ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Премьер-министр Великобритании Уинстон Черчилль обратился 13 июля с личным и строго секретным посланием к И.В. Сталину, в котором просил «... дать надлежащие указания о сохранении той аппаратуры и устройства в Дебице, которые Ваши войска смогут захватить после овладения этим районом, и если бы затем Вы предоставили возможность для изучения этой экспериментальной станции нашими специалистами».

И.В. Сталин разрешил допустить англичан к осмотру полигона. В то же время нарком авиационной промышленности Алексей Иванович Шахурин (1904-1975) получил указание направить команду специалистов для максимального изучения всего, что будет найдено, ещё до того, как туда попадут англичане. В эту команду вошли и сотрудники НИИ-1 Ю.А. Победоносцев, М.К. Тихонравов и несколько их непосредственных технических помощников.

Начальнику Управления вооружения Гвардейских миномётных частей (ГМЧ), генерал-майору артиллерии Андрею Илларионовичу Соколову (1910-1976) поручили возглавить государственную комиссию по обследованию этого полигона, что позволило уже через несколько месяцев после Победы приступить к воссозданию немецких БРДД.

В апреле 1945 г. решением Государственного комитета обороны (ГКО) создаётся группа во главе с начальником Научного института самолётного оборудования (НИСО) генерал-майора авиации Николая Ивановича Петрова. На неё возложили особые полномочия по осмотру, изучению, отбору образцов и материалов немецкой техники. В её состав включили А.М. Исаева и Б.Е. Чертока. [6, 9]

После капитуляции фашистской Германии для изучения трофейной немецкой ракетной техники и средств её применения была создана Советская техническая комиссия. И.В. Сталин поручил руководство комиссией сначала А.И. Шахурину, а затем - генерал-майору Льву Михайловичу Гайдукову (1911-1999), члену военного совета ГМЧ, заведующему отдела ЦК ВКП(б).

В состав комиссии вошли Владимир Павлович Бармин (1909-1993), Евгений Яковлевич Богуславский (1917-1969), Леонид Александрович Воскресенский (1913-1965), В.П. Глушко, А.М. Исаев, С.П. Королёв, Виктор Иванович Кузнецов (1913-1991), В.П. Мишин, Николай Алексеевич Пилюгин (1908-1982), Ю.А. Победоносцев, Михаил Сергеевич Рязанский (1909-1987), Б.Е. Черток, генералы А.И. Соколов и Александр Фёдорович Тверецкий (1904—1992), полковники Александр Григорьевич Мрыкин (1905-1972), Георгий Александрович Тюлин (1914-1990) и Павел Ефимович Трубачёв, майор Яков Исаевич Трегуб , капитан Керим Алиевич Керимов (1927-2003), старший лейтенант Юрий Александрович Мозжорин (1920-1998) и другие специалисты. Все они со временем выросли в создателей ракетно-космической техники и руководителей отрасли.

Гражданскому персоналу комиссии присвоили воинские звания старших офицеров, выдали обмундирование, пистолет ТТ с двумя обоймами и соответствующие документы.

Было сформировано несколько групп, направленных в советскую зону оккупации Германии, для поисков и восстановления технической документации и готовых образцов баллистических управляемых ракет дальнего действия, в основном «Фау-2», ракет ПВО «Вассерфаль» и «Шметтерлинг», экспериментальных крылатых ракет дальнего действия A-4b (А-9) и др.

Активная деятельность советских специалистов началась в мае 1945 г.

По своей инициативе А.М. Исаев и Б.Е. Черток для воспроизводства образцов «оружия возмездия» привлекли немецких специалистов и летом 1945 г. в Бляйхероде создали первый совместный советско-германский ракетный институт, названный ими же RABE - RAketenBau und Entwicklung Bleicherode («Строительство ракет в Бляйхероде»).

Вскоре для работы в институте из Москвы прибыли H.A. Пилюгин, Л.A. Воскресенский, В.П. Мишин, Александр Яковлевич Березняк (1912-1974), Евгений Митрофанович Курило, Василий Иванович Харчев и Семён Гаврилович Чижиков. Как начальник института, Б.Е. Черток назначил своим первым заместителем и главным инженером H.A. Пилюгина. Через советскую военную администрацию в Германии (СВАГ) он организовал приглашение на работу немецких учёных и высококвалифицированных инженеров определённых специальностей. Так в институте появились первоклассный теоретик и инженер по гироскопии и теоретической механики доктор Курт Магнус, автоматическому управлению -доктор Ганс Хох, рулевым машинам - доктор Манфред Блазиг, баллистическим расчётам профессор Вольдемар Вольф, аэродинамике - доктор Вернер Альбринг, боевым стрельбам ракетами «Фау-2» - Гейтц Фибах и заместитель Вернера фон Брауна по радиоуправлению ракетами и электрическим системам Гельмут Греттруп.

С августа в институте работали Е.Я. Богуславский, В.И. Кузнецов, Ю.А. Победоносцев, М.С. Рязанский, а также представители ГАУ Г.А. Тюлин, Ю.А. Мозжорин, П.Е. Трубачёв и К.А. Керимов. Становление института фактически завершилось.

В сентябре в Бляйхерод прибыл С.П. Королёв, включённый в Советскую техническую комиссию, с полномочиями создания группы «Выстрел». На неё возлагалась организация службы по изучению предстартовой подготовки ракет к пуску, заправочного и пускового оборудования, техники прицеливания, расчёта полётного задания, инструкций для личного состава огневых расчётов и всей необходимой документации.

В начале февраля 1946 г. на базе института RABE создаётся институт «Нордхаузен», руководителем которого назначают Л.М. Гайдукова, а его первым заместителем и главным инженером С.П. Королёва. Это крупное научно-производственное объединение включало завод «Монтанья» по двигателям и турбонасосным агрегатам и базу для их испытаний (руководитель В.П. Глушко); «Завод №3» по восстановлению технологии производства и сборки ракет (руководитель - Е.М. Курило); КБ «Олимпия» по восстановлению документации и технологического оборудования (руководитель - В.П. Мишин); расчётно-теоретическая группа по баллистике и аэродинамике (руководитель полковник Г.А. Тюлин); военное представительство (руководитель - полковник А.Г. Мрыкин) и другие структурные подразделения, которыми руководили В.И. Кузнецов, H.A. Пилюгин, М.С. Рязанский и Б.Е. Черток. Немецких специалистов и рабочих, а их численность доходила до семи тысяч человек, обеспечивали зарплатой, жильём и продуктовыми пайками.

Со стороны руководства страны над этим институтом шефствовали Маршал Советского Союза Георгий Константинович Жуков (1896-1974) и главный маршал артиллерии Николай Николаевич Воронов (1899-1968), а также заместитель министра НКВД по военной разведке генерал-полковник Иван Александрович Серов.

Группу «Выстрел», которая значительно расширилась, возглавил Л.A. Воскресенский. В неё вошёл и Виктор Адамович Рудницкий (1910— 2002), организовавший поиск и восстановление подъёмно-транспортного, заправочного и пускового оборудования.

А в Берлине создали институт «Берлин» (начальник Ю.А. Победоносцев, главный инженер В.П. Бармин) по тематике зенитных управляемых ракет.

В конце февраля 1946 г. С.П. Королёв подготовил доклад правительству об объединении усилий научных, конструкторских и промышленных организаций по созданию отечественной ракетной техники. Министр вооружения Дмитрий Фёдорович Устинов (1908-1984) и начальник Главного артиллерийского управления маршал артиллерии Николай Дмитриевич Яковлев (1898-1972) поддержали эти предложения, в том числе и по организации работ в оккупированной Германии.

17 апреля докладная записка, подготовленная Д.Ф. Устиновым и его первым заместителем Василием Михайловичем Рябиковым (1907-1974), была представлена И.В. Сталину, который 13 мая 1946 г. подписал поистине историческое постановление Совета министров СССР № 1017-419419сс «Вопросы реактивного вооружения» под грифом «Совершенно секретно (особая папка)». Текст постановления подготовили Николай Александрович Вознесенский (1903—1950)[4], Д.Ф. Устинов и В.М. Рябиков. Согласно постановлению был образован Специальный комитет по военной технике, всем министерствам и ведомствам предписывалось «...считать работы по развитию реактивной техники важнейшей государственной задачей», выполнять задания как первоочередные.

вернуться

4

Выдающийся экономист, организатор народного хозяйства в годы войны и перехода к мирной жизни. В возрасте 43 лет к указанному времени он уже был кандидатом в члены Политбюро ЦК ВКП (б), академиком, председателем Госплана и заместителем председателя Правительства СССР. Вместе с рядом партийных и городских руководителей проходил по сфабрикованному «ленинградскому делу». Репрессирован; посмертно реабилитирован.

8
{"b":"543774","o":1}