ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Увы, я в отчаянии, мадам.

Монголка решила, что это такая новая игра, и не заметила, как ее целиком опутали веревками: она была увязана словно колбаса. Флорис нагнулся и поцеловал ее в глаза:

— Тысячи извинений, моя красавица.

В нескольких словах Адриан объяснил трагическое положение их товарищей и принцессы.

— Малышка Ясмина, ах… — улыбнулся Флорис, следуя за Адрианом. — Теперь я понимаю, почему Жорж-Альбер удрал к ней: он не забыл свою прежнюю хозяйку.

Молодые люди тихо подкрались к «гостиной». Двое бонз готовили для пленников трапезу; они не обратили внимания на появление Адриана. Новоявленный лама сделал им знак приблизиться. Ничего не заподозрив, они подошли. Словно чертик из коробочки, из-за спины брата выскочил Флорис. Не сговариваясь, они одновременно ребром ладони ударили жрецов по сонной артерии. Флорис быстро переоделся, и они потащили обоих лам в клетушку Федора. Одним прыжком украинец вскочил с кровати, где он только что выказывал свой пыл огромной монголке. Девица была такой же рослой, как и он, но в два раза толще, и отзывалась на нежное имя Кулугами, означавшее «маленькая железная мышка». Федор видел ее в третий раз, ибо несмотря на свои двести пятьдесят фунтов, Маленькая Мышка ухитрялась юрко проскальзывать вне очереди. Она делала руками какие-то знаки, пытаясь что-то промычать через кляп, которым Федор весьма резко заткнул ей рот. В ее раскосых глазах не было страха, она явно хотела говорить. Федор посмотрел на своих господ. Он был расстроен, что ему пришлось столь грубо обойтись с Маленькой Мышкой. Адриан одобрительно кивнул: эта толстуха была ему симпатична. Федор тут же вытащил у нее изо рта кляп.

— Вы все погибнете, достойные чужестранцы, если я не помогу вам бежать, без меня вас мгновенно схватят, — зашептала Маленькая Мышка.

— Почему ты хочешь помочь нам, женщина? — спросил Адриан.

— Я не хочу расставаться с почтенным Федором. Есть только один способ убежать с горы, я расскажу его вам, если вы поклянетесь бесценным лотосом, что возьмете меня с собой.

«Почтенный» Федор преисполнился гордости за то, что сумел внушить такую страсть.

— Барин, Маленькая Мышка достойна доверия, она красива и умна, на ее слово можно положиться…

— Согласен, Федор, мы забираем Маленькую Мышку с собой. Итак, о каком же способе ты говорила, женщина? — напомнил Адриан, отвязывая монголку и с искренним удивлением разглядывая ее запястья шириной с бедро обычного человека.

— Отсюда еще никто никогда не убегал. Но я верю в вас, достойные чужестранцы; и вот как надо действовать… — продолжила Маленькая Мышка, окончательно перейдя на шепот. Трое мужчин навострили уши и, пока она говорила, только изумленно переглядывались.

— А ты, Маленькая Мышка, уверена, что нам удастся бежать и мы не сломаем себе шею? — спросил Флорис.

— Да, почтенный чужестранец, это единственно верный способ побега, некогда им воспользовались два ламы. Они помолились Будде, и им это удалось.

— Невероятно, — задумчиво произнес Адриан, — но другого выхода, кажется, действительно нет. Флорис, предупреди остальных. Иди сюда, Федор, нам надо раздобыть еще три костюма лам.

— Но, господин герцог, куда так торопиться, мне и здесь неплохо, — запротестовал Грегуар, обретший, казалось, вторую молодость.

— Этот человек прав, — поддержал его отец дю Бокаж, знайте же, дети мои, я смог обратить в христианскую веру и окрестить шестерых из этих несчастных язычниц, а со временем…

Флорис не стал уточнять, каким образом ему удалось это сделать. Маленькая Мышка освободила связанных друзьями женщин и объяснила им, что от них требуется. Адриан и Федор вернулись с тремя желтыми халатами. Несмотря на яростное сопротивление, отцу дю Бокажу пришлось сбрить бороду, которую он считал своим самым изысканным украшением. Ли Кан также покапризничал. Он был слишком правоверным буддистом, чтобы одевать наряд ламы.

— Моя религия запрещает подобное святотатство, и бог Хо, конечно же, покарает меня за…

Адриан быстро пресек всяческие недовольства. Трубы звучали уже совсем рядом.

— Быстро, Жорж-Альбер, отнести эту записку принцессе и приходи вместе с ней к обрыву; предупреди ее, что Маленькая Мышка принесет ей одежду для побега. Ты сумеешь пробраться к принцессе, женщина? — быстро спросил Адриан.

Маленькая Мышка кивнула головой.

— И ты отвечаешь мне за своих подруг?

— Они будут слушаться меня, почтенный чужестранец, — еще раз утвердительно кивнула Маленькая Мышка, высовывая язык, что у монголов было знаком особо изысканной вежливости.

Шестеро пленников опустили головы и, подражая семенящему шагу лам, направились к выходу. На площади царило великое оживление. Палачи раскладывали свои страшные орудия: прутья, которыми стегали до крови, веревки, пропущенные через блоки, чтобы подвешивать приговоренных за ногу. При виде кола Грегуар так испугался, что споткнулся и едва не свалился прямо в ноги охраннику. Адриан успел подхватить его. К счастью, солдаты с любопытством взирали на мрачные приготовления и не обратили никакого внимания на лам, вышедших из дома узников. Флорис подошел к одному из стражей и свистящим шепотом произнес:

— Слава бесценному лотосу, узникам нужно еще шесть женщин. Когда эти шестеро выйдут, сегодня больше никого к ним не пускать: пленники должны хорошенько отдохнуть перед пытками.

Охранник кивнул и отобрал еще шесть женщин; его совершенно не интересовало то, что происходило внутри шатра. Флорис провел женщин в дом и передал, несколько удивленных, но еще более разочарованных, с рук на руки Маленькой Мышке, приступившей к своим обязанностям председателя военного совета. Величественная монголка объяснила своим товаркам, что они обязаны помочь почтенным узникам бежать, дабы те посоветовались со своими белыми богами, а затем вернулись, наделенные еще большей мужской силой. Не в силах противиться уговорам Маленькой Мышки, Флорис присоединился к товарищам, ожидавшим его на обрыве возле дворца Великого Могола. На траве лежали брошенные ламами воздушные змеи. Шум с площади почти не долетал сюда. Адриан поспешил обследовать местность. По краю обрыва тянулась широкая поляна: из глубокой расселины вырывались потоки ветра. Флорис подошел к брату, они склонились над пропастью и тут же в ужасе отступили. Внизу, на расстоянии около четырнадцати саженей, раскинулась широкая каменистая платформа, а еще дальше и глубже они увидели овраги и узкую долину. Мощный рев вырывался из расселины, словно там гудели все силы ада! Адриан содрогнулся:

— Принесите сюда воздушных змеев.

Федор и Ли Кан поспешили исполнить приказание и подтащили поближе необычные конструкции: каркасы этих огромных «птиц» были сделаны из еловых реек, крылья усилены бамбуковыми прутьями и обтянуты прочным шелком. Размах крыльев достигал двух саженей.

Грегуар и отец дю Бокаж с подозрением посматривали на эти сооружении.

— Простите, господин граф, но преподобный отец и я никак не можем понять, что вы замышляете, — проговорил верный слуга.

— Побег, добрый мой Грегуар, — ответил Адриан.

— О-ля-ля! Господин, но куда же здесь можно бежать? — воскликнул отец дю Бокаж.

— Вон туда, преподобный отец, — ответил Флорис, указывая на воющую пропасть.

Отец дю Бокаж и Грегуар с достоинством выпрямились.

— В таком случае мы предпочитаем остаться здесь, и пусть нас сажают на кол, — заявили они, делая несколько шагов по направлению к шумевшей площади. Однако далеко они не ушли: своими мощными телесами на них надвигалась Маленькая Мышка, за ней семенила толпа женщин, которых могучая монголка благодаря своим помощницам успела оповестить. Женщины окружали юную особу с огромными черными глазами и маленьким вздернутым носиком. Эта девица тотчас же привлекла внимание Адриана, ибо хотя внешний вид ее ничем не отличался от прочих женщин, лицом и манерами она была совершенно не похожа на них. С бьющимся сердцем Адриан подошел к девушке.

— Слава Богу, принцесса Ясмина, наконец-то вы пришли.

76
{"b":"543785","o":1}