ЛитМир - Электронная Библиотека

Не вопрос, а констатация факта.

— Аннабель?

Мысль о ней врезалась в дымку желания как нож.

— Вы очень бережно обошлись с ее телом.

Линч резко вздохнул и сел ровнее. «Аннабель». Чувство вины оставило мерзкий привкус во рту.

— Она была супругой моего кузена.

Он знал, что секретарша услышала резкость в его голосе, и попенял себе за дурацкое поведение. Линч не любил говорить о себе: в свое время эта история попала в газеты, и все журналисты не преминули высказаться о случившемся. Немногие из них подошли близко к правде, но неважно. Он подозревал, что за половиной выдумок стоял Блайт, хотя правда мало бы навредила герцогу.

Прежде Линча это не заботило, но его задело любопытство миссис Марбери.

— Зачем вам знать?

— Затем… — Она попыталась найти слова, краснея.

Он проследил, как румянец расползается по щекам и шее.

— Я не собираюсь удовлетворять ваше праздное любопытство.

Слова стали сродни пощечине. Роза с удивлением воззрилась на него:

— Я подозреваю, что вам сегодня нанесли не одну рану. Мне хотелось… вас успокоить, ничего больше.

Отодвинувшись, она прислонилась к двери экипажа и выглянула в темень ночи.

— Вам не любопытно?

Она опустила ресницы и уставилась на колени. Линча влекла ее шея. Ему хотелось прижаться к ней губами, слизнуть лимонный аромат с кожи, почувствовать солоноватый привкус.

Линч застыл, снова охваченный голодом, который тек по его венам. Попробовать, всего раз… подмять под себя, прижать клинок к горлу, ощутить во рту горячую кровь, пока добыча слабо трепыхается…

Роза была искушением, которое ему не следовало принимать под свою крышу. Сорок лет он сдерживал порывы голода, а она разрушила его самообладание, будто слабенький барьер. Тревожное осознание.

«Я справлюсь».

— Конечно, любопытно. Но мои мотивы не имеют отношения к досужим сплетням.

— Значит, у вас личный интерес?

Молчание затянулось, и Линч снова принялся рассматривать ее, вцепившись пальцами в сиденье.

— Да, личный, — наконец призналась Роза, на миг глянув в его сторону.

Не только его задело это безумие. Сражаясь со своим телом, он заставил себя вспомнить про Аннабель, лежащую на полу и будто обвиняющую в предательстве.

Сработало, словно ушат холодной воды в лицо.

— Я же сказал, что мы с Алистером соперничали во всем.

— Вы любили ее?

— Не знаю, мне было пятнадцать. — Линч резко рассмеялся. — Она меня увлекла, я был молод и очарован. Хотел ее получить. Ни я, ни Алистер не желали доводить наше соперничество до дуэли, поэтому призом стала Аннабель.

— И лорд Эрондейл выиграл?

Он закрыл глаза, представляя Аннабель. Они не виделись много лет. Его изумило, как она постарела, но Линч все равно узнал ее элегантные скулы и губы, будто созданные для смеха. Он почувствовал себя виноватым. А еще его снедали сожаление и скорбь…

— Прошу прошения, я не знала, что вы все еще к ней неравнодушны.

— Я не видел ее больше тридцати лет. — Старая рана, корку с которой сорвало случившееся. — Мне говорили, что он хорошо с ней обращался.

Казалось, Роза боролась с собой. Она медленно накрыла его руку своей. Нежное, робкое движение, сделанное с видимым усилием.

— Мой муж, — начала она и запнулась. — Я вышла… за него не по любви. Поначалу я специально завлекла его в брачные сети. — Роза украдкой посмотрела на Линча, пытаясь понять его реакцию. — Теперь мне его не хватает. Он так меня любил, а я… о многом сожалею.

Линч молча погладил ее большой палец.

— Чувство вины никогда не пропадает, но притупляется, — уныло призналась она. — В конце концов, когда он узнал о моем поступке… по лицу я поняла, что он тут же меня возненавидел. Но если бы мой муж выжил, мне было бы плевать на его ненависть. Только бы он жил. Только это имело значение.

Она замолчала. Линч прислушался к звуку дыхания Розы, наслаждаясь ее прикосновениями.

— Как вы думаете, что произошло? Если, как вы утверждаете, ваш кузен любил жену, что же заставило его убить ее?

— Понятия не имею. — Он выглянул в окно и сжал ее пальцы, чувствуя себя странно уязвимым. — Но обязательно выясню.

Экипаж ехал мимо парка; в ночи блестели ряды газовых фонарей. Вдруг уловив что-то краем глаза, Линч пригляделся повнимательнее. У рощи стояла знакомая фигура в черном шелковом плаще.

Меркурий.

Сердце подскочило к горлу, вырвав его из горестных раздумий и словно оживив.

— Останови экипаж! — закричал Линч, выпустив руку Розы и распахивая дверь.

Замаскированная беглянка послала ему воздушный поцелуй и скрылась в роще. Он выпрыгнул на ходу, зашатавшись при приземлении, прижал руку к ребрам и проклял свою немощность. Как же не вовремя тело подвело.

— Сэр? — Перри выключила бойлеры и встала на колени на своем сидении, внимательно вглядываясь в темноту.

— Меркурий! — рявкнул Линч, указывая в сторону парка. — Я видел ее среди деревьев. За ней!

Он отвел липкие пальцы от своей раны. Бежать самому нет смысла. Его охватило раздражение.

Перри спрыгнула и побежала к парку.

Раздался шелест юбок, и Роза проскользнула под его рукой, чтобы помочь удержаться на ногах.

— Что происходит? — Она опустила взгляд и побледнела. — Вы потревожили рану.

— Заживет. — Линч посмотрел вслед Перри. На другой стороне парка засвистел двигатель, когда паровой экипаж отъехал от обочины. — Черт побери!

Он был готов поспорить на последнюю монетку, что Меркурий находилась в том экипаже. Перри упустит ее, а Линч не умел управлять коляской, чтобы броситься в погоню.

Роза прижала руку к его боку:

— Вам нужно сесть и отдохнуть…

— Я не умру, — машинально ответил он.

— Нет, но тогда придется несколько дней пролежать в постели, — резко напомнила она.

Это привлекло его внимание. Линч с изумлением посмотрел на секретаршу, которая уговорами и попреками загнала его обратно в экипаж, а там сердито приподняла рубашку и проверила повязку.

— Как не вовремя, — бурчала Роза. — Все не так плохо. Кровотечение замедлилось. Однако еще одно резкое движение, и я выйду из себя. Сядьте и не шевелитесь до самой Гильдии.

С женщиной в таком состоянии лучше не спорить. Линч откинулся на кожаные сиденья.

Перри подошла к двери, тяжело дыша:

— Я их упустила, сэр. Их дожидался кучер — мужчина почти с тем же одеколоном, как у Гаррета. Нижнюю половину его лица скрывала полумаска. А на запятках экипажа стояла высокая женщина, будто лакей. Она помогла даме в маске залезть в экипаж.

— Ты не виновата, эта встреча подстроена.

Линч прищурился, глядя туда, где исчезла Меркурий.

Но зачем? Неизвестно. Меркурий специально показалась. Неужели хотела передать ему какое-то сообщение? Или просто дразнила? Может, она связана со смертью Алистера?

— Хотите, я их найду? — спросила Перри.

— А ты можешь? — вскинула голову Роза.

— Перри чувствует запахи лучше меня, — признался Линч и, повернувшись к подчиненной, покачал головой.

Большая часть Ночных ястребов сейчас в Гильдии. Он ни за что не отправит Перри одну за революционерами, особенно вскоре после того, как Гаррет чуть не отдал концы.

— В Гильдии возьмешь трех сопровождающих и проверишь, не осталось ли запаха, — прошептал Линч, опускаясь на сидение. — Не ввязывайся в драку и не ходи одна. Дашь мне отчет поутру.

Что бы ни затеяла сегодня Меркурий, пока придется заняться другими вопросами.

***

Линчу не удалось осмотреть ни тело, ни дом, и он знал, что Блайт его туда не пустит.

Фитц зашил рану, и все ушли, оставив командира в одиночестве на несколько часов. Вглядываясь в темные тени кабинета, он молча размышлял обо всем, что знал о деле. Он сам изучил тела Хэвершэма и Фэлкона. Никаких следов уколов, ни токсинов или ядов в чашках. Поблизости не нашли ничего, что могло бы стать причиной безумия.

Только тот отвратительно сладкий запах, который Линч заметил в обоих домах.

27
{"b":"543761","o":1}