ЛитМир - Электронная Библиотека

— А зачем он Ночным ястребам?

Гарри пожал плечами.

— Ну, я надеялся на такой исход. После бомбы Башня вся ими кишела.

Значит, Гарри ничего не знает. Розалинда села на пятки, ощущая комок и сухость в горле. Джек положил руку ей на плечо, и она вцепилась в нее, когда окружающий мир словно обрушился. Последняя надежда — Линч, а Роза сомневалась, что он сможет побороть жажду крови.

Ингрид вздохнула.

— Убирайся…

— Погоди. — Розалинда подняла голову. — Минутку, — тихо повторила она, пытаясь сосредоточиться. — Расскажи о заводных мячиках, которые сводят с ума голубокровных.

Лицо Гарри под спутанными черными волосами побелело.

— Ничо не знаю.

— Ингрид, отрежь ему большой палец.

— Нет! — взвизгнул парень, отползая по мостовой прямо под ноги вервульфена.

Ингрид схватила его руку и вытащила из-за пояса внушительный нож.

— Который? — спросила она Розалинду. Они много раз разыгрывали это представление.

Роза пожала плечами.

— Мне плевать, выбирай сама.

— Значит, вот этот, — решила вервульфен, дергая парня за руку.

— Нет! Нет, прекрати! Я расскажу! Все, что хотите знать о сферах Допплера!

Розалинда жестом остановила Ингрид.

— Так выкладывай. Что такого в этих сферах? Есть ли противоядие?

— В Ист-энде живет доктор Хенрик Доплер, — выпалил Гарри, не сводя глаз с ножа. — Он чокнутый, но пытался найти лекарство от вируса жажды, а вывел эту формулу. Не знаю, есть ли противоядие. Мы не оставляем их в живых после…

— После опытов, — закончила она.

Парень взглянул на Розу.

— Да, — улыбнулась она. — Будь осторожнее со словами, Гарри, ты ведь не в курсе, что еще я знаю.

— Мы провели опыты, ну там, внизу. Всего пару раз. Знаете, как тяжело поймать голубокровного?

Она кивнула.

— И Мордекай решил, что пора опробовать сферы на Эшелоне. Пусть они испугаются и побегают. Надо посмотреть, как эта смесь работает, до того, как мы нападем.

Инстинкты ее не обманули, все намного сложнее, чем кажется.

— И когда произойдет главное нападение?

Гарри беспомощно смотрел на нее.

— Я точно не знаю. — Он поднял руки, когда Роза нахмурилась. — Не знаю, клянусь! Мордекай сообщает мне лишь самое необходимое.

Розалинда нахмурилась.

— Я видела ящики со сферами. Их достаточно, чтобы свести с ума пол-Эшелона. Мордекай собирается устроить все на каком-то важном мероприятии, где в закрытом помещении наберется побольше голубокровных.

— Я тока знаю, что все произойдет через два дня, — с надеждой добавил Гарри. — Сегодня мы перетаскиваем ящики, передаем их уличным бандам.

Два дня. Никто из ее шпионов в Эшелоне не сообщал ни о каком грядущем важном событии.

— Отпусти его, — прошептала Роза и, прищурившись, сказала: — На твоем месте я бы никому не говорила о нашей встрече.

— Поверьте, я так и сделаю, — прерывисто усмехнулся Гарри.

***

На следующее утро Розалинда стояла на пороге Гильдии, улизнув из дома без ведома Джека и Ингрид. Вчера они ее не выпустили.

— Прошу, пожалуйста, пусть он снова будет самим собой.

Неужели она молится Богу, к которому никогда прежде не обращалась?

Розалинда резко постучала в дверь и затаила дыхание. Минуты тянулись, и она было снова подняла руку, как ей открыл Дойл.

Увидев ее, он смягчился и вздохнул.

— Никаких изменений, миссис Марбери. Гаррет снова накачал его болиголовом. Но лучше уходите, тут черт-те что творится.

И собрался закрыть дверь, но Роза не дала.

— А известно, что долговременный прием болиголова с ним сотворит?

— Миссис Марбери, мы даже не знаем, придет ли он в себя. Сегодня утром хозяин буянил.

И слуга снова попытался захлопнуть дверь.

— Можно мне с ним посидеть? — выпалила Роза, протискиваясь в узкую щель. — Всего полчасика. Пожалуйста.

— Мне кажется, это плохая идея.

Тут наверху на лестничной площадке из теней появилась фигура. Гаррет перегнулся через перила.

— Пропусти ее.

Дойл нахмурился.

— Ты же знаешь, в каком он состоянии. Нельзя пускать к нему даму.

— Разве? Что бы мы ни делали, ни малейших изменений. Он никого не узнает и видит в нас лишь угрозу. — Гаррет благожелательно посмотрел на гостью. — Но тебя Линч звал много раз. Возможно, ты сможешь то, что нам не под силу.

Не дожидаясь ответа Дойла Розалинда прошла мимо и, прерывисто дыша, спросила:

— Он опасен?

Гаррет опустил глаза.

— Мы его привязали. Он буянит, лишь когда мы заходим.

Роза сглотнула ком в горле. Она испугалась, когда он прижал ее к стене в Нижнем городе. Вообще не стоило сюда приходить, Джек и Ингрид яростно возражали. Пришлось с ними согласиться для отвода глаз.

Но она не могла оставить Линча. Надо его увидеть, убедиться, что он в порядке.

Ей его не хватало.

Подхватив юбки, Роза поднялась по лестнице и пошла рядом с Гарретом.

— Я тут вспомнила кое-что про нападение. Тесаки упоминали доктора Доплера, человека, создавшего наркотик… который сделал это с Линчем. Возможно, у него найдется противоядие.

Гаррет пристально посмотрел на нее.

— Доктор Доплер?

— В Ист-Энде, — ответила Роза, глянула на дверь в свой кабинет и почувствовала головокружение.

— Понятно. Я пошлю к нему кого-нибудь. — Гаррет опустил взгляд на ее стиснутые руки. — Не бойся, если бы я думал, что он причинит тебе вред, то не пустил бы.

Он открыл дверь и подтолкнул ее в комнату.

— А если Линч не захочет меня видеть? — Тишина в покоях оглушала. — Если снова выйдет из себя?

— Риск есть, — признал Гаррет. — Поэтому Линч в кандалах. Роза, он не сможет до тебя добраться. — Помощник заколебался. — Но, боюсь, тебе придется зайти самой. Если он увидит меня… мы на него плохо влияем. Заметив меня рядом с тобой… он расценит это как угрозу.

— Он боится тебя?

И снова Гаррет почему-то замялся.

— Не совсем.

— Гаррет, прошу. — Она взяла его за руку. — Ты недоговариваешь.

— Его внутренняя тьма, демоны или как там их назвать… Их интересуешь ты, Роза.

Она почувствовала, как от страха — и чего-то еще — по коже побежали мурашки.

— Иногда такое случается, когда голубокровный желает женщину больше всего на свете. Возникает одержимость: защитить тебя, видеть рядом… — Он покраснел. — Потребность овладеть. Мне кажется, только это и спасло тебя в Нижнем городе. Жажда крови взяла верх, но также разбудила темную сторону его натуры, часть, которая считает тебя своей. — В красивых голубых глаза Гаррета промелькнуло что-то странное. — У нас у всех есть такая особенность.

Катастрофа. Если это правда, ей от него не сбежать. Линч потребует от нее больше, чем она могла дать.

— Что произойдет, если я к нему не пойду?

— Если мы не вернем Линча, тогда нам… мне… придется его убить.

В его глазах плескалась боль. Розалинда поняла, что Гаррет на самом деле лучше, чем ей казалось. Собственноручное убийство друга его сломает. Но он все равно пойдет на это, потому что должен. Линч позаботился о том, чтобы привить подопечному чувство ответственности.

— Я постараюсь. — Инстинкты, приобретенные во время обучения у Балфура, кричали, что надо все просчитать.

Глаза защипало от слез. Розалинда взяла себя в руки и вошла в кабинет. К черту планы. Как бы она ни пыталась это отрицать, Линч ей небезразличен. Настолько, что она почти чувствует себя снова человеком.

Нельзя бросить Линча, раз она — его единственный шанс на выздоровление.

Глава 18

Уже коснувшись дверной ручки, Розалинда поняла, что Линч бодрствует, прислушивается, и мгновенно взмокла.

Смелее.

Она решительно повернула ручку и задержала дыхание.

Выцветшие пятна засохшей крови покрывали его грудь и простыни, а вытянутые вверх руки были заключены в крепкие железные кандалы, вбитые в стену костылями для рельсов. Ноги тоже. Простынка скрывала бедра, а судя по склянке и паре шприцов на тумбочке, Линча регулярно накачивали болиголовом.

46
{"b":"543761","o":1}