ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Я полностью доверяю господину Крагу, дорогой, — сказал фру Александра. — Успокойся и послушай, что он нам предлагает.

Гордер растерянно переводил взгляд с жены на Крага.

— Покушение на убийство! — воскликнул он. — Это неправда. У вас нет свидетелей!

Краг показал на Уве Кузнеца.

— Вот свидетель, — сказал он, — который кстати только что получил от вашей жены за свое молчание две тысячи крон. Это придает вес его показаниям.

Гордер неестественно засмеялся:

— Мало ли что придет в голову истеричной женщине! Этого нельзя принимать во внимание! А ваш свидетель известный браконьер…

— Найдется кое-что и получше, — заметил Краг.

— Не пугайте!

— У меня есть неоспоримая улика.

Гордер только молча взглянул на него.

Краг показал на его ружье.

— Вы стреляли из этого ружья, — сказал он. — К счастью, вы промахнулись. Пуля пролетела мимо головы Эррона, разбила зеркало и застряла в стенке шкафа. Сейчас она лежит у меня в кармане. Правда, точно такое ружье есть и у Эррона, он прячет его в своем футляре для растений. Но глупо думать, будто он сам стрелял в себя. Уверяю вас, я хорошо разбираюсь в судебной практике и этих улик вкупе с остальными обстоятельствами будет достаточно, чтобы привлечь вас к ответственности. К тому же у меня есть еще один свидетель.

— И кто же это? — хрипло прошептал Гордер.

— Эррон. Он сам расскажет суду, почему вы в него стреляли.

Гордер побледнел.

— Неужели вы и в самом деле принимаете меня за низкого убийцу? — прошептал он.

— Нет, конечно, — спокойно ответил Краг.

— Что же вы тогда обо мне думаете?

— А я о вас вообще не думаю. Мне и так все ясно. Я убежден, что вы просто защищали себя.

— Вы хотите сказать, что другой первым выстрелил в него? — усмехнулся Уве Кузнец.

— Нет, — ответил Краг. — Гордер защищался, понимая, что его жизни угрожает опасность. Кроме того, он самоотверженно боролся, чтобы помочь вам, фру Александра.

— Теперь я вижу, что вам действительно все известно, — сказала фру Александра. — Это я во всем виновата. И вместе с тем я невиновна. Краг подал знак доктору Бенедиктссону и тут же обратился к Уве:

— Ты еще не вернул деньги. Не ухудшай своего положения.

Как только речь зашла о деньгах, Уве опять заупрямился:

— Ясное дело, платить должны бедняки. Богатые всегда выкрутятся.

Не успел он договорить, как доктор Бенедиктссон быстро заломил ему руки за спину. Щелкнули наручники. Уве оказался прикованным к стулу.

— Спасибо, — сказал доктор Бенедиктссон, вынимая у него из кармана бумажник. — Этот человек уже давно действовал мне на нервы своей лживостью и упрямством. Ну-ка, посмотрим? Новенькие купюры. Можно сказать, что я оторвал их от его сердца. Но я доволен и вознагражден за долгие часы скуки.

— Первая рыбка в нашей сети, — сказал Краг.

— А сколько их будет всего? — спросил Гордер.

— Следующий Эррон, — ответил Краг.

— Эррон? О Господи, тогда мы все равно пропали… Пропали, — повторил он и взглянул на жену.

По коридору кто-то бежал. Дверь распахнулась и на пороге возник запыхавшийся портье.

— Фалкенберга застрелили в лесу! — крикнул он.

Все онемели. Портье повторил:

— Фалкенберга застрелили в лесу!

Краг выбежал в коридор, увлекая за собой портье.

— Кто вам это сказал?

— Егерь.

В туже минуту музыка в зале умолкла, и гости бросились к дверям. Страшная новость распространилась, как огонь по сухой траве.

В холле к Крагу подошел человек в егерской форме.

Это был Фалкенберг.

45

Портье надеялся, что сообщение егеря пока останется для всех тайной, но тот уже проболтался. Он прибежал в отель, чтобы сообщить о смерти лесничего Фалкенберга. Поговорив с портье, он рассказал об этом своим приятелям, а уже те — слугам. Очень быстро о ней узнали и гости. Не прошло и двух минут, как о смерти лесничего знали уже все. Оркестр играл медленное перуанское танго. Но страшная новость, словно весть о чуме, распугала людей.

У стойки портье стоял молодой егерь в зеленой форме, ему было лет семнадцать. Его окружила толпа, жаждавшая узнать подробности. В глазах егеря еще метался страх, прерывающийся голос свидетельствовал о том, что он бежал очень быстро, торопясь сообщить людям свою новость.

Не успели все узнать о смерти лесничего, как он сам, живой и невредимый, появился в дверях отеля. На лесничем был тот же охотничий костюм, в котором он ушел отсюда два часа назад. На плече по-прежнему висело ружье. Он остановился в дверях, не вынимая рук из карманов, и молча оглядывался по сторонам. Люди смотрели на него, как на привидение. Постепенно шум утих, голоса умолкли. Лесничий растерянно искал глазами, к кому обратиться. К нему подошел Краг. В одной из дверей послышался короткий смешок и чей-то шепот:

— Это мертвец, фрёкен. Посмотрите…

— Вы ранены? — спросил Краг.

Лесничий отрицательно покачал головой.

— Нет, — ответил он. — А что случилось?

Его окружили. Молодого егеря в зеленой форме выпихнули вперед. Он чуть не плакал от смущения и даже прикоснулся к куртке лесничего, чтобы убедиться, что перед ним не призрак.

— Но ведь вас убили, — заикаясь, проговорил он. — Я сам видел вас в траве с прострелянной головой.

— О чем он говорит? — спросил лесничий.

— О том, что с ним случилось, — объяснил портье. — Он шел по южной дороге. Вдруг раздался выстрел и кто-то упал.

— И ты убежал?

— Да… За помощью…

Краг отметил про себя, что это произошло на южной дороге. Он задумался.

— Ты испугался? — спросил лесничий.

— Да, — смущенно выдавил парень.

— А ты ничего там не слышал?

— Нет.

— Ни шагов, ни криков, ни голосов?

— Нет, ничего.

— Ты побежал по дороге к отелю?

— Да.

— Быстро?

— Да, очень. — Егерь всхлипнул.

Лесничий подумал, потом сказал, словно самому себе:

— Значит, он убежал.

И тут же повернулся к Крагу:

— Можно поговорить с вами наедине? — спросил он.

Краг кивнул.

Они прошли через толпу. Люди расступились перед ними, сбитые с толку словами егеря.

С трудом изобразив на лице улыбку, лесничий сказал гостям, мимо которых они проходили:

— Продолжайте веселиться. Вы же видите, я жив и здоров. Не слушайте рассказы этого мальчишки. Ему все померещилось от страха. Пусть снова играет музыка!

— Да, пусть оркестр играет! — воскликнула из толпы фру Александра.

Музыканты стали настраивать свои инструменты. Гости разбились на группы и обсуждали случившееся.

Краг отвел лесничего в одну из гостиных. По пути он что-то тихо спросил у доктора Бенедиктссона.

— Она ушла. Я видел ее в окно, — ответил доктор.

Краг что-то шепнул ему, и доктор кивнул, давая понять, что все понял. В гостиной, закрыв дверь, Краг спросил у лесничего:

— Вы знаете больше, чем хотели сказать в присутствии гостей. Это верно?

— Конечно.

— Значит, егерь не ошибся?

— Нет.

— Но прострелили голову не вам?

— Нет.

— Вы видели этого человека?

— Да.

— И узнали его?

— Да.

— Как мог парень так ошибиться?

Вместо ответа лесничий провел руками по своей одежде.

— Похожий костюм. К тому же, он лежал лицом вниз.

— Значит, вы были там?

— Да, я тоже услыхал выстрел. А когда подошел, услыхал удалявшиеся шаги. Но это был егерь, а не убийца, как я сначала подумал.

— Я не буду спрашивать, кого там убили.

— Конечно, ведь вы и так это знаете.

— Эррона.

— Да, Эррона.

— У каждого своя судьба, дорогой Фалкенберг, — сказал Краг.

46

Некоторое время лесничий молча ходил по кабинету. Он был серьезен, но не напуган. Напротив, выглядел притихшим и грустным.

— Теперь я понимаю, что оказался причастным к чему-то, что не имело ко мне отношения. Я не виноват в смерти этого ученого, но почему-то чувствую себя виноватым.

73
{"b":"543802","o":1}