ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Помёт диатримы, — прошептал Сумрак, вспомнив запах из леса бегущих-по-деревьям. Он сразу же взлетел и облетел упавшее дерево. Поблизости явно не гнездилась ни одна диатрима. Наверное, помёт оставила проходившая мимо птица. Он вернулся к остальным.

— Всё в порядке, — сообщил он им.

— Нам повезло, — заметил Сол. — Помёт скроет наш запах.

— И может отпугнуть их, — добавил Австр.

Сумрак с надеждой кивнул:

— И где же мы спрячемся?

Было так странно видеть дерево, лежащее на боку, когда одни его ветви торчали в воздухе, а другие распластались по земле — безлистные и сломанные.

— А если внутри? — предложила Сильфида. — Оно выглядит довольно крупным.

Она сидела у сломанного основания дерева, и Сумрак поспешил к ней. На сломе крепкой древесины было видно множество крошечных отверстий, проточенных насекомыми, а кроме них ещё и отверстие большего размера, куда мог бы протиснуться рукокрыл. Сумрак подполз ближе и спел в отверстие свою песню, внимательно прислушиваясь. Спустя мгновение эхо уже вернулось к нему. В его сознании вспыхнул образ глубокого пещеристого пространства.

— Мы поместимся там все, — сказал он Австру.

Он знал, что у них осталось мало времени. Австр настаивал на том, чтобы идти первым. Один за другим остальные рукокрылы протискивались внутрь. Сумрак никогда ещё не бывал внутри дерева, и влажный аромат древесины показался ему довольно сильным. Внутри было на редкость просторно, но не совсем темно. Слабый свет сочился сквозь узкие трещины и ходы насекомых в коре дерева.

Пользуясь своим эхозрением, Сумрак более тщательно изучил укрытие. Полость в нём образовалась благодаря гнили и трудолюбивой армии насекомых, которые вместе создали причудливую полость, напоминающую улей. С её потолка свисали толстые пряди старой паутины. В древесине кишели насекомые, и Сумрак услышал, как многие рукокрылы, ощущая голод, начали издавать охотничьи щелчки.

— Пока не время, — тихо сказал им Австр. — Когда опасность минует, мы поедим. Сейчас мы должны сидеть тихо.

Сумрак устроился рядом с Сильфидой, довольный выдавшейся возможностью отдохнуть. Сол сел у входа и выглянул в ночь. Затем он повернулся покачал головой. Пока ничего.

— Видишь вон ту нору там? — шепнула ему Сильфида.

— Где? — шерсть Сумрака встала дыбом. Он думал, что проверил все входы внутрь.

Сильфида показала ему нору, и он вздохнул с облегчением. Она была в полу и вела сквозь кору прямо в землю. Она была слишком мала и для фелид, и даже для рукокрылов.

— Куда же она ведёт? — с тревогой спросила Сильфида.

Он испустил вниз поток звука. Нора уходила в землю довольно глубоко, прежде чем закончиться тупиком — или же резко изогнуться в сторону, чего он не мог выяснить. С помощью эхозрения нельзя было заглянуть за угол. Внутри он ничего не сумел увидеть. Однако, понюхав, он ощутил слабый запах животного, смешанный с острым запахом коры и земли.

— Я гляну, нет ли ещё таких, — шепнул он Сильфиде.

Неуклюже семеня по неровному полу, он нашёл второе отверстие, затем третье, прорытое весьма глубоко.

— Четыре, — сказала Сильфида, когда они снова встретились. — Из одного довольно плохо пахнет.

Среди рукокрылов они отыскали Австра.

— Думаю, под деревом кто-то живёт, — сказал ему Сумрак.

— Тсссссс… — зашипел у входа Сол, отступая внутрь. — Они идут сюда.

Тишина пульсировала в пространстве полого ствола, когда все рукокрылы прижались к мёртвой древесине. Пульс Сумрака стал просто бешеным. За слоем древесины он расслышал звуки шагов, а затем грубый гортанный голос.

— Ты вывел нас к птичьему дерьму.

— Нет, — последовало мягкое рычание. — Я следовал за запахом рукокрылов.

— Тогда где же они? — послышался тот же самый грубый голос.

Что-то глухо постукивало по коре сверху, и Сумрак дёрнулся. Один из детёнышей захныкал, и мать быстро прижала его к себе, чтобы заглушить крики. Наверное, гиенодон запрыгнул на ствол и теперь нетерпеливо расхаживал по нему. Сумрак надеялся, что древесина окажется достаточно толстой.

— Я потерял их след.

Это был мягкий голос Хищнозуба. Сумрак слышал, как он чихал и пытался выбить из ноздрей чудовищную вонь испражнений диатримы.

«Уходи, — думал Сумрак. — Уходи».

Он отыскал глазами Сильфиду. Она неотрывно смотрела на что-то, и он отследил направление её взгляда. Из одной маленькой норки в земле высунулась голова. Она была клиновидной формы, сужаясь в вытянутый нос. Маленькие полукруглые уши были прижаты к черепу. Серая и чёрная шерсть тянулась волнистыми полосками по морде существа. У него были крупные овальные глаза. Существо высунулось из норы чуть больше.

Сумрак продолжал глядеть. Существо было размером в половину его самого, но выглядело до странности похожим на рукокрыла. Единственное, чего ему не хватало — это парусов между передними и задними лапами. Крошечный зверёк явно был напуган, потому что шерсть на его голове и шее ощетинилась, и он отступил обратно в нору, словно его втащили туда, потянув снизу.

— Это просто землеройка, — шепнул где-то рядом Сол. — Робкое крохотное существо. Наверное, испугалось до смерти.

Из норы послышалась серия тревожных писков.

Сумрак озабоченно взглянул вверх. Услышат ли их гиенодоны и фелиды?

— Тсссс, — произнесла Сильфида, наклонившись над норой. — Мы не собираемся вредить вам.

Целый поток пронзительных писков и визгов хлынул не только из этой норы, но и из всех нор сразу.

— Глупая мелюзга, — пробормотала Сильфида.

— Наверное, там у них гнездо, — сказал Сол. — Они думают, что мы пытаемся захватить его.

Тяжёлые шаги наверху внезапно остановились. Сумрак не слышал голосов Хищнозуба или гиенодонов. Ушли ли они, или всё ещё были снаружи, всего лишь в нескольких дюймах от них, и просто прислушивались?

Землеройка ещё раз высунула наружу свою остромордую головку и огляделась. К удивлению Сумрака, на сей раз она вылезла полностью и присела, балансируя на краю норы.

— Не бойся, — мягко шепнул Сол, подступив к ней на несколько шагов. — Мы скоро уйдём с вашей дороги.

Землеройка открыла рот, словно чтобы ответить, и Сумрак увидел её зубы. Они были мелкими, многочисленными и очень, очень острыми. В бледном луче лунного света они вспыхнули красноватым светом. Ужасное шипение вырвалось из горла крохотного существа, и оно бросилось на Сола, резко ущипнуло его за шею, а затем проворно отскочило назад.

Сол вскрикнул — скорее от неожиданности, чем от боли, потому что укус крохотного зверька не мог причинить сильного вреда. Сумрак даже не увидел раны от него. Сол угрожающе распахнул паруса и шагнул вперёд, но затем его лапы застыли, и он упал мордой вперёд. Он несколько раз дёрнулся, а в его удивлённых глазах отразилось непонимание происходящего.

— Сол!

Австр спешно подполз к боку старейшины. Сол не был мёртв. Сумраку было видно, как его бока поднимаются и опадают. Он был жив, не спал, однако не мог двигаться.

— Он парализован! — сказал Австр, взглянув на маленькую землеройку. — Его отравил её укус.

Одна за другой из норы выскочили ещё восемь землероек и начали, шипя, приближаться к Солу и Австру. Австр не отступил, и, выпрямившись, смело распахнул свои паруса. В этот момент он показался Сумраку очень похожим на отца. Он бросился вперёд и занял место рядом со своим братом. Сумрак видел, что Сильфида тоже пришла на помощь, а вместе с ней и несколько других рукокрылов. Вместе они встали щитом вокруг упавшего старейшины.

На мордах землероек отражалась голодная ярость. Они делали ложные выпады, благоразумно ожидая подходящего момента, чтобы нанести свой парализующий укус.

— Гоните их обратно в нору! — скомандовал Австр.

Сумрак двинулся вперёд вместе с остальными, ощущая себя бесстрашным и сильным. Он скалил зубы. Он шипел. Он заставлял себя казаться огромным при помощи крыльев. Землеройки отступили к краю норы, но затем Сумрак услышал вопли остальных зверей своей колонии.

69
{"b":"543763","o":1}