ЛитМир - Электронная Библиотека

В него словно бес вселился. Линч поставил фигуру на доску и обхватил мизинцем пальчик помощницы, ощущая теплый атлас перчатки. Он прикрыл веки и представил, как эти руки скользят по другим частям его тела. Представил Розу на коленях, без одежды. Как восхитительные рыжие волосы ниспадают по обнаженной спине до бедер. От такой картины во рту пересохло.

Их взгляды встретились.

Губы Розы беззвучно приоткрылись, будто она тоже увидела его фантазии. В комнате повисло тяжелое молчание, и только ленивое тиканье часов на каминной полке казалось удивительно громким. Воздух между ними дрожал от напряжения. Линч должен был ее отпустить, но легкое переплетение пальцев казалось таким безобидным. Невинным.

Безопасным.

Линч опустил взгляд и потер большим пальцем костяшки хрупкой кисти. Почему он так очарован ее руками? Может, потому, что Роза их прячет? Ему так хотелось стянуть перчатку с ее ладони и прижаться губами к нежной коже запястья, почувствовать языком биение пульса. Кровь шумела в ушах. Наконец он понял, почему женские руки всегда должны быть скрыты.

Роза резко втянула воздух, будто все это время не дышала.

— Милорд? — хриплым от желания голосом прошептала она.

Проклятье.

Линч выпустил ее и вцепился в напряженные мышцы своих бедер. Член натягивал тугую кожу брюк, а мышцы живота судорожно сокращались.

— Моя очередь, — осипшим голосом произнес Линч.

Он тщательно прокрутил в голове варианты. «Почему вы не любите прикосновений? Что с вами сделал отец? Кто научил вас пользоваться пистолетом?» На все эти логичные вопросы он хотел бы получить ответ. Но остановил свой выбор на другом.

— Вы говорили, что сперва не любили своего мужа. Любили ли вы его вообще?

Роза прижала ладони к юбкам:

— Это уж чересчур!

— Я же рассказал вам про Аннабель. И не надо делать вид, будто вы застенчивая. Расскажите мне, каким он был.

Тишина.

— Натаниэль был очень хорошим человеком. Честолюбивым, но добрым. Сначала доброта казалась мне недостатком, он ведь всегда видел в других только хорошее, даже если они того не заслуживали. Я смотрела на мир иначе. И не сознавала, что чувствую к мужу, пока его не стало.

Ну вот, наконец-то хоть какая-то правда. Хотя Линч не предполагал, что это так его заденет. Он кинул взгляд на шахматную доску и понял, что позабыл всю свою стратегию из-за одного лишь прикосновения руки Розы. Он пихнул коня вперед.

— А теперь расскажите, что вы имели в виду, говоря, будто сами приняли решение стать грязнокровным, — заявила помощница, покраснев. Вопрос о муже задел ее за живое.

— Я еще не закончил. Я ответил на три вопроса подряд. И вы мне должны еще два.

Гнев вспыхнул в ее глазах, но тут же угас.

— Ладно.

— Как давно умер ваш муж?

— Восемь лет назад, — слишком быстро ответила Роза.

— И вы больше не выходили замуж?

— Как вы больше никого не полюбили, так и я, — отчеканила она.

— Вам не бывает одиноко?

Зря он это ляпнул.

Она замерла, сверкнула глазами, и вероломное воображение тут же подсунуло Линчу очередную непристойную картинку.

— Это уже четвертый вопрос, — заметила Роза, увлажнив язычком губы.

— Ответьте.

— У меня есть братья.

— Я не это имел в виду.

Ее трясло от ярости и желания. Двойственность ее характера сильно интриговала Линча. Роза держалась спокойно и игриво в любой ситуации, но не сейчас, когда он на нее давил. Ему хотелось надавить сильнее, разбить это ледяное самообладание и выяснить, сколь глубока страстность ее натуры.

Слишком опасный шаг. Линч остро осознал, что Роза находится совсем рядом, а между ними лишь хрупкий столик. Было бы так просто отбросить его в сторону и заключить ее в свои объятия.

Если бы не принципы.

Жар ее взгляда врезался в него словно нож.

— Конечно, мне бывает одиноко. Я же вдова, а не девственница. — Отведя взгляд, Роза взяла конем его ладью и небрежно бросила трофей к остальным захваченным фигурам. — А вам?

— Я — мужчина, и мне всегда доступны другие способы, — ответил Линч, рассматривая доску в попытке предположить дальнейший ход.

— Верно. — Он чувствовал на себе ее горячий взор. — Хотя это не ответ, а просто увертка, в которых, как я уже успела заметить, вы весьма поднаторели. Не нравится столь пристальное внимание, милорд?

Его челюсти слегка напряглись. Линч взял пешку и начал выводить свою композицию, чтобы побыстрее закончить партию.

— Я слишком занят, чтобы искать женского общества.

— А теперь, — пробормотала Роза, — врете уже вы.

И своей ладьей тут же съела его пешку. Как он и планировал.

Их взгляды встретились.

— Вы думаете обо мне, — бросила она, откидываясь на спинку стула и качая захваченную пешку меж затянутых в черный атлас пальцев.

Легкая улыбка играла на ее лице: какое бы превосходство в игре Линч ни создавал, противнице удалось отыграться. Кончик пешки задел ее губы, потом заскользил по линии этой таинственной улыбки.

Линч заставил себя безразлично пожать плечами:

— Конечно. Вы красивая женщина подходящего возраста, и я вынужден проводить рядом с вами кучу времени. И я просто мужчина.

— Какое… пылкое заявление. — Ее улыбка стала шире, глаза засияли. — А знаете ли вы, о чем я иногда думаю, когда вы со мной?

«Опасность». Линч с видимой холодностью принял вызов:

— И о чем же?

Роза медленно провела пешкой по кружеву на горле и дальше по серой французской сарже, очерчивая все округлости фигуры. Линч неотступно следил за ней.

— Я думаю обо всех этих пуговицах, которые так хочу расстегнуть. Может, стоит начать вот с этой? — Пешка куда-то пропала. Вместо этого Роза взялась за бархатную пуговицу прямо под подбородком и расстегнула ее одним ловким движением.

Соблазнительница не обнажила ни сантиметра тела, но комната вдруг словно уменьшилась в размерах. Линч тяжело сглотнул и сжал бедра, скрипнув кожаными брюками. Что, черт побери, происходит? Как он перестал управлять ситуацией?

— Мне нравится, как яростно вы себя сдерживаете, — промурлыкала Роза, не отводя глаз. Она явно чувствовала себя в безопасности, ведь теперь именно он так очевидно страдал. — Еще одну пуговичку, сэр?

Линч поджал губы и откинулся на спинку стула. Проклятье, он не собирался поддаваться.

— Как пожелаете.

— М-м-м, ни намека на беспокойство. А вы хороши, милорд. — Настала очередь второй пуговицы, и на сей раз мелькнула обнаженная кожа.

Аромат духов стал сильнее. Линч отчаянно жаждал отбросить этот чертов стол с пути и затащить Розу к себе на колени. Жилка на виске запульсировала. Но он ведь не просто так учился сдерживаться все эти годы.

— Очень заманчиво. Хотите еще чаю?

— Я хотела бы расстегнуть все эти проклятые пуговицы, — промурлыкала Роза.

— Если начнете эту игру — я ее закончу, — предупредил Линч.

Их взгляды схлестнулись в противоборстве. Чертовка улыбнулась:

— Рискните.

Наклонившись вперед, он налил ей еще чая, лишь бы хоть чем-то занять разум и тело. И напрягся, когда Роза завозилась с еще одной пуговицей. Поднять взгляд он не осмелился.

— Я бы хотела расстегнуть и все ваши пуговицы, милорд.

Рука дрогнула, и чай пролился на блестящий серебряный поднос. Черт. Линч мрачно посмотрел на Розу и замер при виде ее оголенного декольте. Оно вряд ли демонстрировало больше, чем недавнее зеленое платье, но то, как она сидела перед ним и спокойно раздевалась, чуть не сразило Линча на месте.

— У меня нет пуговиц, — резко ответил он, проклиная собственный охрипший голос.

— На куртке — да, — Роза опустила взгляд, и темные ресницы затрепетали над гладкими щечками. Наклонившись вперед и позволяя заглянуть в декольте поглубже, она забрала у него чайник и приняла чашку и блюдце. — Но ведь я не о ней говорила.

Пуговицы у Линча были исключительно на брюках. Боже милосердный! Член дернулся, и пришлось поерзать на месте, скрывая реакцию тела.

32
{"b":"543761","o":1}