ЛитМир - Электронная Библиотека

И она улыбнулась ему ослепительной улыбкой, а он поднес ее руку к губам.

– Обещаю вам, что вы скоро найдете его, – спокойно проговорил Аллан, прежде чем отпустить ее руку.

Мэдлин, готовая расплакаться, поспешила присоединиться к гостям. Вскоре появился и Джеймс Парнелл.

* * *

Заиграли вальс. И нужно же было, чтобы это оказался именно вальс!

Мэдлин положила одну руку на плечо Джеймса, другую вложила в его ладонь и спросила себя, помнит ли он, как они в последний раз вместе танцевали вальс.

Джеймс жил в Эмберли со своими родителями из-за обручения Эдмунда и Александры. И она тоже жила там, как всегда летом.

Это случилось во время бала, который в Эмберли давали каждое лето. Все из-за того же Джеймса, погубителя Джеймса. Она тогда вышла в сад, не зная, что он вышел туда еще раньше.

Какое-то время он обнимал ее так, как полагается в вальсе, а потом привлек к себе. И вскоре они перестали танцевать. И музыка, и вальс – все было забыто. Именно тогда, во время ласк, которые становились все жарче и откровеннее, она и предложила ему себя. Именно тогда она и сказала, что любит его. И именно тогда он ответил, что не испытывает к ней ничего, кроме похоти. Тогда Мэдлин ему не поверила, хотя и оставила его в саду, хотя он и уехал из Эмберли в ту же ночь, не сказав ей больше ни слова и не оставив даже записки.

Мэдлин спросила себя, уж не в ее ли воображении прошло четыре года с той ночи, когда они танцевали вальс в саду. Она нервно облизнула губы и заметила при этом, что его взгляд следит за движениями ее языка.

– Приятный вечер, не правда ли? – проговорила она улыбаясь. – Я довольна. Вы знаете, Эдмунд и Александра не любят устраивать приемы или бывать на них. Они предпочитают проводить время с детьми. Но этот вечер, кажется, удался.

– Судя по всему, да, – сказал Джеймс, но не улыбнулся в ответ. – Зал просто переполнен.

– Конечно, – продолжала Мэдлин, – это все в вашу честь. Прошлой осенью пришло ваше письмо, в котором вы сообщали, что возвращаетесь домой, и с тех пор Александра потеряла покой и сон. Вряд ли они уехали бы из Эмберли по какой-то другой причине, даже несмотря на сезон. Из-за детей они предпочитают свободу сельской жизни.

– Я выразил Алекс свою благодарность, – сказал Джеймс.

– А вы видели Эллен? – спросила она. – Она сегодня так красиво одета – в синее.

– Алекс отвезла меня к ним, – сказал он. – Леди Иден просто очаровательна.

Мэдлин словно слушала себя со стороны. Она уже поняла, что будет нести всякую чепуху, но у нее не было сил остановиться. Мэдлин чувствовала себя точно бабочка, которую поймали и насадили на булавку, а теперь изучают.

Она постаралась расслабиться. Некоторое время они танцевали молча.

– Вы не изменились, – сказал он наконец. Мэдлин опять посмотрела ему в глаза.

– Можно считать это комплиментом? – спросила она.

– Большинство женщин, по-моему, были бы рады услышать, что за четыре года они ничуть не изменились.

– Но четыре года назад вы относились ко мне неодобрительно. – Она вспыхнула. – Я вам не нравилась.

– Но я никогда не оспаривал того, что вы красивы, – возразил Джеймс.

Внутри у Мэдлин все сжалось.

– Значит, вы не одобряли мой характер?

– Это было очень давно, – сказал Джеймс.

Кажется, добавить ему было нечего. И она покончила с попытками продолжать разговор, пытаясь сосредоточиться на музыке и танцующих вокруг парах.

Это, бесспорно, был прежний Джеймс! Она узнала бы его даже с завязанными глазами. Об этом ей сказали бы биение ее сердца и кровь, стучащая в висках.

Она снова прикасается к нему: одна рука лежит у него на плече, другая – в его руке. И она чувствует его горячую руку на своей талии, она опять прикасается к нему. А он опять такой чужой, что у нее першит в горле от слез, которые она должна сдерживать.

– Почему вы пригласили меня танцевать? – спросила Мэдлин.

Он удивленно поднял брови.

– Мне показалось, так полагается, – ответил Джеймс. – Для того и существуют балы, разве не так?

– Это потому, что Анна отказала вам, а я стояла ближе других леди, когда она ушла?

– Да, наверное, поэтому, – ответил он. – Вы оскорблены?

– Нет, – солгала Мэдлин, но она была оскорблена. Ее разозлила честность, которую он не пытался скрыть за тактичностью и хорошими манерами. – Почему я должна оскорбиться?

Больше говорить было не о чем. Мэдлин с нетерпением ждала, когда смолкнет музыка, и думала о том, что ее партнер также мечтает избавиться от нее. Но вот о чем ни один из них не подумал, с огорчением вспомнила она, когда музыка действительно смолкла, так это о том, что вальс этот – последний танец перед ужином. Оркестранты оставили свои инструменты.

– Вы вовсе не обязаны вести меня к столу, – поспешно сказала Мэдлин.

– Обязан, – возразил Джеймс. – Правила хорошего тона предписывают мне предложить вам руку и проводить вас в столовую. Или вы полагаете, Мэдлин, что я забыл все тонкости этикета, пока жил в диких краях Северной Америки?

И, ничего не сказав, Мэдлин подала ему руку.

* * *

Граф Эмберли усадил жену за стол.

– Пусть не полагается вести к столу свою собственную жену, мне все равно, – заявил он. – Я весь вечер не был с вами, Алекс.

– Не возражаю, – отвечала она. – Не нужно, Эдмунд, оправдываться передо мной. Я надеялась, что Джеймс будет танцевать перед ужином с мисс Кэмерон. Она просто восхитительна, правда? И пусть кто-то будет утверждать, что она не принадлежит к высшему обществу, – мне это совершенно безразлично. Но наверное, с моей стороны было бы нереально ожидать, что сегодня будет объявлено кое о чем.

– Очень может быть, – ответил граф, улыбаясь ей нежно и весело. – Вот идут Эллен и Доминик. Они тоже вместе. Значит, я не совершил ничего недопустимого.

Лорд Идеи отодвинул стул, чтобы его жена могла сеть рядом с Александрой.

– Мы были наверху и кормили младенцев, – сказал он. – И строго наказали им спать до утра. Не пропустили ли мы чего-нибудь интересного? Мэдлин ни с кем не обручилась и ни с кем не разорвала помолвки, а?

– Нет, насколько мне известно, – ответил граф. – Но Норт начал поглядывать на нее, точно потерявшийся щенок, вот бедняга!

– Мне очень хочется верить, что Мэдлин наконец-то всерьез возьмется за полковника Хакстэбля, – вмешалась Александра. – Знаете, когда я увидела, как он увлек ее из зала, не протанцевав даже первого танца, я решила, что они обо всем договорятся сегодня вечером. Но увы…

– А вот и она с мистером Парнеллом, – заметила Эллен, глядя в сторону двери. – Не могу не отметить, что они составляют превосходную пару. Жаль, что вы не можете уговорить его остаться в Англии, Александра.

Ее невестка внимательно посмотрела на приближающуюся пару.

– Джеймс и Мэдлин, – промолвила она. – Боже мой, а мне это и в голову не приходило. Это было бы замечательно! Но, разумеется, это совершенно невозможно. Он должен вернуться в Канаду в конце лета, а Мэдлин сейчас не видит никого, кроме полковника. Ах, Эллен, как вы думаете, можно хоть чуточку надеяться на такое?

Глава 5

Джеймс в нерешительности остановился в дверях и огляделся.

– Давайте сядем рядом с вашими братьями, – предложил он.

– Давайте, – согласилась она.

Он заранее решил, что сегодня вечером станет обращаться с ней не иначе, как с любой другой леди. И что же оказалось? Он снова нагрубил ей. Он согласился, что пригласил ее танцевать только потому, что ее родственница оказалась уже приглашенной кем-то другим. И он почти не поддерживал разговор, который она пыталась вести. Порой Джеймс не понимал самого себя, а порой злился на себя же.

– Джеймс, – обратилась к нему Александра, щеки ее пылали, – я и представить себе не могла, что сегодня нас будет такое столпотворение. Наверное, все пришли из любопытства, узнав о твоем возвращении.

Джеймсу удалось выжать из себя подобие улыбки.

10
{"b":"5438","o":1}