ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Лунная одиссея отечественной космонавтики. От «Мечты» к луноходам - image46.jpg

Рис. 21. «Луна-9»

Лунная одиссея отечественной космонавтики. От «Мечты» к луноходам - image47.jpg

Рис. 22. Посадочное устройство «Луны-9»

На внешней поверхности верхней полусферы контейнера находились фототелевизионная система (в её центре), четыре лепестковые антенны, четыре штыревые антенны с подвешенными на них эталонами яркости, три двугранных зеркала для передачи стереоскопического изображение шести узких участков лунной поверхности, а также счётчики космической радиации.

Внутри контейнера крепилась рама с приёмо-передающей аппаратурой, приборами командной радиолинии, электронными ПВУ, химическими источниками питания, приборами автоматики научной и телеметрической аппаратуры.

Температурный режим ЛКА после посадки обеспечивался экранно-вакуумной теплоизоляцией (ЭВТИ), покрывающей его корпус снаружи. Внутри контейнера температура поддерживалась работой испарительного блока (запас воды составлял 3 л), который открывал поплавковый клапан при превышении температуры 30 градусов, и выравниванием её с помощью вентилятора.

Для энергопитания бортовой аппаратуры применялись химические источники питания. Ёмкость батареи была рассчитана на работу ЛКА до 120 ч на поверхности Луны.

Масса контейнера составляла около 100 кг. Высота с антеннами - 112 см, диаметр после раскрытия лепестков - 160 см.

К этому времени был переосмыслен процесс управления полётом ЛKA и его мягкой посадки на поверхность Луны. Ведь это сложный контур, включающий в себя как сам ЛКА, так и наземные радиотехнические средства КИКа, баллистические центры и, конечно, людей, организующих взаимодействие всех составных частей этого контура, от работы которых во многом зависело выполнение поставленных задач каждого эксперимента. Была разработана и новая техническая документация. Как уже отмечалось, командная матрица радиокомплекса была рассчитана на выдачу всего 28 команд, а логика управления предусматривала выдачу с Земли 73 управляющих воздействий. В результате создали выверенную по схемам уникальную логику формирования определённых комбинаций из серии команд для выдачи их по командной радиолинии (КРЛ) на борт ЛКА.

Понятие «логика» и «управление космическими аппаратами» появилось в лексиконе ОКБ одновременно с началом работ по космической тематике.

Группа анализа, которая тогда называлась репортажной группой, также состояла из специалистов - «комплексников», что позволяло значительно сократить время оперативных докладов в ходе выполнения программы. В группу анализа для ручной дешифровки телеметрии (тогда далеко ещё было до автоматизированной обработки информации) привлекались специалисты по каждой системе, которые передавали свой опыт штатным дешифровщикам.

Начиная с «Луны-9» и практически до окончания лунной программы репортажной группой, а фактически группой оперативного анализа, руководил A.B. Кантор. В состав группы в разные годы входили специалисты- разработчики и кураторы бортовых систем: В.М. Блинов, А.Н. Дятлов, И.Д. Звагельская, Т.В. Курышева, Л.Г. Макарова, В.К. Мочалов, Н.Ф. Мясников, Б.А. Пригода, Е.Г. Рузский, В.М. Сударев, В.Г. Сумцов, И.И. Темнов, Ю.П. Торгашов и другие.

Группа размещалась в помещении, в котором были установлены самописцы и планшетные регистраторы - единственные на то время средства отображения телеметрической информации. Каждый специалист своей системы, используя трафаретки и масштабные линейки, отслеживал изменение параметров и докладывал руководителю репортажной группы. Тот, в свою очередь, по громкой связи сообщал в группу управления о прохождении команд, меток ПВУ, об изменении основных параметров.

Качественно новый этап в исследовании Луны был открыт 31.01.66 г. стартом в 14 ч 41 мин 37 с четырёхступенчатой PH «Молния-М» с ЛКА «Луна-9». В ОКБ-1 она значилась под №13, но в ОКБ-301 после модернизации объекту Е-6М присвоили №202. Первые три ступени PH изготовлялись на заводе «Прогресс» в г. Куйбышев, а четвёртая (разгонный блок), головной обтекатель и ЛКА - в Химках на М3 имени С.А. Лавочкина [22, 24].

Председателем ГК был Г.А. Тюлин, техническим руководителем ГК - Г.Н. Бабакин, руководителем ГОГУ - A.A. Большой, его заместителями - А.П. Романов и Н.И. Бугаев.

В ГОГУ входили руководители и специалисты ОКБ М3 им. С.А. Лавочкина и смежных организаций - разработчиков по радиокомплексу - НИИП (главный конструктор М.С. Рязанский), по системе управления - НИИ АП (главный конструктор H.A. Пилюгин), по системе астроориентации - филиал МИЭиА (главный конструктор В.Л. Морачевский).

Баллистическое обеспечение управления полётом ЛКА находилось в ведении баллистических центров (БЦ) НИИ-4 МО, ЦНИИМаш и ИПМ АН СССР. Их представители также входили в состав ГОГУ. От М3 имени С.А. Лавочкина баллистическим обеспечением, а также взаимодействием с БЦ, в разные годы занимались В.Е. Грубрин, Ю.И. Ипатов, К.А. Меренблюм, Б.Г. Гиршович, А.И. Шейхет и другие.

Техническим руководителем полёта и начальником оперативной группы назначили начальника КБ-4 Давида Константиновича Бронтмана. В состав оперативной группы, прибывшей на НИП-10, от КИКа входили Б.А. Воронов, Г.Д. Смирнов, В.Н. Петров, А.П. Попов, М.Л. Лев, Е.И. Мясоедов, К.А. Яшагашвили и др.

Участие в работе приняли силы и средства Симферопольского (головной, начальник полковник H.A. Бугаев), Сары-Шаганского (подполковник В.И. Босов), Енисейского (подполковник Н.Г. Лан), Сартычальского (подполковник A.A. Григорчук), Колпашевского (полковник А.И. Шакир), Улан-Удэнского (подполковник Ю.А. Бадер-Бадер), Щёлковского (полковник А.Д. Горбунов), Уссурийского (полковник И.И. Тимофеев) и Евпаторийского (подполковник Г.А. Сыцко) научно-измерительных пунктов, а также экспедиции плавучих пунктов «Аксай» (начальник экспедиции майор П.П. Савкин) и «Ильичёвск» (начальник экспедиции майор А.П. Москалец). Полёт проходил далеко не безупречно, но вполне удовлетворительно. Группа управления, возглавляемая В.Н. Сморкаловым и А.П. Поповым, уверенно вела космический аппарат к цели, проведя 1 февраля коррекцию траектории.

Шли третьи сутки полёта “Луны-9” и напряжённой работы на Земле. В зале управления находились Г.А. Тюлин, Г.Н. Бабакин, Е.Я. Богуславский, Б.Е. Черток и практически все члены ГОГУ.

Наступал момент операции, на которой споткнулась «Луна-8»: наддув амортизирующих баллонов.

Все распоряжения о выдаче радиокоманд на борт «Луны-9» согласно программе сеанса поступали начальнику КРС по прямой связи от подполковника А.П. Попова.

На расстоянии 75 км от поверхности Луны (за 48 с до посадки) по сигналу с высотомера включилась КТДУ, отделились два навесных отсека и произведён наддув баллонов-амортизаторов. На высоте 260-265 м выключился основной двигатель, обеспечив гашение скорости до нуля. Спуск проходил в режиме парашютирования при работающих управляющих соплах КТДУ. На этом участке был высвобожден ленточный датчик-щуп длиной 5 м, который при соприкосновении с лунной поверхностью выдал команду на отделение спускаемого аппарата. Успешная работа КТДУ-5А обеспечила достижения станцией естественного спутника Земли и впервые в мире совершить мягкую посадку на его поверхность. Спустя 4 мин 10 с, после нескольких соударений СА с поверхностью, произошёл сброс амортизационных баллонов, раскрылись лепестковые антенны, выравнивая станцию на лунной поверхности.

Лунная одиссея отечественной космонавтики. От «Мечты» к луноходам - image48.jpg

Рис. 23. Схема посадки «Луны-9»

Прилунение состоялось 3 февраля в 21 ч 45 мин 30 с в западном районе Океана Бурь в районе кратеров Рейнер и Марий, в точке с координатами 78°с.ш. и 64°32'з.д.

На Луну были доставлены вымпелы с надписью «Союз Советских Социалистических Республик. Январь 1966» и Государственным гербом Советского Союза.

Лунная одиссея отечественной космонавтики. От «Мечты» к луноходам - image49.jpg

26
{"b":"543774","o":1}