ЛитМир - Электронная Библиотека

— Жаль, не могу ответить тем же, — задыхаясь, выпалила она, намеренно понижая голос. Откуда, черт побери, он взялся? — Не так уж мудро сюды пробираться.

Она снова дернулась, но сдвинуть Линча с места не удалось. Красное зарево осветило его лицо: резко выраженный разлет бровей и ястребиный нос. Он походил на дьявола: твердые жестокие губы и сердитые глаза. Грудь закрыта твердым черным щитком — броней Гильдии Ночных ястребов.

— Мы с тобой оба знаем, что я смогу убить механоидов, если они сюда явятся. — Линч говорил тихо, но серьезность в его голосе заставляла прислушиваться.

Он нечасто повышал тон и ожидал, что его приказ исполнят. Его редко разочаровывали.

— Ага, — согласила она и согнула средний палец левой руки. Там был спрятан тонкий шестидюймовый клинок, который сейчас беззвучно пронзил перчатку — одно из многих усовершенствований, которые проделали с ее кистью. Ударь им мужчину и насадишь его, будто на вертел. — Но я говорила не о них. Эт мой мир, а не твой.

Розалинда резко ударила, налегая всем телом. Линч схватил ее за запястье, дернув в сторону, так что лезвие прошло по ребрам, а не вонзилось между ними. Отпихнув противника, Линч прижал пальцы к ране и увидел на них черную кровь. В дневном свете она была бы синевато-красной — именно за этот оттенок подобных ему и прозвали голубокровными.

Он поднял голову. В бледных напряженных глазах горела жажда мести. Кровь в жилах Розалинды застыла, и мятежница выхватила из сапога нож, чувствуя его знакомую тяжесть в правой руке.

Линч резко вздохнул и оторвал взгляд от покрытых кровью пальцев.

— Это было глупо.

Тени шевельнулись. Розалинда дернулась и ударила ножом туда, где ждала нападения. Он схватил ее за руку и нажал большим пальцем на нерв на кисти.

— Черт тебя подери, — выругалась она, выпустив нож из ставшей бесполезной конечности.

Розалинда знала сотню способов обезоружить мужчину. Но ей заломили руку за спину и впечатали лицом в кирпичную стену. Похоже, ни один из этих способов не важен, потому что Линч их все знал.

Его сила ужасала ее и воодушевляла. «Вот он равный противник», — подумала она с трепетом. Враг, которого ей, пожалуй, не победить.

Черные точки поплыли у нее перед глазами, но она не вскрикнула. Вместо этого расслабилась, и боль начала медленно угасать, словно когда нажимаешь большим пальцем на твердый узел мышц. Розалинда знала боль, будто старую подругу, и в свое время испытала кое-что намного хуже. Мучения ее не пугали. Если честно, Розалинда даже обрадовалась. Физическую агонию она могла преодолеть, в отличие от душераздирающего безнадежного страха, который нападал при мысли о пропавшем брате.

Линч прижался к ней твердым телом, уткнув колено в ноги. Не пошевелиться, да и бежать некуда. Очень уж ловко он ее поймал. Но у нее еще оставался козырь в рукаве, последний туз.

Линч застыл, а потом отвел ее механическую руку от стены и принялся разглядывать. Бесполезные пальцы широко раздвинулись, когда он коснулся точки давления в стальных сухожилиях, поворачивая кисть то одной стороной, то другой. В Розалинде вспыхнула ненависть.

— Ага, я — мех, — прошипела она.

Большим пальцем он провел по выскочившему из перчатки ножу. Под тканью едва просматривалась сияющая сталь ее руки. Розалинда не пыталась скрывать свой протез под синтетической кожей, потому что та никогда не выглядела настоящей ни на вид, ни по цвету, ни по структуре. И Розалинде не хотелось подчиняться требованиям Эшелона. К черту их всех! Она человек и должна обладать всеми правами, независимо от того, какое мнение ходило о механоидах.

Линч нащупал фиксирующий механизм, и клинок скользнул обратно в стальную кисть.

— Очень умно, парень. Неудивительно, что ты бьешь, как Молино.

— Отпусти меня, и я еще добавлю.

Между ними повисло молчание, а потом Линч кратко резко рассмеялся, будто давно уже не встречал ничего забавнее.

Смех утих так же быстро, как и появился. Давление на руку ослабло, и Розалинда оперлась о стену, чувствуя, как ноет поврежденное плечо.

— Я в этом не сомневаюсь. — Сжав в кулаке плащ, он развернул ее и стиснул ворот рубашки у горла. — И, может, тебе и удалось бы меня застать врасплох, но я не собираюсь проверять эту теорию. Ты отправишься на Ченсери-лейн.

В штаб-квартиру Ночных ястребов. Если она туда попадет, то больше не увидит дневного света. За исключением короткой поездки на плаху.

— У меня есть идея получше, — безрассудно сказала она. Туз в рукаве… — Ты и я… мы можем как-то договориться.

Он посмотрел на нее холодными серыми глазами. Сейчас она видела его четче, когда зрение адаптировалось к адскому красному сиянию, но ее восприятие не изменилось. Линч сдаст органам правопорядка собственную мать, если та нарушит закон.

Однако всегда есть способ манипулировать мужчиной. Даже Линч должен хотеть чего-то… Нужно просто понять, чего именно.

— Не того ты пытаешься подкупить, — холодно ответил он, разводя ее руки в стороны.

Холодные безразличные пальцы прошлись по каждой ее руке, провели подмышками, скользнули к бедрам. Линч нащупал притороченные к поясу мешочки — порошки и яды, способные навредить голубокровным. Взгляды командира ястребов и мятежницы столкнулись, и Линч рванул застёжку пояса. Ремень со щелчком выскользнул из петель на штанах, и Розалинда резко втянула воздух.

— Каждого человека можно подкупить, — заявила она. — Чего ты хочешь, Линч? Денег? Власти?

Она прочла в его глазах высокомерный ответ, и командир ястребов резким движением сорвал с нее пояс.

— Ничего, что ты можешь мне дать. Если шевельнешь руками, я их сломаю. Даже металлическую.

С этими словами Линч опустился на колени, провел руками по внутренней стороне ее ног. Его ладони были холодными и безразличными, но Розалинда дернулась от прикосновения. Никто, кроме мужа, ее там не касался, и это ощущение нервировало.

В сапоге был еще один нож. Линч забрал его, заткнув за пояс, а потом продолжил в обратном направлении. Гладкие руки скользнули под ее коленями. От такого давления она затаила дыхание. Все выше… выше… но остановился до того, как обхватил ее попу.

— Ты кое-что пропустил, — выдавила Розалинда, когда он выпрямился. Чтобы сбежать, ей придется его перехитрить, а для этого надо заморочить ему голову.

Его пальцы застыли на ее бедре.

— Где?

— Выше, — прошептала она, откинув голову назад, чтобы посмотреть на Линча. Гладкая кожа его перчаток скользнула по жесткому льну ее рубашки. — Это моя наибольшая ценность.

Его большой палец прошелся по ее ребрам под грудью. Так близко. Хотя ей хотелось сохранить свой пол в секрете, мужчины часто недооценивали женщину или покупались на соблазнительный трепет ресниц. Розалинда испытывала лишь презрением к тем, кто совершал подобную ошибку и получал ножевую рану.

— Выше, — бросила она вызов Линчу.

Ее живот скрутило в предвкушении, неожиданный жар распространился между бедер. Она облизнула сухие губы. «Не думай о том, кто он. Используй его и свое тело».

Линч провел рукой по едва заметному изгибу ее груди, и его глаза расширились. Холмики были туго перевязаны, чтобы не стеснять движения, но Ночной ястреб был мужчиной и понимал, что это значит.

— Сюрприз, — прошептала она.

— Кровавый ад! — Он отдернул руку, будто обжегся. Его глаза сузились, но она видела, что Линч быстро думает. — Ты! Ты была в Башне. С бомбой.

Он вцепился ей в волосы и заставил запрокинуть голову, обнажая горло.

Затем оцарапал ее щеку щетиной, добираясь до гладкой кожи за ухом. Нет! Розалинда панике заметалась, железными пальцами обхватывая его запястье, понимая, что этим ястреба не остановить, если он захочет ее крови.

— Ты та самая, — прошептал он.

И Розалинда поняла, что Линч вдыхает ее запах.

Значит, все же не собирался впиться ей в вену. Тело задрожало, расслабляясь, а в животе затрепетало. Слава богу. Насилие ей не грозит.

Потом в ее голове замелькали мысли.

3
{"b":"543761","o":1}