ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Да, вы собирались поговорить с ним об этой дурацкой истории с привидением. И что же вы узнали?

— Гордер принял меня в своем кабинете, — сказал Халлер. — Я спросил, не могу ли я засвидетельствовать свое почтение фру Александре, но Гордер довольно резко ответил, что фру Александра плохо себя чувствует и не может меня принять. Из его слов я понял, что она находится в соседней комнате. Дверь была прикрыта не плотно.

— Чтобы она слышала, о чем вы будете говорить?

— Совершенно верно, именно для этого. Между тем с Гордером произошла странная перемена. Когда он утром рассказывал мне о событиях этой ночи, он старался убедить меня, что случилось нечто из ряда вон выходящее, и даже уверял, будто видел в коридоре своего покойного друга.

— Да, именно так вы мне и говорили, — подтвердил доктор. — Ну и что, показал он вам фотографию своего знакомого?

— Нет. Он ее не нашел. Это, конечно, ложь. И это удивило меня. Но, должен признаться, еще больше меня удивило, когда Гордер сказал, к каким выводам он пришел за это время. Теперь он считает, что виной всему были нервы, переутомление, галлюцинации, словом, обычная чепуха. Он полагает, что это был просто обман зрения. Говорил он громко, вероятно для того, чтобы в соседней комнате его слышала фру Александра. В конце концов он стал убеждать меня, что хочет все забыть, опасаясь, как бы эта история не напугала его гостей. Вел он себя крайне глупо.

— Помилуй, Бог! — воскликнул доктор. — Слова Гордера как раз означают, что он наконец-то одумался. Не станете же вы утверждать, будто поверили, что он действительно встретил в коридоре своего покойного друга?

— Именно это я и утверждаю. И он сам тоже так считает.

Доктор в отчаянии схватился за голову.

— Вы играете какую-то несвойственную вам роль, — сказал он. — Раньше вы камня на камне не оставляли от подобных суеверий! И вдруг вы их защищаете!

— Но ведь это правда. А Гордер изменил свои показания исключительно потому, что за это время случилось что-то еще, что заставило его отрицать ночное происшествие. Он явно чего-то боится. Когда я пытался заверить его, что не сомневаюсь в истинности его слов…

Халлер вдруг задумался.

— Сегодня лунная ночь, — сказал он. — Это может нам помешать, но в то же время может и помочь. Кто знает?

Доктор взглянул на часы:

— Уже два, — пробормотал он. — Но вы как будто не собираетесь спать?

— Надеюсь, вы не очень устали после своей работы в шезлонге? — сказал Халлер. — Будьте добры, погасите лампу.

Они выключили лампу, и Халлер поднял штору. Беловатый свет залил комнату.

Халлер выглянул в окно.

— Подходящая комната, — проговорил он. — Лужайка находится как раз под окном.

— Какая лужайка?

— На которой застрелили собаку.

— Это какое-то безумие, — пробормотал доктор.

— В эту собаку стреляли из отеля.

— Кто?

— Ее хозяин.

— Но зачем? — удивился доктор. — Зачем хозяину убивать свою собаку?

— Это единственное правдоподобное объяснение загадочному убийству собаки, — сказал Халлер. — Вот послушайте: хозяин собаки находится в отеле и по какой-то важной для него причине хочет остаться неизвестным. Неожиданно он обнаруживает, что собака выследила его и прибежала сюда. Некоторые охотничьи собаки могут пройти по следу много десятков километров. Он понимает, что собака выдаст его, и убивает ее. Узнал он ее по лаю. Это объясняет, почему хозяин собаки до сих пор не объявился.

Доктор задумался.

— Значит, в этом отеле есть еще одна загадка, — сказал он.

— А почему бы и нет, — отозвался инженер. — Я же сказал вам, что такой отель — это целый мир, пусть и в уменьшенном масштабе, здесь случаются разные потрясения и можно столкнуться со всеми загадками, которые волнуют мир.

13

К концу разговора Халлер уже не отходил от окна и внимательно наблюдал за лужайкой, лесом и той частью двора и хозяйственных построек, которые были ему видны. Лунный свет усилил контраст между белым и черным, между застывшим частоколом темного леса на фоне холодного, синего неба, сверкавшего кристаллами звезд, и тихим сиянием моря, которое только подчеркивало безжизненную, пустынную тишину ночи. Силуэт Халлера был хорошо виден на фоне окна. Он погасил сигару, чтобы не светился даже ее огонек. В глубине темной комнаты доктор казался бесформенной, черной массой.

Неожиданно Халлер весь подался вперед. Что-то внизу привлекло его внимание. Доктор встал с качалки и тоже подошел к окну. Из-за гаражей вышел какой-то человек, неся в руке неяркий фонарь. Лунный свет позволил друзьям узнать Гордера. На нем был не его обычный редингот, а короткое пальто. Гордер быстро шел к главному входу в отель.

— Обход, — сказал инженер.

Доктор не отозвался, но они оба внимательно наблюдали за Гордером.

Со стороны внимание, с которым инженер и доктор следили за хозяином отеля, могло показаться бессмысленным. Гордер совершал свой обычный обход. Друзья же смотрели во все глаза, будто перед ними разыгрывалась необыкновенно интересная пьеса, а можно сказать и так: они были похожи на охотников, издали наблюдавших за дичью.

Вскоре Гордер с фонарем скрылся в доме, и двор опустел. Халлер быстро встал.

— Я иду вниз, — сказал он.

— Один?

— Да.

— Но зачем? Ведь Гордер совершает свой обычный обход.

— Хочу посмотреть, не встретит ли он и сегодня своего таинственного знакомого.

Он быстро сменил башками на домашние туфли из мягкой кожи.

— Вы же знаете, что Гордер был бы против вашего присутствия в коридоре, — снова вмешался доктор.

— Именно поэтому мне и хочется там быть. Я должен узнать причину, по которой его не устраивает мое общество.

Халлер бесшумно выскользнул в дверь, и доктор остался один. Он снова сел в качалку и задумался. Света он не зажигал.

Комната, которую покинул Халлер, находилась на третьем этаже. Ему нужно было спуститься вниз. У нижних ступенек каждого пролета горели неяркие красные фонари, однако, несмотря на полумрак, он шел быстро и уверенно. Словно тень, он скользил по коридорам мимо фонарей, появлялся в свете очередного фонарика и снова исчезал. Это неслышное, осторожное скольжение лишь подтверждало его слова, что большие отели хранят свои тайны, что их необъятные закоулки вмещают в себе множество человеческих судеб и в неярком свете фонарей можно различить много недобрых, посторонних глаз — в необъятном череве такого отеля может одновременно и праздноваться свадьба и совершаться убийство.

Подойдя к коридору Д, кончавшемуся тупиком, Халлер остановился и прислушался. Послышался какой-то звук. Дверь со вздохом открылась, зашуршали шаги, заглушенные толстым ковром. Это был господин Гордер. Халлер спрятался за большими напольными часами, стоявшими в коридоре как украшение. “На футляре этих старинных крестьянских часов была вырезана дата, когда они появились на свет, но теперь часы уже давно не ходили. Отсюда Халлер мог видеть весь коридор, едва освещенный одним красным фонариком, в конце коридора было темно, как в могиле. Гордер вошел в коридор Д.

Когда Гордер проходил мимо красного фонарика, Халлер увидел у него в руке револьвер. Хозяин отеля был не похож сам на себя. Страха его лицо не выражало, напротив, на нем было написано волнение и какая-то злая отвага. Так выглядит человек, который твердо идет навстречу опасности. Наблюдая за Гордером, Халлер оперся на часы. В них что-то дрогнуло и, словно чуткий музыкальный инструмент, к которому прикоснулись неосторожные руки, часы мелодично заворчали и умолкли. Этого было достаточно. Гордер испуганно замер, свет от его фонаря заплясал по коридору и остановился на Халлере.

Гордер уже успел поднять револьвер, но вдруг узнал инженера. Сперва он как будто обрадовался, но тут же его радость сменилась гневом.

— Опять вы здесь? — процедил он сквозь зубы, подходя к Халлеру. — Как мне избавиться от вас?

— Вы забываете, что я очень любопытен, — спокойно ответил инженер. — Мне захотелось взглянуть на ваше привидение, и я пошел за вами. Я же знаю, что мне одному оно бы не показалось.

50
{"b":"543802","o":1}