ЛитМир - Электронная Библиотека

Розалинда вытащила из узкого жилета карманные часы. Задняя стенка представляла собой стеклянный пузырь, внутри которого крутились латунные шестеренки, а циферблат был украшен жемчугом. Луч газовой лампы попал на жемчужину, и та засияла.

— Десять. — И тут, будто в ответ на ее недовольство, раздался звон колокола на шпилях старой полусгоревшей церкви. Раз, два, три… Он гудел и гудел, прорываясь сквозь густой туман. — Я должна была пойти вместе с Ингрид.

Окуляр Джека зловеще блеснул в полумраке. Брат хрипло выдавил:

— Ты только что к нам вернулась. Я не отпущу тебя обратно к кровососам.

Розалинда не знала, что ответить. Если бы брат знал, почему она прибежала домой с заляпанными кровью юбками и дрожащими руками, он бы отправился прямиком убивать Линча. А так ей удалось выдумать историю о том, как ее задержал по пути домой какой-то неизвестный голубокровный.

Она впервые солгала старшему брату. Детство в трущобах сблизило их и заставило с подозрением относиться к миру. Они с Джеком годами прикрывали друг другу спины до того дня, когда она попалась на глаза Балфуру, когда очищала чьи-то карманы.

Он узнал в ней свою плоть и кровь, одного из трех детей, которых забрала у него любовница, когда нарушила контракт трэли и сбежала. Розалинда так никогда и не узнала причины поведения матери, хотя вполне могла догадаться. К тому времени ее родительница уже лежала в могиле, а они с Джеком делали все, чтобы выжить. Старший брат знал Розу от и до.

— Я в порядке, — заверила она. — Сама справлюсь.

— Точно? — Он открыл маленький медный фильтр на кожаной полумаске и сунул туда пальцы, чтобы согреть их дыханием. — Ты в последнее время очень рассеяна.

— Я беспокоюсь о Джереми.

— Правда? — Его вкрадчивый баритон привлек ее внимание.

— Ты о чем? Разумеется, я о нем беспокоюсь.

Джек медленно поднял руку в перчатке, убрал прядь волос с лица Розы и осторожно коснулся ее горла.

— У тебя на шее след от укуса. Такой обычно достается от любовника.

Розалинда затаила дыхание. Эту метку оставил Линч в купальне. Прикусил ее шею и оставил засос, о котором Роза совсем позабыла. Она отшатнулась от Джека и подняла воротник повыше.

— Прекрати.

— Ты встревожена. В последний раз ты такой была, когда тебе поручили шпионить за Натаниэлем.

Розалинда отвернулась, уставившись в узкий переулок. Но видела она не кирпичную стену, всю в бороздах и копоти, а лицо Нейта.

Глава лондонского движения гуманистов был необузданным олухом, который выступал на улицах за права людей и даже посмел заявиться в Башню из слоновой кости. Договорившись о встрече с ним, она обвела его вокруг пальца еще на стадии знакомства. Оставалось лишь снять сливки. Неделю спустя они поженились, и Розалинда стала миссис Натаниэль Хакер, змеей в его постели, которая докладывала обо всем Балфуру.

Да, Нейт был наивным, слепым мечтателем и все же лучшим из мужчин. За четыре месяца он растопил ее сердце и заставил сомневаться во всем, что Балфур ей говорил. Конечно, она скрывала свои мысли ото всех, кроме Джека. И постепенно все изменилось. Роза сообщала Балфуру ровно столько, чтобы не вызвать подозрений. И когда начала прислушиваться к речам Нейта, то поверила в них.

Роза металась меж двух огней. Она влюбилась в мужа, но к тому времени Балфур владел ее телом и душой целых восемь лет. Она убивала для него и шпионила. Была его маленьким соколом. И сделала бы для него все, что угодно.

За исключением убийства Натаниэля.

— Кто? — просто спросил Джек.

На глаза Розалинды навернулись слезы. Она покачала головой и резко отвернулась. Что бы брат подумал, узнай он, на какие мысли толкает ее сердце? Натаниэль был человеком, но Линч — голубокровный. Один из тех, кого больше всего опасается Джек.

— Линч? Он это сделал? Заставил тебя лечь с ним в постель? — яростно сыпал вопросами брат.

— Бога ради, как ты мог подумать, будто какой-то мужчина, голубокровный или нет, способен заставить меня сделать то, чего я не желаю?

Джек пристально вгляделся в нее, и Роза поняла свою ошибку.

— Значит, ты хотела с ним переспать?

Проведя рукой по лицу, она поискала глазами Ингрид.

— Он поможет мне найти Джереми. Мне просто надо его привлечь…

— Соблазнить голубокровного? Ты позволишь ему прикоснуться к тебе? Да у него руки по локоть в крови!

— Он не такой.

Джек помолчал.

— Ситуация с Натаниэлем повторяется.

— Нет. — Роза покачала головой. — Я любила мужа. Сейчас все совсем не так, но… Линч… Он совсем не похож на остальных. Пытается бороться со своей натурой.

— Не забывай, кто он такой.

— Я это знаю как никто.

— Ты о чем? — схватил ее за руку Джек.

— Ни о чем.

Роза сжала губы. Утром она зашла в Гильдию, чтобы узнать, пришел ли он в себя, но Линч никого не узнавал. Гаррет не дал ей с ним увидеться, уверяя, что командир только о ней и грезит.

Розу это напугало. Сперва она боялась, что Линч выпьет ее досуха, но ошиблась. Вместо этого демон заявил на нее права.

«Моя», — рычал он.

Можно было только представить ярость Линча, когда он узнает, что она его обманывала. И его боль. Розалинда судорожно сглотнула. Она знала, что сама попала в свою же липкую паутину лжи. Розе не хотелось обижать Линча. Он слишком хороший.

Джек наблюдал за ней, без сомнения придя к собственным выводам.

— Тебе нельзя туда возвращаться. Он сбивает тебя с пути.

— А путь хоть правильный? — прошептала она, вспомнив о безмолвной армии Циклопов, скрытых во тьме Нижнего города.

Джек напрягся.

— Не сомневайся. После убийства Натаниэля мы заключили договор. Сделать все, лишь бы свергнуть их власть и уничтожить.

— В том числе поступиться жизнью Джереми? — сорвалась она, накинувшись на Джека. — Потому если цена такова, я не смогу продолжать.

— Уверена, что переживаешь только о Джереми?

Розалинда тихонько застонала. Правда в том, что если продолжить, ей придется сражаться с Линчем. Стоит ли игра свеч? Неужели ей удастся расправиться с ним ради дела?

«Нет», — прошептал противный голос в ее голове. Она предаст все, за что боролась последние восемь лет. Но как же этого избежать? Линч стоял между нею и Эшелоном, и она знала, что честь и долг заставят его выступить против нее.

— Я разберусь.

«Только как?»

— Да уж постарайся. Не забывай о том, что важно. Преданность семье, людям, которые живут в этом ужасном городе, и мы — их единственная надежда.

— Я знаю, что важно, черт побери, — рявкнула она.

— Дьявол! Вас слышно аж в Лайми, — выругалась возникшая из тумана Ингрид, таща одноглазого паренька с тремя железными пальцами.

Розалинда чуть успокоилась и выступила вперед, когда подруга поставила парня на колени.

— Нашла его в Ямах, ставил на кровавые поединки, — пояснила вервульфен. — Там его взять не могла, пришлось ждать, пока он спустит все деньги.

Розалинда присела и уперлась локтями в колени.

— Здравствуй, Гарри.

Механоид поморщился и сел. Из пореза на лбу стекала кровь. Значит, Ингрид не миндальничала.

Гарри был ровесником Джереми, они дружили, пусть этот тип и слушался Мордекая, а не Розу. Парень поджал губы и посмотрел на Джека, угрожающе застывшего за спиной сестры.

— Ничо не знаю.

— Нет, знаешь. — Розалинда улыбнулась и подняла палец, обрывая все возражения. — Не притворяйся, будто не расскажешь нам все, что знаешь. Вопрос в том, сделаешь ли ты это сейчас и уйдешь невредимым или Ингрид сперва сломает тебе все кости.

Гарри обратил голубые глаза на Ингрид и сглотнул.

— Ты видел Джереми? Получал от него весточку?

Гарри расслабился, осознав, что его не просят предать своих собратьев.

— Не видал его со взрыва Башни. Думал, он помер или у Ночных ястребов.

Розалинда закрыла глаза, пытаясь справиться с чувствами. Последняя надежда мучительно угасала. Если никто из мехов не видел ее брата…

45
{"b":"543761","o":1}