ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

По свидетельствам П.Ф. Брацлавца и ведущего инженера по бортовому комплексу Юрия Павловича Лагутина, наша промышленность к тому времени не освоила производства фотоплёнки, удовлетворявшей всем требованиям комплекса «Енисей». Но у его разработчиков оказалась фотоплёнка, которая устанавливалась в американские шары-зонды. Дело в том, что во второй половине 50-х гг. США стали использовать в разведывательных целях воздушные шары, оснащённые специальной фотоаппаратурой. Эти шары запускались с американских военных баз, дислоцированных в Западной Европе, Японии, Аляски, на Гавайских островах, и, проплывая с воздушными течениями над территорией нашего государства, фотографировали её. Сбив с помощью МиГов системы ПВО значительную часть этих шаров, изрядное количество высококачественной фотоплёнки в хорошем состоянии было передано в распоряжение советских специалистов для исследования.

Некоторое количество фотоплёнки с этих шаров-шпионов оказалось в Военной академии им. А.Ф. Можайского, с которой сотрудничал Ленинградский ВНИИ телевидения. В результате выяснилось, что эта плёнка, получившая название АШ (аэрофотоплёнка шариковая)[10], обладала приемлемой чувствительностью и хорошей разрешающей способностью и по своим параметрам подходила для использования в бортовой аппаратуре «Енисей». Тогда было принято решение (втайне от высокого начальства) разрезать её на требуемый 35мм размер, отперфорировать и применить для фотографирования Луны.

Кстати, позже был разработан отечественный аналог - модифицированная плёнка типа 17Т и другие типы плёнки, не уступающие АШ.

Эти факты описаны известным специалистом в области космического телевидения, лауреатом Ленинской и Государственной премий, заслуженным деятелем науки и техники РФ, действительным членом Академии электротехнических наук РФ A.C. Селивановым [15].

По окончании съёмки устройство автоматической обработки экспонированной фотоплёнки проводило её проявление и закрепление в одном растворе, а затем и сушку.

Разработку процесса бортовой обработки фотоплёнки создали сотрудники Научно-исследовательского кинофотоинститута (НИКФИ, г. Москва) под руководством Н.И. Кириллова. Одностадийный процесс заключался в разных скоростях действия в перемешанных с определённой пропорцией проявителя и фиксажа в одном бачке. В результате, проявитель действовал активнее и быстрее, а фиксаж при достижении нужной контрастности прекращал процесс проявления. Сушка проводилась путём простого прокатывания плёнки на горячем барабане, окружённом влагопоглотителем. Обработанная фотоплёнка поступала в специальную кассету, где готовилась к передаче полученных изображений на Землю.

Приёмную аппаратуру создали двух типов: «Енисей-1» - для «быстрого» и «Енисей-2» - для «медленного» режимов. Каждый из них включал два одинаковых полукомплекта, работавших независимо друг от друга, обеспечивая «горячее резервирование», и имитатор для автономной проверки работоспособности полукомплектов.

Для преобразования негативного изображения в электрические сигналы использовались электронно-лучевые трубки и фотоэлектронный умножитель, которые также входили в полукомплекты.

Принимаемый с борта телевизионный сигнал записывался на перфорированную ленту магнитофона (разработчик М.М. Алон), одновременно регистрировался аппаратурой «Енисей-2» на 35 мм кинопленку, а воспроизводился на экранах мониторов и на электрохимической бумаге фототелевизионного аппарата открытой записи типа «Волга».

Приёмная аппаратура размещалась в унифицированных кузовах типа КУНГ, устанавливаемых на шасси автомобилей ЗИЛ-130.

К июлю 1959 г. комплексы аппаратуры «Енисей» были изготовлены в стационарном и в автомобильном вариантах и приняты специальной комиссией, в которую входили в качестве представителей заказчика сотрудники НИИ-4 МО Ф.Р. Ханцеверов и В.Е. Калашник.

Стационарные отправили сначала в НИИ-885 (головной разработчик радиокомплекса будущей «Луны-3») для сопряжения с бортовой аппаратурой, затем - в ОКБ-1, а потом - на полигон Тюра-Там.

Подготовка и осуществление уникального космического эксперимента по фотографированию обратной стороны Луны стали предметом особого внимания как на НИП-10 с симеизским ИП-41Е, так и на камчатском НИП-6.

Техническим руководителем применения на ИП-41Е всех радиотехнических средств был назначен Е.Я. Богуславский.

Во второй половине 1959 г. активно продолжается строительство и оснащение этих пунктов усовершенствованными радиотехническими средствами.

Специалистами ЦКБ-34 (ныне ОАО «Конструкторское бюро специального машиностроения» - КБСМ) для предстоящих работ по лунной программе монтируется передающая антенна ТНА-200 с диаметром зеркала 25 м.

На симеизском и камчатском пунктах вводится в эксплуатацию усовершенствованная радиотехническая система дальней связи РТС-1,2.

Её приёмная антенна, дополнительно оснащённая параметрическим усилителем (разработчики НИИ-855 Е.И. Галин и А.И. Дунаев), позволила наряду с траекторными измерениями, приёмом научной и служебной информаций передавать на борт ЛКА радиокоманды управления.

Таким образом, впервые в истории космонавтики создавался ЛКА, управляемый по радиокомандам с Земли.

Во второй половине сентября автомобильные комплексы аппаратуры «Енисей-1» и «Енисей-2» своим ходом прибыли в Крым на ИП-41Е. Здесь уже была группа специалистов НИИ-380 по монтажу, отладке, сопряжения комплектов с другими радиотехническими средствами, а также приёму и обработке первых фотографий обратной стороны Луны Л. Алексеев, В. Засецкий, С. Лаврентьев, Ю. Лагутин, С. Матвеев, Е. Рымарчук, С. Сердюк, О. Устименко и А. Шабанов.

На НИП-6 такие же комплексы были доставлены самолётом на аэродром Елизово близ Петропавловска-Камчатского. Этим же рейсом прибыла и «камчатская экспедиция» специалистов. В её составе были Виктор Арсеньевич Ефимов (руководитель), В.М. Агеев, В.И. Веженков, Б.И. Михайлов, Н.М. Моисейченко, В.Б. Протопопов, А.П. Самохин, И.П. Степаненко и Н.М. Чернов, позже Ю.М. Кислицын, Э.В. Губарев и Е. Быстрова [16].

В сентябре 1959 г. командование Симферопольским ЦДКС принял полковник Николай Иванович Бугаев (1923-2003)[11]

Лунная одиссея отечественной космонавтики. От «Мечты» к луноходам - image33.jpg

Николай Иванович Бугаев

Опираясь на богатый опыт руководства подразделениями и частями войск в годы войны и послевоенный период, возглавляемый им личный состав НИП-13, а теперь и НИП-10, обеспечил успешное выполнение лётных испытаний, боевую эксплуатацию и научные исследования космических аппаратов.

Н.И. Бугаев руководил ЦДКС более 14 лет. За это время осуществлена подготовка и применение наземных средств по телеуправлению ЛКА от «Луны-3» до «Луны-21» и «Лунохода-2».

При рецензировании этой рукописи Николай Иванович отметил: «Желательно, чтобы ни одна страница создания, становления, деятельности и повседневной жизни личного состава частей Командно-измерительного комплекса не должна быть вырвана из истории освоения космоса».

По свидетельству Н.И. Бугаева, аппаратура во многих случаях разрабатывалась в единственных экземплярах, и на НИПы поставлялась с практически не отработанной («сырой») технической и эксплуатационной документацией. Поэтому представители предприятий-разработчиков монтировали свою аппаратуру и вводили её в эксплуатацию совместно с военными специалистами, которые при этом получали возможность досконально изучить принимаемую ими технику и специфику её работы.

На "горке" учёные и специалисты под руководством Е.Я. Богуславского, Г.А. Сыцко и Н.И. Бугаева занимались буквально всем: обучением молодых операторов, техников и инженеров; наладкой уникальной аппаратуры; размещением и питанием людей и даже противопожарными мероприятиями.

Пункт телеуправлением ЛKA развернули в деревянном "финском домике". В нём же были установлены и фоторегистрирующие устройства. Это был первый Центр управления полётом лунными космическими аппаратами - прототип будущих Центров управления полётами космическими аппаратами.

вернуться

10

Среди узкого круга специалистов аббревиатура «АШ» расшифровывалась как «американские шарики».

вернуться

11

Участник Великой Отечественной войны. Награждён Орденом Ленина, орденами Отечественной войны I и II степени, тремя орденами Красной Звезды, орденом «За службу Родине в Вооружённых Силах СССР» III степени и многими медалями.

17
{"b":"543774","o":1}