ЛитМир - Электронная Библиотека

Хватило лишь соблазнительного шепота на ушко, прикосновения костяшек пальцев к кожаной броне на животе. Он едва увидел ее лицо, только губы под краем маски, когда она искушала его своим предложением.

Сенсорная память нахлынула на него: легкое ощущение ее груди в его ладони, длинных ног, обхвативших его бедра, когда она изогнулась ему навстречу, дыхание, опалившее его губы…

Черт ее побери. Даже теперь тело Линча возбуждалось, и он знал причину.

Дело не только в желании. Он виделся и спал с самыми красивыми женщинами Эшелона и почти не помнил их имен. Но эта его преследовала. Загадка. Вызов. В глубине души он жаждал следующей встречи, желая зайти дальше. На сей раз он победит ее и воспользуется, чтобы отплатить за унижение, лаская ее плоть и заставляя хотеть большего.

Линч ждал этого с нетерпением.

Закрыв глаза, он заставил свое тело охладиться. Эти мысли были безумием, в нем говорила жажда, личные демоны. Он самый известный Ночной ястреб и, черт побери, когда она попадется ему в руки, он ее арестует и передаст Совету.

Точка.

Когда Линч открыл глаза, то заметил проницательный взгляд Гаррета. Каштановый локон упал помощнику на лоб. Он привлекал взгляды женщин повсюду. А, может, улыбка, которую Гаррет им демонстрировал. Он был полезен, несмотря на слабость ко всем юбкам подряд. Оставь его в комнате с женщиной, которая отказывается говорить, и за пять минут дамский угодник получал подписанное признание и выяснял все интимные подробности ее жизни.

Гаррет знал женщин вдоль и поперек и понимал, когда одна из них обвела мужчину вокруг пальца.

— Если проболтаешься…

Гаррет лениво улыбнулся.

— И в мыслях не было, сэр.

Глава 2

Свеча заколыхалась под порывом ветра. Розалинда спустилась по древней лестнице. Когда-то давным-давно ее построили как путь к заброшенной станции метро. Теперь проход был заколочен. Однако Розалинда осторожно сломала несколько перекладин и создала узкий лаз — вход в ее мир, в пахнущие плесенью пещеры и темные туннели, которые назывались Нижним городом.

Где-то капала вода. Слышалось только тихое шарканье сапог и эхо ветра, стонущего по заброшенным железнодорожным туннелям. Розалинда сняла удушающую маску и с облегчением вздохнула, когда прохладный воздух коснулся перегретой кожи.

На ее губах остался вкус Линча. Может, просто дразнящее воспоминание, не дающее забыть о содеянном.

А, скорее о том, как она отреагировала.

«Тебе понравилось».

От этой жуткой мысли у Розалинды внутри все сжалось. Ей никогда не нравились мужчины, что ее совершенно устраивало, пока не появился Натаниэль, пробудивший приятное и мучительное наслаждение. Муж был светом ее жизни… и ужасным горем. Если его смерть чему и научила Розалинду, так это никогда не предавать себя. Ни за что не подпускать к себе другого мужчину.

И ей это удавалось. До сегодняшнего дня

Она мрачно сунула шелковую маску в карман. Сегодня она наслаждалась игрой, но больше подобное не повторится.

Через секунду после того, как Роза взобралась на платформу, порыв ветра погасил свечу. Внезапная темнота лишила зрения, но другие органы чувств остались при ней. Она ощутила какое-то движение и тут же заслонилась рукой. Розалинда почувствовала вибрацию клинка, со скрежетом скользнувшего по металлической костяшке…

От удара в грудь Розалинда ахнула, из легких вышел весь воздух. А потом ударилась о кирпичную стену, и с той посыпалась известка.

— Ты мертва, — с отвращением прохрипел голос.

Розалинда откинула голову, постепенно начиная видеть в темноте. Она дышала, пытаясь ослабить хватку на ребрах, чуть передвинула руку вперед и вонзила кончик кинжала в твердый живот.

— А тебе выпустили кишки.

Ингрид хмыкнула и отошла.

— Меня этим не убьешь.

Точно. Розалинда скривилась от отвращения к себе. Невнимательная революционерка — мертвая революционерка. Она спрятала клинок обратно в механическую руку и потерла большим пальцем отполированную сталь.

— Ты рано вернулась.

— А ты опоздала.

В глубине туннеля появилась тень. Широкоплечая и фигуристая Ингрид была выше Розалинды, примерно под метр восемьдесят. Благодаря скандинавским генам она унаследовала внешность воительницы, хотя и была меньше своих собратьев. По мнению ученых, волчий вирус проявлялся в высоком росте и развитии мышц.

В язвительности Ингрид Розалинда расслышала потаенный страх.

— Я вернулась. — Она взяла за руку Ингрид, которая была ей как сестра. Властная, чрезмерно опекающая сестра, но тем не менее Роза ею дорожила. — Пришлось драться в анклавах. Новая котельная установка пропала.

— Что случилось?

— Я столкнулась с Ночным ястребом.

Ингрид помолчала и медленно выдохнула.

— Надеюсь, он наткнулся на острый нож.

— К сожалению, нет. Идем. Надо встретиться с Джеком и узнать, как прошла ночь.

Ингрид последовала за ней, спрыгнув на рельсы. В темноту убежала крыса, и Розалинда улыбнулась, услышав, как подруга выругалась.

— Проклятые крысы, — с отвращением проворчала Ингрид, на всякий случай держась настороже.

— Они тебя не побеспокоят, — заметила Розалинда, поворачивая в темный и тихий туннель.

Они прошли пару сотен метров, безошибочно двигаясь вдоль стальных рельсов. Ингрид видела в темноте, а Розалинде приходилось полагаться на память и молча считать шаги. Она нащупала сбоку железную дверь, когда ее волосы пошевелил порыв ветра. Раздалось что-то напоминающее далекий крик. Скорее всего, дело в одном из поездов, ходивших под землей.

Среди местных, решивших сюда переселиться, ходили слухи о призраках давно погибших шахтеров и инженеров, которых здесь завалило после обрушения восточной ветки. А, может, тех, кого три года назад убил вампир, охотившийся в этих глубинах, пока его не прикончили.

Розалинда не боялась ни того, ни другого. Вампир был просто обезумевшим голубокровным. Таких она умела убивать. А что касается призраков… своих ей более чем достаточно.

Зайдя в лаз, она на ощупь нашла металлическую лестницу и спустилась. Ингрид пошла следом, с лязганьем захлопнув железную дверь.

Внизу горел слабый зеленый свет. Розалинда проскользила последние несколько метров в старую вентиляционную шахту. На стене медленно вращался огромный вентилятор, отбрасывая мерцающие тени в форфоресцентном свете. К пористой кирпичной кладке прислонился, скрестив руки, хмурый мужчина. Он увидел Розалинду, расслабился и пошел ей навстречу.

— Джек, — поздоровалась она, тоже вздохнув с облегчением.

Кажется, брат устал. Один его глаз закрывала тяжелая монокулярная линза, позволяющая видеть в темноте, а кожаная полумаска прятала нижнюю часть лица. Зловещий зеленый окрас линзы в фосфорном свете нервировал. С ней Джек различал все почти так же хорошо, как Ингрид.

Розалинда хотела дотронуться до него, но когда брат поморщился, сдержала порыв. Джеку не нравились прикосновения даже через плотные слои куртки и перчаток. Розалинда сжала руку в кулак. Она скучала по тому, как Джереми обнимал ее за плечи, прижимался, дразнясь, что уже ее перерос. А потом она, смеясь, сбивала его с ног.

«Пусть ты и выше, но я всегда буду старшей сестрой».

Джек перевел взгляд серьезных серых глаз на Ингрид.

— Все прошло, как надо?

— У меня неприятностей не было, — ответила она.

Теперь взгляд Джека опустился на Розалинду, которая сердито зыркнула на предательницу.

— Я со всем справилась.

— Расскажи, как тебе удалось удрать от Ночного ястреба? — спросила Ингрид.

Стиснув зубы, Розалинда проскользнула мимо ошеломленного брата и поспешила следом за любопытной подругой.

— Я его соблазнила.

— Розалинда! — рявкнул Джек, идя за ней по пятам. В три шага он оказался рядом. Форсфоресцентный факел в руке освещал резкие черты лица брата. — Скажи, что вы обе шутите.

Ингрид тихонько рассмеялась.

— К сожалению, нет, — ответила Розалинда. — Я потеряла груз и пятерых подручных.

6
{"b":"543761","o":1}