ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Баррет протянул руку и вырвал кочергу из рук Риты. Потом подумал и вернул ее девушке:

— На возьми, может, она тебе и понадобится. Все равно, дальше я поеду один.

Баррет повернулся и побежал к двери.

Рита бросилась за ним.

Ни Баррет, ни Рита не услышали, как хрустнули скобы у стенного шкафа и его двери рухнули на пол. Из шкафа выскочила Эстер. Схватив карабин, она бросилась вдогонку за Барретом.

В большом, ярко освещенном гараже, который открыл Баррет, стояли три красивые машины. Баррет сразу выбрал ту, на которой ему будет удобнее: он выбрал «фер-рари» выпуска девяностого года. Машина была ярко-красного цвета. Она грозно и тревожно поблескивала в луче прожектора. Баррет, не обращая внимания на крики Риты, вскочил в машину и захлопнул дверцу.

— Возьми меня с собой! Не оставляй здесь! — кричала Рита, заметив Эстер, выбежавшую на крыльцо и уже целившуюся из карабина в Баррета.

Когда прогремел первый выстрел, девушка перегнулась в открытое окно и оказалась в машине. Баррет рванул с места. Эстер еще несколько раз выстрелила вдогонку, но пули прошли мимо, подняв фонтанчики желтой пыли. Не теряя времени на то, чтобы открыть ворота, Баррет, не снижая скорости, выбил их машиной и выехал на шоссе.

Когда Рита, наконец, поднялась с пола, первое, что она увидела в стекле, была полицейская машина, стоявшая на перекрестке. Баррет, не сбавляя скорости, пронесся мимо.

Полицейские, услышав выстрелы и увидев уносящуюся на скорости машину своего начальника лейтенанта Сэверса, кинулись в погоню.

* * *

На бензоколонке, где Рита так удачно завладела мотоциклом незадачливого ночного гуляки, полиция разбиралась с потерпевшим. Парень в кожаной куртке, вытирая окровавленные губы, стыдливо объяснял полицейскому:

— Она подошла ко мне, не знаю, кто уж она там — дзюдоистка, каратистка или конфуцианка, — и так треснула меня по башке, что искры посыпались.

Но тут в разговор вступил второй мотоциклист:

— Она говорила нам, предупреждала, что из полиции, но мы не поверили. Такая хрупкая девчонка. Надо же, я и не думал, что такие служат в полиции.

Но их неторопливый разговор прервала красный «феррари», пронесшаяся на бешеной скорости мимо бара и бензоколонки. Ветром с головы полицейского сдуло шляпу.

— Вот это парень гоняет! — с восхищением произнес потерпевший мотоциклист.

Полицейские, не заботясь о брошенной шляпе, попрыгали в машины и полетели вдогонку за «феррари».

Недаром Баррет считался классным автогонщиком и побеждал на многих соревнованиях. Он заложил крутой вираж, а полицейская машина, не справившись с крутым поворотом, вылетела под откос. Мотоциклисты, которые были немыми свидетелями этой сцены, удивленно посмотрели друг на друга. Один из них тихо сказал:

— Да, парень настоящий шустряк! Как лихо он их сделал!

В это время Эстер, жена лейтенанта Сэверса, нервно ходила по комнате. Она то подходила к телефону, прикасалась к трубке, даже подносила ее к уху, то снова вешала ее на рычаг. Она никак не могла решиться позвонить. Но в конце концов ее пальцы набрали номер, и после долгих гудков в трубке отозвался ее муж:

— Лейтенант Сэверс слушает.

— Слушай, Фрэнк, — спокойно начала Эстер. — Баррет приходил ко мне. Он чуть меня не изнасиловал. Он ворвался, понимаешь?

— Да-да, я понимаю, — отозвался на другом конце ее муж.

Эстер не могла видеть, как Фрзнк Сэверс раздраженно ходит по кабинету, а вокруг него снуют озадаченные полицейские. Ему не хотелось говорить при посторонних на такие темы с женой.

— И вот что еще, — перешла совсем на шепот Эстер,' — мне пришлось сказать ему телефон Косоглазого Джимми.

Лейтенант нервно сжал зубы и откусил конец сигары. Он выплюнул окурок на пол и растер его каблуком.

Шериф Патере стоял во дворе и беседовал с одним из детективов. Шериф видел через оконное стекло, как Сэверс нервно ходит с трубкой в руках.

— Послушай, Патере, — обращался детектив к шерифу, — последнее место, где видели Баррега, это большое ранчо. А я только что выяснил, что большое ранчо принадлежит лейтенанту Фрэнку Сэверсу.

— Да, — присвистнул шериф, — очень странная история. Я такого не ожидал. Интересно, какое отношение имеет Норман Баррет к этому Сэверсу? Какие могут быть отношения между лейтенантом полиции и преступником?

Сэверс, опасаясь, что его кто-нибудь подслушивает, прикрыл наушник рукой.

— Я все-таки сказала ему номер… Понимаешь, я сказала ему номер Косоглазого Джимми, — говорила Эстер. — Баррет предпримет что-нибудь плохое. Ты понимаешь?

— Ну, конечно же, я понимаю, это серьезно! — отвечал Сэверс.

— А еще они договорились встретиться у большого склада. Ты же знаешь, где это.

Эта последняя новость, которую лейтенант услышал от жены, вывела его из себя. Он нервно бросил трубку. Поправив широкополую шляпу, он выбежал на улицу. Его помощник двинулся за ним.

Сэверс и Руди замерли на крыльце Полицейского управления. Они с удивлением посмотрели на шерифа Патерса и детектива, которые заинтересованно обсуждали что-то. Наперерез нервно шагающему лейтенанту бросился Майкл.

— Лейтенант, куда вы? Ведь на большом ранчо Рита! Рита! — он схватил лейтенанта за руку.

— Рита меня сейчас меньше всего интересует, — он схватил Майкла за шею и толкнул на машину. — Слушай, парень, ты мне уже надоел со своей Ритой! Тебя что, только эта девочка и волнует? Лучше лови преступника!

Когда, к лейтенанту подошли шериф Патерс и детектив, Сэверс разжал пальцы. Майкл отряхнул свою форменную рубашку, подтянулся и взглянул на шерифа.

— Скажите своему молокососу, — зло бросил лейтенант, — он мне действует на нервы!

В ответ на эти слова шериф Патерс еще глубже надвинул на лоб широкополую шляпу.

— Руки так и чешутся, — гневно бросил лейтенант, садясь в полицейскую машину, — Хочется, очень хочется кому-нибудь треснуть по роже.

Лейтенант поднял ветровое стекло и нажал на педаль акселератора.

* * *

Красный «феррари» на бешеной скорости мчался по автостраде. Встречные машины сворачивали в сторону, завидев его стремительно приближающиеся огни. За рулем сидел Баррет, рядом с ним, вжавшись в сиденье, вздрагивала Рита. Свет встречных фар на долю секунды выхватывал и освещал лицо Баррета. Оно было непроницаемо. Только над мощными челюстями нервно дергались желваки. Рита ловила себя на мысли, что этот молчаливый человек с каждой минутой становится ей все ближе, представляется все более симпатичным. Ей хотелось, чтобы это чувство было взаимным. Но по лицу Баррета она не могла понять, о чем он думает. В голове у Риты Мердок, помощника шерифа из соседнего графства, многое прояснилось бы, услышь она разговор лейтенанта Сэвер-са и его помощника Руди, направляющихся в то же место, куда спешил и Баррет.

Две машины по разным дорогам спешили к старому ангару. Руди напряженно оглядывался на огни полицейской машины, следовавшей за ними. А лейтенант Сэверс курил уже десятую сигару за сегодняшний день. В другое время сопровождение полицейской машины успокоило бы лейтенанта, но сейчас оно его только раздражало и злило.

— Чего ты так нервничаешь? Успокойся! — сказал Руди.

— Заткнись! Взгляни на себя. Я еще держу себя в руках, — огрызнулся лейтенант.

— Хотелось бы надеяться, что все будет в порядке. Но мне очень не нравится сложившая ситуация, а больше всего мне не нравится этот молодой, Майкл. Он все копает и копает.

Сэверс молча слушал своего помощника и внимательно следил за дорогой.

— Фрэнк! Мне кажется, тебе сейчас совершенно нельзя сидеть сложа руки. Ведь Баррет был у тебя дома и перепугал нам все карты. А эти полицейские тоже могут разобраться. Каким-то образом они уже узнали, что большое ранчо принадлежит тебе. Эти недотепы могут поинтересоваться, откуда у лейтенанта полиция такие большие деньги. А узнав, могут сделать выводы. Могут! Этого Майкла, — продолжал Руди, — я бы с удовольствием пришил. А Баррет успел добраться до Косоглазого Джимми! Ведь Норман и Косоглазый Джимми могут договориться кое о чем, ты понимаешь? В тот раз мы подставили Эдди, а теперь, договорившись, они могут подставить нас. Ты понимаешь это?!

12
{"b":"543772","o":1}