ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Рист вдруг встал, держа пистолет наготове. Вор тоже испуганно вскочил и попытался прикрыться руками.

— Не стреляйте! — взмолился он. — Ведь я ничего не могу вам сделать!

— Тихо! — цыкнул на него Рист. Он напряженно вслушивался. До их слуха долетели далекие голоса. Потом звук приближающихся шагов. По саду кто-то шел.

— Ступайте в угол! — приказал Рист вору и пригрозил ему пистолетом.

Вор медленно двинулся в угол. С глубоким изумлением он смотрел на Риста.

— Третий, — пробормотал он. — Вот и третий пожаловал. Значит, дом-то не ваш. Много, видать, нас сегодня вышло на работу.

Рист поставил вора так, чтобы видеть его, даже повернувшись лицом к новым гостям. Голоса и шаги слышались теперь гораздо отчетливей. Шедшие и не сбирались скрываться. Вскоре передняя заполнилась людьми.

Рист встал на пороге, разделявшем столовую и курительную. Дверь распахнулась. Один из пришедших был в обычном костюме, другой — в полицейской форме. Тот, что был в костюме, замешкался при виде пистолета. Потом улыбнулся Ристу:

— Я вижу, дело нешуточное, — сказал он. — Мы не опоздали?

Рист бросил пистолет на стол.

— Это вы, Фриструп? — удивился он. — Как вы здесь оказались?

Фриструп, высокий, рыжеусый ютландец со здоровым цветом лица и оглушительным смехом, был офицером в полицейском отделении Хеллерупа, он считался толковым сыщиком и хорошо знал Риста.

— А как мы могли не явиться, если вы послали за нами? — Он засмеялся.

Вдруг он увидел взломщика, глядящего на них из угла.

— Ба, и Калениус тут! Старый знакомый! Недолго ты погулял на воле в этот раз.

Он взглянул на шнур, которым были стянуты руки взломщика.

— Отличная работа! Вы и это умеете, Рист? Такие люди, как вы, большая редкость!

Фриструп взглянул на предметы, которые американец оставил на столе. Поднял к свету переливающееся украшение.

— Они не настоящие? — воскликнул он.

— Разве? — машинально спросил Рист.

Фриструп удивился:

— А то вы этого не знали? Зачем вы передо мной ломаете комедию, ведь я вас хорошо знаю? Меня просили передать вам, что эти украшения не настоящие. Он не успел сказать вам об этом.

— Кто? — не понял Рист.

— Ваш друг, конечно! Он только что был у нас в участке и сообщил, что вы дома стережете взломщика, проникшего к вам через окно.

— Я не ослышался? — растерянно спросил Рист.

— Этот американец недавно заходил к вам?

— А о чем я вам толкую?

— Он заходил в полицию?

— Да что с вами сегодня, разве вы еще не поняли?

— Дорогой мой, не хотите ли вы выпить рюмочку коньяку? — быстро спросил Рист Фриструпа. — Что касается меня, так у меня пересохло горло.

— Похоже, что вам действительно надо выпить, — согласился Фриструп. — И я с удовольствием выпью с вами за компанию.

19

Банкир

Эневолд Рист проснулся в восемь утра, сон успокоил его и восстановил силы. Некоторое время он лежал, вспоминая о событиях минувшей ночи.

Слушал, как старая служанка возится на кухне. День выдался светлый и теплый, над домом шелестели деревья, гардины перед открытыми окнами, надувались, как паруса.

Малена, старая служанка, принесла Ристу поднос с кофе, на подносе лежала телеграмма. Она была от профессора Арвидсона.

«Сегодня в полдень я уезжаю и хотел бы поговорить с вами до отъезда», было написано в телеграмме. Профессор не сообщал, едет ли он по личным делам или в связи с их общим делом. Складывая телеграмму, Рист предположил, что профессор устал, что нервы его не выдержали испытания этой неразрешимой, навязчивой загадки, и он решил отдохнуть.

В голове Риста еще шумело от ночных событий. Были мобилизованы все силы, какими располагала полиция, и прочесана вся округа, Ристу казалось, что он еще слышит на дорогах звонки их велосипедов. Наконец рассвело, ясное летнее утро сняло покров темноты с высоких деревьев и обнажило поля и дороги, но преступника так и не нашли.

Рист снова и снова раздумывал над тем, что случилось ночью: человек, который ночью побывал в полиции Хеллерупа, совершенно не был похож на американца со шрамом от осколка гранаты. Скорее он был похож на того таинственного незнакомца в широкополой шляпе, который прошлой ночью вышел из дома господина Мильде на площади Святой Анны. Рист высчитал, что со времени ухода американца из его дома и его приходом в полицию — а кроме него, это не мог быть никто — не могло пройти больше получаса. Учитывая темноту и дорогу, на переодевание у него было всего несколько минут. Значит, он должен был иметь поблизости какое-то убежище. Рист ни минуты не сомневался, что это был один и тот же человек.

Пока шли поиски американца, в полицейском участке был допрошен квартирный вор. Он был старым знакомцем полиции. Судя по всему, он не имел никакого отношения к убийству господина Мильде, лишь случайно его путь пересекся с путем американца. Это был посторонний представитель преступного мира, который, проникнув в виллу Эневолда Риста, по иронии судьбы попал в колесо большого и страшного дела, зубья колеса подхватили его и вращали в течение нескольких ночных часов, а потом отбросили в сторону.

Ристу оставалось только удивляться странному стечению обстоятельств, заставившему американца столкнуться в его доме с квартирным вором в ту ночь, когда он сам нанес туда свой подозрительный визит. Конечно, они столкнулись там совершенно случайно, но подозрительно случайно. Опять почему-то преступник низшего ранга пересек путь другого, более важного преступника. Рист был убежден, что квартирный вор даже не подозревал о существовании американца и не имеет к нему никакого отношения. Это выяснилось при его допросе. Вор был слитком недалек и неумен, чтобы ломать перед полицией комедию.

Но когда Рист пытался объяснить себе приход американца, он всякий раз оказывался в тупике. Что мог искать этот американец в вилле работника полиции? Если он явился туда не с целью что-нибудь украсть, то зачем? У Риста не было ничего, что могло бы представлять интерес для такого человека. Может, американец хотел убить Риста? Тогда почему он этого не сделал? В его распоряжении было больше часа. Или он действительно надеялся убедить Риста в том, что дело следует закончить осуждением Хансена и не копаться в нем дальше? В таком случае американец наивно просчитался, потому что после этой странной ночной встречи Рист тем более был намерен углубиться в этот таинственный лабиринт. Нет, вряд ли у американца было это на уме… Оставалось поверить ему на слово: его странный поступок объяснялся желанием удивить противника, испытать напряжение, какое дано испытать далеко не каждому, совершить безумный поступок, насладиться извращенной игрой со смертью и гибелью. Этот час, проведенный Ристом ночью с американцем, казался ему теперь нереальным: дом, окруженный тишиной, настороженная темнота за окнами, худая белая рука преступника на полированной столешнице, настороженные птичьи глаза на прятавшемся в тени лице и вообще все эта картина непостижимым образом переплетенная с кровавой жутью убийства… Ристу до смерти хотелось еще раз встретиться с этим преступником, хотя существование и присутствие этого человека несомненно грозило опасностью.

В одиннадцать часов Рист встретился с профессором Арвидсоном. Выслушав рассказ Риста о событиях этой ночи, профессор по-своему объяснил визит к нему американца — такое объяснение Ристу в голову не приходило. В этот день профессора Арвидсона словно подменили. Еще на лестнице, поднимаясь к нему в квартиру, Рист встретил человека, встреча с которым показалась ему случайной, однако позже он вспомнил о ней и она предстала перед ним уже в другом свете. Поднимаясь по старинной, благородной лестнице в доме господина Мильде, Рист невольно вспомнил ночь, когда произошло убийство. Он так и видел, как убийца выходит из двери, спускается по застеленным ковром ступеням, опираясь рукой на резные перила из красного дерева.

В добром свете этого мирного утра подобное воспоминание казалось ему гротескным, извращенным. На медной дощечке у двери еще было выгравировано имя убитого: Мильде, обер-егермейстер.

19
{"b":"543802","o":1}