ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Выдающийся специалист по внутренней баллистике, выпускник Михайловской артиллерийской академии Иван Платонович Граве также занимался этой проблемой. В 1912 г. он создал бездымный порох на пироксилиновой основе и летучем растворителе, получив патент на его изобретение. В 1915 г. его предложение о применении в ракетах шашек из своего пороха было принято, и год спустя они были изготовлены и испытаны. Однако использование в порохе летучего растворителя вызывало нестабильность горения. Этот недостаток сумел устранить Н.И. Тихомиров, применив нелетучий растворитель - тротил. В результате появился мощный, стабильно горящий бездымный порох. Шашки из пироксилинотротилового пороха (ПТП) горели без дыма, с огромным газообразованием и вполне стабильно.

Проект Н.И.Тихомирова «самодвижущейся мины реактивного движения» - боевой ракеты, в качестве энергоносителя которой можно было использовать не только порох, но и смесь спиртов и нефтепродуктов, в начале 1921 г. признали имеющим важное государственное значение. Главнокомандующий Вооруженными силами Республики С.С. Каменев форсировал через органы Реввоенсовета развёртывание работ по реализации проекта Н.И. Тихомирова.

В 1925 г. лаборатория переехала в Ленинград, а в 1928 г. на её базе создали газодинамическую лабораторию (ГДЛ). Первоначально она находилась в ведении Военно-научно-исследовательского комитета Реввоенсовета СССР, а позднее - Управления военных изобретений Начальника вооружений РККА.

Здесь под руководством М.К.Тихонравова были разработаны и испытаны боевые реактивные снаряды, в которых использовались пороховые ракетные двигатели.

Третьего марта 1928 г. с артиллерийского полигона на Ржевке (в окрестностях Ленинграда) стартовала в воздух одна из них. Соратник Н.И.Тихомирова Владимир Андреевич Артемьев (1868-1962) вспоминал: «Это была первая ракета на бездымном порохе не только в СССР, но и, пожалуй, во всём мире... Созданием этой ракеты был заложен фундамент для конструктивного оформления снарядов к «катюше».

В 1929 г. после окончания Ленинградского университета в деятельность ГДЛ включился В.П.Глушко, с юношеских лет увлекавшийся идеями космонавтики. В апреле 1929 г. В.П. Глушко свою работу по электрическим ракетным двигателям (ЭРД) для предложенного им космического аппарата - «гелиоракетоплана» подал как авторскую заявку в Комитет по делам изобретений. Заявка была одобрена профессором М.В. Шулейкиным (1884—1939) и Н.И. Тихомировым с заключением «о повелительной необходимости безотлагательно приступить к опытным работам». В результате В.Глушко направлен в ГДЛ, где был назначен начальником отдела по разработке и созданию жидкостных и электроракетных двигателей. Надо отметить, что этим изобретением В.П. Глушко более чем на три десятилетия опередил учёных Запада.

Особый вклад в разработку твердотопливных ракет внёс возглавивший ГДЛ в 1930 г. после смерти Н.И. Тихомирова артиллерийский офицер Борис Сергеевич Петропавловский (1898-1933), На посту начальника ГДЛ его сменил дивизионный инженер Николай Яковлевич Ильин, хорошо знакомый с работами лаборатории, поскольку он курировал их в качестве уполномоченного начальника вооружений РККА. В 1932 г. он передал свои служебные функции военному авиационному инженеру Ивану Терентьевичу Клейменову (1898-1938). Он привлёк к сотрудничеству с ГДЛ К.Э. Циолковского, который стал почётным членом её учёного совета и по-деловому сотрудничал с лабораторией.

При Союзе общества друзей обороны и авиационно-химического строительства СССР (ОСОАВИАХИМ, ныне ДОСААФ - Добровольное общество содействия Армии, Авиации и Флоту) в начале 1931 г. энтузиастами ракетного дела была организована Секция реактивных двигателей, которая в сентябре преобразовалась в московскую Группу изучения реактивного движения (ГИРД). Инициаторами её создания стали Ф.А. Цандер,ставший её руководителем, Владимир Петрович Ветчинкин (1880-1950), Андрей Григорьевич Костиков (1899-1950), Юрий Александрович Победоносцев (1907-1973), Евгений Сергеевич Щетинков (1907-1976) и др.

Лунная одиссея отечественной космонавтики. От «Мечты» к луноходам - image12.jpg

К.Э. Циолковский и М.К. Тихонравов (Калуга, 17.02.1934 г.)

По приглашению Ф.А. Цандера в начале октября 1931 г. в деятельности ГИРДа на общественных началах стал принимать участие старший инженер авиационного завода №39 С.П.Королёв, вскоре возглавивший научно-технический совет. В июле 1932г. из общественной организации ГИРД была преобразована в научно-исследовательское и опытно-конструкторское учреждение по разработке ракет и двигателей, а по предложению Ф.А. Цандера начальником и председателем технического совета ГИРД назначили С.П. Королёва. В этом же году на работу в ГИРД перешёл М.К. Тихонравов, став начальником бригады, проектировавшей жидкостные ракеты и двигатели для них. В 1933 г. Ф.А. Цандер построил и испытал свой первый реактивный двигатель на жидком топливе - бензине, окисляемом жидким кислородом.

Одновременно с созданием ракет велось строительство пусковой площадки на военно-инженерном испытательном полигоне вблизи посёлка Нахабино Красногорского района Московской области.

Успешный старт первой советской ракеты «ГИРД-09» состоялся 17 августа 1933 г. Её конструктором по праву признан М.К. Тихонравов. 25 ноября того же года с того же полигона удачно стартовала ракета «ГИРД-Х», созданная по проекту Ф.А. Цандера. Её макет установлен на могиле автора в Кисловодске.

Полётами «гирдовских» ракет положено начало широкому фронту исследований в отечественном ракетостроении.

Группы изучения реактивного движения создавались и в других регионах страны.

Так, Ленинградская ГИРД, председателем президиума которой был корабельный инженер Владимир Васильевич Разумов (1890-1967), объединяла около четырёхсот членов. В ЛенГИРДе проводились работы по созданию пороховых и жидкостных ракет для изучения верхних слоёв атмосферы, по конструированию тренажеров для полета человека в космос и др. При ней также были организованы курсы по теории реактивного движения, в которых принимали активное участие знаменитые популяризаторы науки H.A. Рынин и Я.И. Перельман.

ГДЛ, МосГИРД и ЛенГИРД сыграли основную роль в зарождении советского ракетостроения.

Летом 1932 г. и в январе 1933 г. в Ленинграде состоялись встречи их представителей. Руководители вооружения РККА, ознакомившись с их работами, пришли к твердому убеждению о необходимости создания государственного учреждения для теоретической и практической разработки вопросов реактивного движения. Развивающейся стране нужны были талантливые ученые и инженеры.

Лунная одиссея отечественной космонавтики. От «Мечты» к луноходам - image13.jpg

Михаил Николаевич Тухачевский

По инициативе начальника вооружения РККА Михаила Николаевича Тухачевского (1893-1937) в Москве 21 сентября 1933 г. был создан первый в стране Реактивный научно-исследовательский институт (РНИИ, с 1937 г. - НИИ-3, с 1942 г. - Государственный институт реактивной техники, с 1944 г. - НИИ-1, с 1965 г. -НИИ тепловых процессов, с 1993 г. - Исследовательский центр имени академика М.В.Келдыша, ФГПУ «Центр Келдыша»).

По оценке академика Б.Е.Чертока, видного учёного, разработчика авиационной, ракетной и космической техники в СССР, РНИИ стал первым в стране, да, пожалуй, и в мире, таким государственным научно-исследовательским и опытно-конструкторским учреждением, настоящей кузницей выдающихся ученых и инженеров в области ракетно-космической техники [6].

В соответствии с постановлением Совета Труда и Обороны СССР от 31 октября 1933 г. институт был передан в ведомство Народного комиссариата тяжелой промышленности. Начальником института назначили военного инженера 1 ранга И.Т. Клеймёнова (1899-1938), а его заместителем - С.П. Королёва. Ведущими специалистами института стали В.П.Глушко, Алексей Михайлович Исаев (1908-1971), Георгий Эрихович Лангемак (1898-1938), Василий Павлович Мишин (1917-2001), Ю.А. Победоносцев, Борис Викторович Раушенбах (1915-2001), М.К. Тихонравов и др. Здесь Г.Э. Лангемак и В.П. Глушко создавали свой труд «Ракеты, их устройство и применение», опубликованный в 1934 г. Главной редакцией авиационной аппаратуры.

6
{"b":"543774","o":1}