ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Кажется, мы ждали совсем не этого, — задумчиво проговорил лесничий.

— Конечно, нет, — согласился профессор.

Лесничий взглянул на часы.

— Сейчас около часа, — сказал он и спросил, обернувшись к управляющему: — В какое время вчера вы видели там свет?

— Точно в это же время.

— Полагаю, это тот же человек, который был здесь вчера. Как, по-вашему, он мог проникнуть в дом?

— Этого я не понимаю.

— Кристенсен, вы проверили вечером, чтобы все было как следует заперто?

— Вы же сами все запирали, господин лесничий, — ответил управляющий. — Но и я тоже все проверил. И наблюдаю здесь уже не один час. Вечером никто не мог проникнуть в дом, разве что он проник туда раньше.

— Разве, что он проник туда раньше, — повторил профессор. — Да, это единственная возможность.

— Надо туда пойти, — решительно сказал лесничий.

— И проверить запертые комнаты, — подхватил профессор. — Я иду с тобой!

— А Кристенсен останется и будет наблюдать отсюда. Должен сказать, что это отличный наблюдательный пост. Никто не может ни войти в дом, ни выйти из него, не будучи замеченным отсюда. Отсюда видны и все дорожки, и все лужайки, они освещены луной. А вот нас, если мы будем держаться в тени деревьев, заметить из окон будет трудно.

Через несколько минут они были уже у дома. Лесничий отпер дверь. Они старались идти как можно тише. В большом вестибюле, откуда шла лестница на второй этаж, горело одно маленькое бра, которое помогло им ориентироваться. Полумрак и пустота вестибюля внушали страх, все казалось призрачным и ненастоящим.

Влажный, спертый воздух свидетельствовал о том, что здесь давно никто не живет. Стенам, лестнице и мебели не хватало людей. Когда профессор и лесничий поднимались наверх, их шаги жалобно звучали в большом пустом доме. По галерее они прошли в северное крыло замка. По пути лесничий одну за другой зажигал и гасил лампы. В их неярком, колеблющемся свете на стенах появлялись гобелены и картины, а также старинная массивная мебель. С вековых полотен к ним поворачивались незнакомые лица и снова исчезали в темноте. Вскоре они остановились у высокой двери, уходившей глубоко в стену. Лесничий показал на нее и шепнул:

— Вот здесь!

Он наклонился и спичкой осветил замок.

Над старинным первоначальным замком в дверь был врезан современный, один из тех небольших американских замков, к которым так трудно подобрать ключи.

Он подергал за ручку двери. Она была заперта. Тогда он наклонился и заглянул в замочную скважину.

— Ключа в замке нет, — сказал он. — Я вижу внутри лунный свет.

— Я хочу войти туда, — сказал профессор. — Ведь этот таинственный человек не мог выйти оттуда. Как думаешь, нам удастся сломать эту дверь?

Лесничий провел рукой по широким планкам двери.

— Наших сил тут не хватит, — признался он. — Но я учел эту возможность.

Он достал из кармана большой армейский пистолет. Однако прежде, чем пустить его в ход, он громко постучал кулаком в дверь.

— Эй! — крикнул он. — Мы знаем, что вы там!

Ему никто не ответил.

— Кто вы?

По-прежнему молчание.

Громкий крик лесничего грозно прокатился по тихим и темным коридорам, он словно предупреждал об опасности.

Лесничий последний раз крикнул в запертую дверь:

— Сейчас я выстрелю в замок! Отойдите в сторону! Он приставил дуло пистолета к маленькому американскому замку и выстрелил. От двери отскочили щепки, и простреленный замок открылся сам собой. Лесничий и профессор быстро вошли в комнату. Там никого не было. Только мебель, картины и вдоль стен полки с предметами искусства. То там, то тут блестели золоченные рамы и украшения из золота, комната была освещена холодным лунным светом, безжалостно льющимся в большое окно. Здесь царила полная тишина, та вечная тишина, какая царит по ту сторону жизни, в этой комнате она была более явственная и давящая, чем во всем остальном доме.

28

Кристенсен

— Здесь никого нет! — воскликнул лесничий, который, по-видимому, ожидал увидеть кого-нибудь уже в первой комнате. Дверь ведущая в следующую комнату находилась посередине стены, она была закрыта. Прежде, чем заняться этой дверью, лесничий подошел к окну. Окно тоже было закрыто. Он осмотрел шпингалеты, но их явно давно никто не открывал, они словно прикипели к своим гнездам. Лесничий выглянул в окно. Профессор, который тоже подошел к окну, молча стоял рядом. В саду и на дорожках ничего не было. Вглядевшись попристальней, они смогли разглядеть управляющего, стоявшего на своем посту.

— Может, продолжим осмотр? — шепотом предложил профессор. — Ведь мы видели его в окне соседней комнаты.

— Я только хотел убедиться, что мы его не упустили, — ответил лесничий. — Через это окно он ускользнуть не мог, здесь его нет. Покинуть здание через дверь он тоже не мог.

— Значит, он там.

— Там есть еще и третья комната, — напомнил лесничий.

В ту же минуту их внимание привлек какой-то звук в двери, разделявшей две комнаты. Послышался щелчок. Кто-то в той комнате повернул в замке ключ. Друзья удивленно переглянулись, и лесничий тут же оказался у большой двухстворчатой двери. Он нажал на ручку. Слух не обманул их. Дверь была заперта с той стороны.

Лесничему показалось, что он слышит какие-то звуки, и он предостерегающе поднял руку, призывая профессора к тишине. Другая рука его лежала на ручке двери.

Теперь они оба слышали осторожные шаги, кто-то прошел по ковру. Не торопясь. И не крадучись. Это были шаги спокойно уходившего человека. Сперва они слышались отчетливо, потом тише, тише и наконец затерялись вдали.

— Он ушел в третью комнату! — воскликнул лесничий. — Ты обратил внимание, как неторопливо он шел?

Он надавал плечом на дверь. Она тут же поддалась, и их окутало облако пыли.

Теперь они находились в средней комнате. Именно в окне этой комнаты несколько минут назад они видели старика, листавшего книгу, именно его шаги они слышали мгновение назад. Только что он был здесь, но теперь эта комната, залитая белым лунным светом, была пуста, как и первая.

Дверь в третью и последнюю из этих таинственных комнат была открыта. Профессор был так поражен второй комнатой, что невольно остановился, чтобы осмотреть ее, лесничий же быстро вбежал в третью. Профессора удивило, что его друг замер на пороге, словно готовый отразить нападение. Потом лесничий позвал его и прошел вглубь комнаты:

— Иди сюда! Как ты это объяснишь?

Лесничий стоял посреди третьей комнаты на серовато-синем очень потертом ковре. Мебели в этой комнате не было вовсе, очевидно, ею пользовались как чуланом. На стенах висели несколько картин, какие-то старые портреты, но большая часть картин стояла на полу, прислоненная лицом к стене. Какая-то сломанная, некогда роскошная мебель, непонятное собрание зеркал и овальных рамах, несколько свернутых ковров, несколько стопок книг — все это валялось как-то случайно в пыли и в беспорядке.

— Не нравится мне это, — сказал профессор. — Словно здесь уже после смерти господина Мильде побывали воры. Но где же этот человек?

— Ничего не понимаю, — сказал лесничий. — Он был здесь, и это так же верно, как то, что мы с тобой находимся в этой комнате. Но теперь его здесь нет.

Профессор огляделся. Неизвестно почему, его охватило какое-то мучительное предчувствие. Он столкнулся с чем-то совершенно необъяснимым. Из этой комнаты можно было выйти только так, как они пришли в нее, — комнаты были сугубо смежные. Выйти отсюда можно было, лишь вернувшись в первую. Другого выхода в коридор тут не было. Друзья знали, что, когда они находились в первой комнате, здесь был какой-то человек. Уйти отсюда, не столкнувшись с ними, он не мог. Между тем, они отчетливо слышали его удалявшиеся шаги, после чего он исчез. Спрятаться здесь было негде. Все шкафы были со стеклянными дверцами. Это были витрины, в которых выставлялись антикварные вещи и произведения искусства. Были здесь и сундуки, однако не такие большие, чтобы в них мог спрятаться человек.

27
{"b":"543802","o":1}