ЛитМир - Электронная Библиотека

Грустная улыбка коснулась его губ.

- Да, это так. Ему бы понравилось и твое платье.

Прибывавшие и прибывавшие люди, подходили к Уэсту и его маме и высказывали

соболезнования, и все это время он не выпускал мою руку. Когда священник взял слово, мама Уэста села на стул, который стоял позади неё и, тихо зарыдала.

Я чувствовал, как Уэста била мелкая дрожь, когда пришло его время возлагать цветы у

гроба отца. Я немного ослабила хватку наших рук и ждала, пока он сделает шаг вперед и

положит красную розу.

- Ты всегда будешь моим героем, - сказал он достаточно громко, что я могла услышать эти

слова.

Когда он развернулся и направился ко мне, я могла видеть его напряденное выражение

лица. Он сдерживал эмоции, которые, я знала, душили его, он пытался держаться, ради

своей матери.

Когда он подошел ко мне, его рука вернулась в мою руку.

Дальше я уже не слушала, что говорили люди. Я была слишком сосредоточена на Уэсте и

на том, как неподвижен он был. Как будто он превратился в камень. Он сцепился в мою

руку так, будто держал меня в страхе, что я убегу.

Я справлялась со всем этим. Я бы никогда не оставила его.

Когда гроб начали опускать в могилу, Уэст резко вдохнул, а его мать встала и схватила его

за руку, опершись на него. Он обнял её и прижал к себе.

103

Медленно, люди начали расходиться. Кто-то подходил к Уэсту и похлопывал его по

спине,а также выражал слова соболезнования его матери, но все то делалось очень тихо.

Брэди, Аса, Нэш, Гуннер и Райкер, все подошли встали за Уэстом. Каждый сжимал его

плечо и говорил что-то типа "Я с тобой, чувак", "Люблю тебя, бро" и "Если я нужен, позвони мне".

Уэст кивали и поблагодарил всех. Каждый из парней подошел к Оливии и обнял её, что

заставило расплакаться её еще больше. После того, как парни выразили свои

соболезнования, они медленно ушли прочь. Я не знала, чего Уэст хотел бы от меня, но я

знала и то, что тетя и дядя ждали меня.

Я посмотрела на него.

- Я останусь, если нужна тебе.

Он посмотрел на свою мать, потом на меня.

-Сможешь выбраться ночью?

Я сделаю все, что он захочет. И я кивнула.

- Я буду у лестницы в одиннадцать.

- Я буду ждать тебя там.

Около десяти часов, в этот же вечер, в дверь моей спальни постучались. Я знала, что тетя

и дядя уже в своей постели, так что единственный, кто мог стучаться ко мне, это Брэди. Я

оставалась в своей комнате все время и пыталась читать. Но мой мысли постоянно

возвращались к Уэсту и его матери. Если я ему понадоблюсь и, он мне позвонит, я

предпочла бы быть одна, чтобы ответить ему.

Открыв дверь Брэди, я уставилась на него с любопытством .Он никогда не приходил ко

мне в комнату. Он едва пытался разговаривать со мной. Я не могла его ни в чем винить.

Трудно было вести с кем-то разговор, кто не отвечает тебе.

- Могу я войти? - спросил он.

Я кивнула, отступила назад и впустила его. И снова, он сделал то, что никогда не делал. Я

знала, он пришел по поводу Уэста. Я вспомнила, как Брэди тоже беспокоился о нем

сегодня. Сейчас это было не столь трудно, как за последние несколько дней.

Брэди вошел в комнату, руки в карманах брюк, он был не уверен в том, что ему сказать или

сделать.

-Мама и папа уснули, но звуки все равно распространяются по коридору. Не могла бы ты

закрыть дверь? - попросил он.

Я сделала так, как он попросил.

- Я видел, ты сегодня с ним говорила. Мне кажется, я видел это и раньше, но сегодня я

видел это точно.

Вообще-то я это ожидала. Хотя я и старалась с ним не говорить в людных местах, были

моменты, как сегодня, когда я не беспокоилась ни о чем, кроме как об утешении Уэста.

104

Я не ответила. Что он хотел от меня услышать? Он хотел, чтобы я признала это и

поговорила с ним? Потому, что это все изменит. Завтра я столкнусь лицом к лицу с

действительностью, где люди будут ожидать от меня, что я буду разговаривать.

Они вторгнутся в мою жизнь и захотят услышать то, о чем я не хочу говорить.

Молчание - мое убежище. И я не готова покинуть его.

- Мэгги, я не раз замечал это. Я видел это несколько раз. И видел это в школе. Ты не всегда

двигаешь губами, но Уэст тебя слушает. Я могу судить по его выражению лица, - сказал

Брэди и провел рукой по волосам, - Я не требую от тебя, чтобы ты разговаривала со мной.

Или с кем-то еще. Я просто.... Я запутался. Если ты можешь говорить. Почему бы тебе не

разговаривать со всеми? Почему только с Уэстом?

Он задает вопросы. Вопросы, которые подразумевают то, что я отвечу ему на них голосом.

Но я не хотела разговаривать, не сегодня. Я обола его и взяла свой блокнот, который лежал

на окне. Я написала:

"Он нуждается во мне. Я понимаю его и его боль."

Затем я вручила блокнот Брэди.

Он прочитал то, что я написала, и поднял глаза на меня.

- Так, вот что вас связывает. Вот, почему он все время с тобой, и внезапно хватает тебя за

руку, словно этот жест важнее ему, чем воздух, которым он дышит. Он не лжет о том, что

вы просто друзья. Ты помогаешь ему справляться со всем .....этим.

Я кивнула.

Брэди вздохнул с облегчением. Он протянул мне блокнот со словами.

- Я понял. Но однажды тебе надо сосредоточиться на том, что в помощи нуждаешься ты.

То, что ты прячешься от мира, не лечит тебя. ты не исцеляешься. Ты избегаешь этого.

Нет, так я защищаю себя. Я не написала это, Я просто стояла и ждала пока он уйдет или

скажет еще что-то.

Мой телефон зазвонил, и я достала его из кармана.

"Я снаружи. Жду тебя внизу у лестницы.

Он был здесь. Я выглянула в окно, потом посмотрела на Брэди.

- Он здесь, не так ли? - сказал Брэди, проследив мой взгляд на окно.

Я могла соврать, но я доверяла Брэди. Он тоже любил Уэста.

Поэтому, я кивнула.

Он грустно улыбнулся мне.

- Будь осторожна, Мэгги.

105

Он уже говорил это. Много раз. Я тоже себе это говорила. Но кажется, это уже не имело

никакого значения. Я уже перешла тот рубеж, когда я должна была оставаться осторожной, заботясь об Уэсте, и я не знала, как исправить это. И даже если я и хотела сделать это.

Я подождала пока, он не покинет мою комнату и дверь за ним не закроется, а потом

поспешила вылезти в окно и спуститься вниз.

Это было эгоистично, но так или иначе, я сделал это

ГЛАВА 32

УЭСТ

Смерть отца реальностью воровалась в мое сознание и сжала грудь в тот момент, когда

она опускали его гроб в землю. С этим моментом и пришла реальность. Мэгги была права.

Это была такая боль, которую невозможно описать словами и невозможно облегчить.

Моя мама проплакала весь вечер, пока я держал её в объятиях. В конце концов, я заставил

её принять снотворное и лечь спать. Я был сильным ради нее до тех пор, пока у меня у

самого хватало на это сил. Я тоже должен был сломаться. Но как бы это не было

эгоистично, я хотел, чтобы Мэгги была со мной в этот момент. Если бы она была рядом, я

бы не потерялся в своей боли. Она бы удержала меня от падения.

Посмотрев на её окно, я увидел, как она открыла его и сползала вниз. Сегодня она не

задавала мне глупые вопросы типа "Ты в порядке?" или "Что я еще могу сделать?". Она

просто была там. Молчаливо давая мне силу.

Когда она начала спускаться по лестнице, я удерживал её так, чтобы она не тряслась, а я

стоял под ней так, в том случае, если Мэгги упадет, то я бы её поймал.

Мне не нужны были разговоры. Я просто хотел, чтобы она была рядом со мной, когда я

буду сидеть в полном молчании. Мэгги сделала бы это. Вот именно по этой причине она и

35
{"b":"543776","o":1}