ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Это был первый в истории человечества успешный эксперимент по фотографированию и передачи из космоса на Землю изображений другого небесного тела.

Проявлять эти плёнки на НИПах было категорически запрещено. Однако по указанию С.П. Королёва плёнку всё-таки обработали. С.П. Королёв на одном из снимков своим размашистым почерком написал: «Уважаемому Андрею Борисовичу! Первая фотография обратной стороны Луны, которая не должна была получиться. С уважением. С. Королёв» и подарил академику. Так Главный конструктор подтвердил приоритет нашей страны в рождении космического телевидения [17].

Работе с «Луной-3» было уделено такое внимание, что, по словам участников этих работ на симеизском пункте, на территории Крыма во время сеанса связи выключались все радиоизлучающие средства, ограничивалась работа радиотехнических устройств на судах и кораблях Черноморского флота, а в районе Симеиза даже запрещалось движение автотранспорта. Организация этих мероприятий была возложена на подполковника В.Т. Пикуля, представителя 40 корпуса ОдВО, дислоцированного в Симферополе.

По условиям приёма информации и в связи с ограниченными энергоресурсами сеансы с «Луной-3» проводились, как правило, один раз в сутки. Передачи ТВ-сигнала вплоть до 18 октября комплексом «Енисей» осуществлялись в «медленном» режиме, а приём - комплексом «Енисей-2».

18 октября, когда расстояние до Земли составляло 40-50 тыс. км, для передачи полученных изображений на Землю радиокомандой был включён «быстрый» режим. Дежурный расчёт симеизского пункта принимал изображения обратной стороны Селены аппаратурой станции РТС-1,2 и приёмным комплексом «Енисей-1». По мере приближения к Земле контрастность принимаемых изображений увеличивалась, и качество «картинки» улучшалось. В течение сеанса пункт принял 40 фотографий лунной поверхности. Принимаемое изображение регистрировали на магнитофон и открытым способом на электрохимическую бумажную ленту.

На Камчатке приём ТВ-сигнала осуществлялся с 8 октября. Дежурные расчёты Камчатского НИПа (начальник подполковник М.С. Постернак) также вели приём ТВ-сигнала, когда ЛКА находился на расстоянии 470 тыс. км от Земли, что было зафиксировано в «Книге рекордов Гиннесса».

Во всех сеансах изображения в «медленном» режиме регистрировались на 35-миллиметровую киноплёнку двумя ФРУ и наблюдались на экранах мониторов приёмного комплекса «Енисей-2».

18 октября при включении «быстрого» режима работал приёмный комплекс «Енисей-1». Принимаемые изображения были хорошей контрастности и практически без «шумов».

При подлёте «Луны-3» к радиогоризонту камчатского пункта дежурным расчётом симеизского пункта на борт была выдана радиокоманда на выключение бортового радиокомплекса. В расчётное время ЛКА ушёл в тень Земли. Его появление в зоне радиовидимости Камчатки ожидалось 19-20 октября. Однако «Луна-3», появившись в назначенное время, не ответила Земле на поданные на её борт радиокоманды. И с её борта больше не удалось принять ни телевизионную, ни телеметрическую информации. По всей вероятности (к такому мнению пришло руководство полётом «Луны-3») могли выйти из строя радиопередатчик или система энергопитания.

Киноплёнки со снимками лунной поверхности были отправлены в Москву. 27 октября 1959 г. они впервые были опубликованы в газете «Известия» №255 (13182).

Затем все плёнки были переданы для анализа в Государственный астрономический институт имени П.К. Штермберга (ГАИШ), Главную (Пулковскую) астрономическую обсерваторию АН СССР, Астрономическую обсерваторию Харьковского государственного университета АН УССР.

Лунная одиссея отечественной космонавтики. От «Мечты» к луноходам - image36.jpg

Рис. 15. Фотография обратной стороны Луны, принятая с борта «Луны-3»

«Луна-3», совершив 11 витков по трассе своего полёта вошла в атмосферу Земли и прекратила своё существование 29.04.1960 г.

За создание комплекса аппаратуры «Енисей» И.Л. Валику и П.Ф. Брацлавцу были присуждены Ленинские премии.

Личный состав пунктов, обеспечивший успешную работу по фотографированию обратной стороны Луны, был поощрён руководством КИКа денежной премией, а за особые заслуги майор Г.А. Сыцко был представлен к высокому государственному званию лауреата Ленинской премии.

Временный Центр дальней космической связи на горе Кошка после завершения работ со станцией «Луна-3» был расформирован.

Несколько лет назад на встрече, посвящённой 50-летию создания КИКа, я попросил Владимира Васильева и Альберта Иванова поделиться воспоминаниями о первых годах их офицерской службы на НИИ-10. Думаю, интересно познакомиться с «Воспоминаниями лейтенантов».

«1959 год - год успешных запусков лунных объектов.

Радиотехнический информационно-измерительный комплекс, работающий по первым лунным объектам, располагался в г. Симеизе на горе Кошка. В нём были реализованы последние достижения в науке и технике, так как требовалось решать задачи измерения дальности до летящего объекта, приёма сигналов видеоизображения и телеметрии на небывалых до тех пор расстояниях. Особенность задачи состояла в том, что необходимо было принимать и обрабатывать сигналы в условиях очень низких (меньше единицы) отношений мощности полезных сигналов к мощности шумов. Поэтому требовались методы накопления энергии сигналов. В комплексе были реализованы входные малошумящие параметрические усилители сигнала, корреляционные методы обработки сигналов, уникальный узкополосный частотный метод измерения дальности с достаточным периодом однозначного измерения, передовые методы регистрации сигналов видеоизображения поверхности Луны, один из которых позволял в реальном масштабе времени формировать кадр видеоизображения. Для реализации узкополосных систем выделения информации применялись даже камертонные устройства выделения сигналов. Первоначально не заботились об электромагнитной совместимости комплекса с другими промышленными системами и поэтому на время работы отключались системы даже государственного значения.

Нам, выпускникам училищ и академий, приходилось удивляться тому, что на практике было реализовано то, о чём педагоги рассказывали как о далёкой перспективе. Приходилось учиться, и работа на комплексе была вторым университетом, так как приходилось общаться с разработчиками экстра-класса, К сожалению, многие фамилии стёрлись из памяти, но некоторые, такие как Богуславский, Дунаев, Сергеев, Галин, Малахов, сохранились.

Этот комплекс достиг рекордного превышения максимальной дальности действия. Оно было определено по первому успешному запуску лунного объекта, но пролетевшего мимо Луны. Но настоящее торжество наступило тогда, когда были получены сигналы видеоизображения обратной стороны Луны. Первые очертания обратной стороны Луны были получены в реальном масштабе времени (с некоторой задержкой). Затем, после детальной обработки информации, были получены опубликованные во всём мире фотографии обратной стороны Луны.

Естественно, что во время работы комплекса присутствовали выдающиеся деятели государства такие, как Главный Конструктор С.П. Королёв и Главный Теоретик М.В. Келдыш. С этим связаны многие впечатляющие воспоминания. Некоторые из них курьёзные.

Так, на самую первую успешную работу должен был прибыть С.П. Королёв. Для его встречи на КПП был послан лейтенант Валентин Свищёв. Когда к КПП подъехал лимузин, то воспитанник Ростовского высшего военного училища, дабы показать пример бдительности потребовал пропуск. Вышедший из машины солидный мужчина, сказал, что он Королёв, и строго выразил надежду, что этого вполне достаточно. Валентин ситуацию понял и не довёл до абсурда. Но мелкое приключение с ним не закончилось. Накануне работы подчинённых ему солдат послали на проявочную машину, которая не была в сфере его работ. Солдаты были грамотными, с техническим образованием, и ими закрыли образовавшуюся брешь. Спустя некоторое время после начала успешного приёма телеметрии к лейтенанту Свищёву подбегает солдат с жалобой, что какой-то гражданский требует вопреки инструкции ускорить проявку плёнки и на отказ солдат подчиниться ударил кулаком по машине. Валентин с намерением покарать строптивого прибежал на проявочную машину, с ужасом увидел в качестве строптивого С.П. Королёва и стал лепетать нечто невнятное. После сеанса связи с КА С.П. Королёв собрал всех офицеров (их было всего 12) в маленький кабинет. Сначала спросил, кто начальник проявочной машины. Так как такового не было, то после некоторого замешательства поднялся Свищёв. С.П. Королёв сказал, что он понял ситуацию, рассказал, какие творческие отношения сложились между гражданскими и военными специалистами в Тюра-Таме, и призвал так же работать и на комплексе. Говорил энергично, зажигая присутствующую молодёжь на активное сотрудничество. Спросил нас, какие у нас есть вопросы. Но тут же, не дожидаясь ответа, сказал, что увидел упрощённые бытовые условия пребывания офицеров на комплексе и готов помочь нам. После этого женатые офицеры, оставившие свои семьи в основном месте дислокации части под Симферополем, пожаловались, что полгода не получают командировочные. С.П. Королёв сказал, что этот вопрос будет улажен. Он вышел и к нашему удивлению мы, оставшиеся под впечатлением в кабинете, услышали через тощую стенку кабинета, как он по дальней связи просит какого-то Диму (Д.Ф. Устинова) выслать ему 50 тысяч рублей. К нашей радости были выплачены не только причитающиеся нам командировочные, но и премии. Причём, премии были выданы каждому солдату, участвовавшему в работе, даже водителям. И хотя эти суммы (по сравнению с офицерскими) были невелики, но достаточные, чтобы вызвать радость.

19
{"b":"543774","o":1}