта и так об этом и не забыл.

Розалинда погладила большим пальцем обнаженную кожу его бока.

— Он желал, чтобы вы стали герцогом?

— Заставлял меня соревноваться с Алистером во всем, чтобы проявить себя. Алистер — наследник по праву рождения, но я мог бы свергнуть его при желании. Хватило бы дуэли перед двором по достижении совершеннолетия. И его смерти.

Воспоминание сильно ранило. Линч был готов на все ради отца, но только не на убийство кузена.

Он украдкой смотрел, как Роза нежно и машинально поглаживает его бедро.

— Не знаю, зачем я вам это рассказываю.

— Вы ослабели, — ответила она, обнажив белые зубы в улыбке. — И я пользуюсь случаем. — Затем села и со вздохом приподняла подол.

Линч застыл. Белые пенистые нижние юбки заблестели в слабом лунном свете, открывая гладкие ножки в чулках. Розалинда резко рванула подол, и у Линча внутри что-то сжалось.

— Что вы делаете?

— Я не воспользуюсь положением, расслабьтесь.

Она скомкала полоску ткани и оторвала еще ленту от подола, будто не замечая, что взгляд Линча прикован к ее лодыжкам.

Опустив юбки, Роза встала на сиденье на колени и наклонилась. Тени окружили ее торс, но Линч все равно различил смутный силуэт ее груди. Помощница прижала самодельную повязку ране и решительно его опоясала.

Роза прикусила губу. Линч смотрел на нее, совершенно застыв. Он ощущал жар ее тела и сознавал мизерное расстояние между ними. Она была лишь тьмой и жаром, тенью женщины, тревожившей его желание, его сны. И тут он понял, что, оставшись в одиночестве, станет грезить о ней.

Ошеломляющая мысль. По ночам его будоражила Меркурий, но что-то привлекало Линча в этой оплетенной тенями женщине — Розе. Ощущение нежности.

Собственная секретарша. Черт побери. Окажись на его месте один из подчиненных, он бы подвесил сластолюбца за ноги.

Шелковистая, пахнущая лимоном прядь волос коснулась щеки Линча в темном экипаже. Роза занималась его раной и не заметила, как он повернул голову и вдохнул аромат. Какие бы духи помощница ни использовала, они настолько пропитали ее кожу и волосы, будто она в них искупалась. Он едва ощущал ее природный запах. При этой мысли во рту пересохло. Безумно захотелось уткнуться лицом в ее шею, чтобы испить этот аромат.

— Ну вот, — прошептала Роза, завязывая концы импровизированного бинта. Закончив, она тут же натянула перчатки, будто чувствовала себя без них уязвимой. — Повязка должна продержаться до Гильдии.

Линч прерывисто вздохнул:

— Спасибо, вы знаете свое дело.

— Как и всегда. — Она мягко улыбнулась, и в ее черных глазах отразился серебристый лунный свет. Роза медленно опустила взгляд и посерьезнела. — Вы знали леди Эрондейл.

26
{"b":"543761","o":1}