1
2
3
...
19
20
21
...
73

– Да, я тоже, Джин, – ответил он. – Интересно, как вы будете развлекаться следующей зимой, после того как столь замечательно провели время здесь?

– Я все это проживу заново, – ответила она. – Я буду проводить время в мечтах. И у меня будете вы, чтобы вместе вспоминать, потому что вы ведь не уедете до весны, правда же?

Но когда они возвращались в дом, Джин увидела Ховарда Кортни, сидевшего в полном одиночестве. Ей показалось невыносимым, что кто-то не испытывает того волнения, которое подарил ей этот вечер. Она подошла и присела рядом с ним.

– Вы часто бываете на таких дружеских вечерах? – спросила она. – Если да, то вы, должно быть, очень счастливы, что живете среди таких соседей.

– Я и представить себе не могу, мисс Кэмерон, как это можно жить где-либо еще, – отвечал он.

– И вы никогда не мечтали о путешествиях? Ховард на мгновение задумался.

– Нет, – ответил он.

Джин дружески улыбнулась ему.

– Я прекрасно понимаю почему. Когда вы живете в самой красивой части света, незачем куда-нибудь уезжать, не так ли?

– Что-то похожее я и чувствую. Хотя я, конечно, не был больше нигде и не могу сравнивать. Осенью мне придется поехать в Лондон на свадьбу сестры. Это будет моя первая поездка в столицу.

– Вам понравится там, – сказала Джин, – а потом вы будете рады вернуться домой.

– Не хотите прогуляться на свежем воздухе? – спросил Ховард. – Кажется, все вышли погулять.

– Я только что вошла, – ответила она. – Но там гораздо прохладнее и красивее.

И они вышли в сад. Она взяла его за руку и закрыла глаза, вдыхая запах роз, и он повел ее смотреть на них, хотя розовый сад находился с другой стороны дома и не был освещен фонариками и там вообще ничего нельзя было рассмотреть.

– Никогда не забуду этот запах, – сказала Джин. – У нас в Монреале есть розы, но здесь они пахнут как-то по-особенному. Этот запах всегда будет ассоциироваться у меня с запахом Англии. Я люблю Англию.

Вот тут-то Ховард и поцеловал ее. Неумелым поцелуем, явно первым в его жизни, как и в ее. Сначала он поцеловал ее из-за темноты в щеку, а потом в губы. И хотя объятие длилось всего лишь несколько мгновений, оба задыхались, когда все кончилось, и благодарили темноту за то, что та скрывала их горящие щеки..

– Мне очень жаль, – сказал он.

– А мне нет, – быстро ответила Джин.

– Лучше я провожу вас обратно на лужайку, – сказал Ховард. – Я не подумал. Не нужно было приводить вас сюда.

– Но я рада, что вы это сделали, мистер Кортни, – сказала девушка, беря его за руку и легко ступая рядом с ним, в то время как он торопливо шагал по дорожке, ведущей к дому, к лужайкам и фонарикам.

Глава 9

Мэдлин не кокетничала. Хотя лицо ее пылало, а глаза сияли, поведение ее было совершенно непосредственным. Она была счастлива.

Капитан Хэндз понравился ей сразу же. Он был ненамного выше ее, но широкая грудь и мускулистые плечи делали его фигуру достаточно внушительной. Благодаря военной выправке он хорошо держался. Лицо его было довольно красивым, темно-коричневые волосы – густыми и блестящими.

Но важнее внешности было то, что капитан Хэндз был серьезным молодым человеком, который смотрел ей прямо в глаза и поддерживал серьезный разговор на любую тему. Он выгодно отличался от тех, с кем она привыкла пококетничать. Она заинтересованно расспрашивала капитана о его семье и доме, о его жизни офицера и стремлениях в будущем. И хотя она беседовала и с другими гостями, охотно участвовала в шарадах и смеялась с Перри, когда их команда ловко одержала победу, все ее внимание было устремлено на укрепление этого нового знакомства, этой новой надежды на свое будущее.

Перед ужином они с капитаном вышли в сад, как это сделало большинство гостей, и вместе подышали свежим воздухом, ароматом роз, восхитились фонариками и прошлись по лужайкам.

– Рододендроны, конечно, не чета розам, – сказала Мэдлин, – по пахнут они так же приятно. – Она подошла к кусту и понюхала цветок. – Как красиво летом!

Должно быть, капитан Хэндз согласился с ней. Должно быть, он решил, что она соответствует окружающей красоте. Он остановился рядом с ней, сжав руки за спиной, наклонился и поцеловал ее.

Она подавила желание прореагировать на это со свойственной ей бойкостью. Обычно такие вещи раздражали Мэдлин. Ее застигли врасплох. Поцелуй Мэдлин принадлежал к тем, которые даруются, а не к тем, которые берут без спроса. Когда капитан поднял голову, она улыбнулась.

Хэндз серьезно смотрел на молодую женщину.

– Должен ли я принести свои извинения? – спросил он. Она все еще улыбалась.

– Только если вы сожалеете о содеянном, – ответила она.

Он больше ничего не сказал, и Мэдлин повернулась, чтобы продолжать прогулку. Они вернулись к своему разговору, как будто ничего не произошло.

Начиналась удобная дружба, с намеком на нечто большее. Капитан ей понравился. В нем не было ничего опасного.

Джеймс Парцелл же вызывал у нее опасения. Он сел рядом с ней во время ужина. Его появление было совершенно необъяснимым и тревожным – ведь он мог сесть где угодно. Рядом с мисс Кэмерон было свободное место.

Но вместо этого Джеймс подошел и сел рядом с ней. И не сказал ей ни слова. Он ответил на несколько вопросов тети Виолы и мистера Картрайта касательно Канады, после чего успешно втянул в разговор крайне робкую миссис Уотсон. Сделал он это так умело и мягко, что вскоре та уже свободно рассказывала о своей семье и доме, которые она оставила за двадцать миль отсюда. Мистер Уотсон улыбался, явно довольный, что кому-то удалось вытащить его жену из скорлупы.

Мэдлин же чувствовала только негодование. Почему с другими людьми он так человечен? Судя по всему, молодые и робкие девушки всегда вызывают в нем симпатию. Наверное, они напоминают ему Александру – ту, какой она была когда-то.

И этим-то и объясняется, почему он никогда не был мягок и покладист с ней, Мэдлин. Она-то никогда не страдала от робости.

– Не хотите ли пройтись по саду?

В его голосе что-то изменилось, он стал жестче, и Мэдлин сразу же поняла, что Джеймс обращается к ней.

– Благодарю вас, – ответила она улыбаясь, – с удовольствием.

И когда Джеймс встал и отодвинул ее стул, она тоже встала, улыбнулась оставшимся за столом и направилась к дверям.

* * *

Весь вечер Джеймс наблюдал за Джин.

Она очень молода. Ей нравится перешептываться и посмеиваться с Анной Кэррингтон. И еще она очень славная, с ровным характером, общительная. Ею даже увлекся спокойный, усердный, добродушный Ховард Кортни. Из нее выйдет превосходная жена. Хорошенькая, изящная и веселая, которую нетрудно развлечь. Он сможет жить с ней в Монреале; он забудет прошлое, забудет эту сокрушительную попытку договориться с ним. Наверное, он сможет устроить так, чтобы его оставили в Монреале. А если нет, тогда он оставит компанию. Есть множество способов зарабатывать деньги, как в Монреале, так и в других местах.

Вот что он должен сделать. И договориться нужно сейчас, как можно быстрее, и в голове у него воцарится покой, потому что будущее его решится. Он должен сделать предложение Джин сейчас, пока они в Эмберли, хотя с отцом ее он не сможет поговорить, пока они не вернутся в Лондон. Но можно сделать неофициальное объявление о помолвке. И тогда он будет в безопасности.

Однако слова матери преследовали его, целый день Джеймс не мог выбросить их из головы. Много лет тому назад он решил, что ему следует решительно отделиться от родителей. Угодить им было невозможно, и он уехал – пересек Атлантику и проделал не одну тысячу миль.

Но он вернулся, решив попытаться начать все сначала. Потому что, несмотря ни на что, он любил их. И не мог не надеяться, что в глубине души они его тоже любят. И действительно, как раз сегодня утром мать выказала ему свои чувства.

Если его отец умрет – когда его отец умрет, – на его совесть ляжет бремя ответственности за то, что он ускорил эту смерть.

20
{"b":"5438","o":1}