ЛитМир - Электронная Библиотека

Это первый раз, когда он не пришёл смотреть, как я играю. Каждый тачдаун, я сделал для

него. Для того, чтобы рассказать ему, что-то хорошее сегодня вечером. Но, я сижу здесь, как гребаный мудак, потому что, придя домой, я увижу его, а это пугает меня.

Он? Кто он? Я хотела спросить его, но боялась. Это его открытая рана. Он не показывал

это миру. Под этим всем есть парень. И он позволил мне увидеть его. Его боль. Его

страхи. Но почему?

- Когда я родился, мама сказала ему, чтобы он купил футбольный мяч и принёс его в

больницу для меня. Когда ему сказали, что родился мальчик, он побежал и купил его. Он

положил его рядом со мной в кроватку, в тот же день. Я любил футбол, но это было, потому что я любил его. Он всегда был моим героем. Теперь, чёрт, он собирается покинуть

меня. И маму, - он выпустил жесткий смешок в полной агонии. - Что будет с ней? Он её

мир. Всегда был. Я не могу представить маму без отца. Она будет потеряна. Меня не

хватит. Я просто.. - он взялся за голову и испустил стон. -.. я чертовски напуган, Мэгги. Ты

знаешь это чувство? Чувство страха? - спросил он, поднимая голову, чтобы посмотреть на

меня в первый раз за всё время.

Я знала. Я знакома с этим чувством слишком хорошо. Я знакома с ужасом и страхом. Я

знаю демонов, которые преследуют тебя ночью, в твоих сладких снах, когда ты совсем еще

ребёнок. Я знаю больше, чем он себе может представить.

Я кивнула.

- Да, - хрипло прошептала я, отчаянно пытаясь убедить его, что он не один. Мой голос

звучал странно и незнакомо.

Это был второй раз, когда я заговорила с ним. Однажды, когда он разозлил меня и сейчас, потому что я понимала, что ему нужно знать, что он не один. Боль пришла к каждому из

нас в определённый момент. Это было тем, как мы научились, справляться со всем этим и

это определило наше будущее. В этот момент, я выбрала говорить. Молчание было

нормальным, но для того времени, когда я видела, как отец убивает мою мать, сейчас я

хотела говорить. Я хотела успокоить кого-то.

Его глаза округлились.

- Ты говоришь, - сказал он, глядя на меня, - Снова.

Я ничего не ответила. Я сказала ему это, потому что он нуждался во мне. Но

разговаривать, для того, чтобы просто общаться? Я не могу этого сделать. Я все ещё

боялась услышать свой голос.

37

- Это правда? Что Гуннер говорил мне.. Ты видела как твой отец.. - Он замолчал. Он знал о

моём прошлом. Кто-то узнал и рассказал всем вокруг. Я знала, что это когда-нибудь

случиться.

Я думала, что ответить. Я не говорила ни с кем о той ночи. Воспоминания слишком

тяжелы для меня.

Это тяжело вынести, любому человеку. Но Уэст тоже теряет родителя.

Итак, я кивнула. Я не могу дать больше, чем это. Я не могу передать словами то, что

видела. Не снова.

- Дерьмо. Это жестоко, - сказал он.

Мы сидели в тишине несколько минут, глядя в темноту.

- Мой отец умирает. И доктора больше ничего не могут сделать. Они отправили его

домой.. умирать. Каждый день я смотрю на то, как он потихоньку угасает. Это вне нашей

досягаемости. Далеко от нас. Он находится в такой боли и нет ничего, чем бы я смог

помочь. Я боюсь ходить в школу, что, если он умрёт, прежде, чем я вернусь, и я больше

никогда не увижу его снова? Но затем, прямо как сейчас, я боюсь возвращаться домой, потому что его состояние, возможно, ухудшилось и мне придётся это увидеть. Я должен

увидеть, как угасает, мною обожаемый человек. Его покидает жизнь. Он покидает нас.

Моя мама быстро умерла. Мгновенно. Она не испытывала боли, за исключением того

момента, когда я кричала на своего отца, пытаясь его остановить, когда он нацелил на неё

оружие. Я знаю, что тогда она страдала. Ей было больно за меня и за то, что я увижу. Но я

не знаю, что чувствуешь, когда родитель медленно умирает на твоих глазах. Что

чувствуешь, когда, идя спать, ты не знаешь, увидишь ли снова его следующим утром. Моё

сердце болело за него. Потерять, того, кого ты любишь, слишком тяжело. Самое трудное в

жизни. Уэст не совсем милый человек. Он скорее жесток. Но эмоции в его голосе, трудно

игнорировать. Я не хочу чувствовать что-либо из-за него, даже грусть, но я чувствую.

- Никто не знает, - продолжил он. Я не могу никому сказать. Все знают, что папа перенёс

операцию и, что сейчас он нетрудоспособен. Он больше не работает. Я обманул их, когда

сказал, что это не большое дело, - он снова испустил смешок, тяжелый, брутальный звук, который не содержал юмор, - Женщины в этом городе никогда не принимали мою маму,

она не нашла друзей, за исключением твоей тети, и я не думаю, что она рассказала обо

всем Корали. Когда папа уйдёт. Я должен буду. Как я справлюсь со всем? Как я могу быть

всем, что ей нужно?

Я не могу ничего сделать, чтобы облегчить его боль. Ничего, что я сделаю, не улучшит

ситуацию. Я накрыла его руку своей. Это единственное, что я могла сделать. Может, надо

было что-то сказать. Но я не уверена, что смогла бы.

Он начал поворачивать руку, чтобы взять мою, но вдруг он остановился и отстранился.

Затем он встал, как будто собрался уходить. Я не хочу, чтобы он вот так ушел. Он показал

мне своих демонов, с которыми столкнулся. Он обнажил все свои секреты. Он идет

домой, в этот кошмар, чтобы переживать это снова и снова, пока все не закончиться. Он не

хотел никому рассказывать, но он рассказал мне. Видел ли он в моих глазах то, что я

видела в его? Печаль и гнев? Сожаление и страдания?

38

- Каждую ночь мне снятся кошмары, - сказала я, - Я вижу, как умирает моя мама, снова и

снова.

Я выживаю тем, что сохраняю молчание

ГЛАВА 10

УЭСТ

На этот раз она не шептала. Милый южный акцент, с которым она растягивала слова,

звучал вместе с её голосом, красиво. Ёе голос не был высоким, немного ниже обычного.

Слова, которые она произнесла, были невероятно реалистичными, очень больно думать о

том, какие же переживания она испытывала каждую ночь. Я не знал, что ей сказать. Мой

папа умирал от рака. И это разрывало меня на части. Но она видела, как ее отец убил мать.

Эта была такая жестокость, которую я даже себе представить не мог.

Она плотно закрыла глаза и сделала глубокий вдох. Я внимательно глядел на нее, не в

силах отвести взгляд. Я боялся, что она сделает движение или исчезнет. И она была нужна

мне. Сейчас, по крайней мере, мне нужно, чтобы кто-то знал о моей боли. Кто-то, кто

понимал бы эту боль.

- Они ни на секунду не покидают тебя..страдания, - сказала она, открыла глаза, чтобы

посмотреть на меня, - Но ты научишься жить и научишься справляться с потерей. Ты

будешь делать это, чтобы выжить.

Теперь я понимал. Почему она не говорит...почему она сохраняет молчание. И это не

касалось переживания того момента. Не говорить, не смеяться. Просто сохранять себя. До

настоящего момента. Со мной.

- Ты разговариваешь со мной. Почему я?

Её взгляд скользнул по моему плечу, и я увидел печаль в глазах.

- Потому что ты тоже мне нужен. Ты должен знать, что кто-то еще живет с такой же

болью, как и у тебя.

Я сделал шаг к ней.

- Когда ты потеряла свою маму, был ли кто-то рядом с тобой?- спросил я в надежде, что

она ответит утвердительно. Мне не нравилась сама мысль о том, что она сражалась с этим

ужасом в одиночку.

Она снова посмотрел на меня.

- Нет. Никто не понимал. Никто не видел, что я делаю. Никто не представлял, что я

переживаю. Я бы хотела поговорить с ними. Но они не понимали. Я решила хранить

молчание, таким образом, я выживаю.

Я тоже буду хранить молчание. Но не так, как она. Я продолжу держать в секрете то, что

мой отец болен. У меня не было друзей, и я не скажу им, что происходит. Мой папа был в

13
{"b":"543776","o":1}