ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

В эту минуту грузин подошел к избе и крикнул:

— Две рессоры сломались, надо бы починить, а то ваши светлости далеко не уедут.

Адриан недовольно нахмурился:

— О, дьявол, ведь карета совсем новая! И как долго их придется чинить?

— Эти тупоголовые дурни сделают все как можно скорее, ваша милость, но потребуется никак не меньше двух-трех часов, — ответил смотритель.

Флорис прекратил раскачиваться на стуле.

— Что ж! Воспользуемся передышкой и немного отдохнем. У вас здесь есть кровати, сударыня?

— Конечно, ваша милость, все, что нужно, — пропищала хозяйка, восхищенная обходительными манерами Флориса.

— Ах, женщины, — проворчал хозяин, возводя очи горе, — у них мозгов не больше, чем у курицы.

— Разбудите нас, как только карета будет готова, — приказал Адриан.

Несколько минут спустя все пятеро уже спали в большой комнате, предназначенной для путешественников. В ней оставалось еще около дюжины пустых кроватей. На подставу в Ораниенбауме приезжали из Петербурга, Риги, Новгорода… Нередко многочисленные путешественники здесь и ночевали.

Но к счастью, сегодня утром наши друзья могли полностью располагать комнатой. Тюфяки были несколько жестковаты, однако благодаря усердию хозяйки в них не было ни клопов, ни тараканов. Федор и Грегуар быстро громко захрапели, Флорис еще немного подождал, а потом тихо встал. Схватив Жоржа-Альбера, весьма недовольного тем, что его столь бесцеремонно разбудили, он вскочил на подоконник и выскользнул на улицу. Внутренний голос шептал ему, что надо бы вернуться обратно и, разбудив товарищей, посвятить их в свои планы. Но ему тут же послышался рассудительный голос Адриана: «Как? Ты собираешься спасать женщину, которая хотела нас убить…»

Флорис пожал плечами. Слишком сложно все объяснять. Он все сделает сам, один, вместе с Жоржем-Альбером, ради прекрасных глаз… монахини Елены…

«Без коня я буду выглядеть круглым идиотом», — подумал Флорис. Прирожденный наездник, он чувствовал себя уверенно только на спине горячего скакуна.

Флорис тихо вернулся во двор, где вокруг кареты суетились мужики.

— Эй, хозяин, прикажи оседлать мне лошадь. Мои товарищи спят, а я кое-что забыл в трех верстах отсюда.

Станционный смотритель подозрительно взглянул на Флориса.

«Не так шустро, красавчик, — подумал он, — если вы думаете, что вам удастся улизнуть от Юрия Давыдовича не заплатив, то вы ошибаетесь».

Флорис понял, в чем его заподозрил хозяин. Он бросил ему кошелек с двадцатью золотыми империалами.

— О! Сейчас, ваша милость, к вашим услугам, ваша светлость.

— Главное, не будите моих друзей, дайте им поспать до моего возвращения.

— Хорошо, ваша светлость, конечно, к вашим услугам…

Флорис вскочил на коня и бесшумно выехал со двора.

— Ох, Юрий, какой красивый господин, какой вежливый и обходительный! — проговорила жена смотрителя, подходя к мужу, — и он хорошо заплатил нам.

— Замолчи, глупая женщина, — рявкнул смотритель, — от твоей трескотни у меня скоро уши отсохнут. Это, ясное дело, большие вельможи, но их дела нас, бедных посадских людей, не касаются. Нам лучше ничего не видеть и не слышать…

Флорис рысью пересек маленький городок Ораниенбаум и въехал на рыночную площадь. Там перед ним открылось веселое зрелище.

— Покупайте капусту, зеленей моей капусты не найдешь до самого Смоленска.

— А вот яйца, крупней, чем балтийские скалы.

— Эй, а мои гуси нежней и хитрей любой бабы.

Флорис беспечно улыбался. При других обстоятельствах он бы непременно остановился, чтобы поболтать с крестьянами, чей сочный язык всегда забавлял его. Немного поодаль продавали товар совсем иного рода.

— О! Молодой господин, не хочешь ли купить слугу? — выкрикивал боярский управляющий.

Флорис бросил взгляд на крепостного и тяжело вздохнул. Он так и не смог привыкнуть к тому, что можно продавать людей. «Наверное, в моих жилах течет недостаточно русской крови, — подумал он, — я никогда не смогу с этим смириться».

— Едем, Жорж-Альбер, — произнес Флорис, трогая коня и отрывая обезьянку от созерцания увлекательного зрелища игры в лапту. Флорис, наконец, увидел то, что искал. Он направился к аптекарю, разложившему перед собой разные пузырьки с микстурами.

— Покупайте мои целебные корешки, они разжижают кровь и очищают селезенку, — выкрикивал «ученый человек».

Флорис спешился. Воспользовавшись этим, Жорж-Альбер схватил пучок травы и принялся его жевать. Однако он тут же выплюнул свою добычу, скорчив при этом уморительную гримасу. Флорис склонился к торговцу и что-то зашептал ему на ухо; тот отрицательно покачал головой. Флорис опустил руку в карман, вытащил оттуда увесистый кошелек и вложил его в руку аптекаря. Тот мгновенно собрал свой товар, погрузил его на маленькую тележку и потрусил за околицу. Флорис в некотором отдалении следовал за ним. Оказавшись в поле, аптекарь спрыгнул с тележки, снял с себя черный плащ и шляпу, обшитую зеленым галуном, и отдал их Флорису.

— Вот так-то лучше, молодой барин, я тебя никогда не видел. Если меня спросят, откуда у тебя оказалась моя тележка с зельями, я скажу, что ты ограбил меня. Знать ничего не хочу, зачем тебе мой товар, это слишком опасно…

— Даю тебе слово дворянина, что намерения мои чисты, — ответил Флорис, влезая вместе с Жоржем-Альбером в крохотный возок.

Затем он свистом подозвал своего коня и привязал его к тележке. Аптекарь направился обратно в город. Флорис огляделся, не видно ли вокруг нескромных соглядатаев. Натянув поглубже шляпу и закутавшись в плащ, он щелкнул кнутом. Лошадь резво побежала в направлении живописного холма, где возвышался замок в стиле барокко, фасадом смотревший на море. Замок казался необитаемым, вокруг простирались сады.

— Вот и еще один дворец Меншикова, — прошептал Флорис. — Решительно, в те времена наш враг ни в чем себе не отказывал. — Он проехал еще немного по вьющейся среди кустов тропинке, и на соседнем холме увидел бастион; подъемный мост был опущен.

— Прекрасно, — молвил он, — они ничего не подозревают.

Он хлестнул лошадь, и она принялась взбираться в горку. Внезапно Флориса охватило острое чувство тревоги. Он инстинктивно почувствовал опасность, что-то подсказывало ему, что прежде, чем подниматься, надо бы объехать бастион вокруг. Местность была на удивление пустынной. Казалось, зубчатую башню вообще никто не охранял.

«Правильно ли я понял ее письмо? Я был не прав, что сжег его», — подумал Флорис.

И все же он въехал на мост. Перед недавно выстроенной аркой с решетчатыми воротами расхаживал часовой.

— Эй, стой, куда тебя несет, торговец?

Флорис неожиданно почувствовал себя увереннее. Пришла пора действовать.

— Я ученый аптекарь, солдат, привез тебе и твоим товарищам целебные настойки из трав, от которых у вас кровь сразу побежит быстрее. Мои микстуры устраняют избыток кислоты в моче, излечивают цингу и многое другое. У меня есть чудесное средство, от которого желудки ваши будут работать, как у младенцев, и волшебный бальзам, исцеляющий язвы и опухоли на ногах, а, главное, печень, страдающую от чрезмерного употребления горячительных напитков. У меня есть чудесные слабительные и отвары из уральских трав, прочищающие кишки. Я могу излечить вас от водянки и от желчи! Вы никогда не будете болеть и сможете есть все, что захотите! Я пускаю кровь, ставлю примочки…

Не переставая быстро-быстро говорить, Флорис спрыгнул с тележки и принялся усердно совать солдату свои бутылочки. Жорж-Альбер суетился вокруг, откупоривая склянки возле самого носа часового. Несколько солдат, сидевших поодаль и изнывавших от скуки, подошли поближе и окружили аптекаря.

— Подходите, храбрые солдатики, подходите!

— Моя старая рана ноет, из нее сочится сукровица.

— А у меня опять началась болотная лихорадка.

— Эй, не знаю, хватит ли у меня на всех вас лекарств, — отвечал Флорис.

— О! Не беспокойся, ученый лекарь, нас всего двенадцать, и мы сторожим единственную узницу.

52
{"b":"543785","o":1}