ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Разумеется, помню, господин адвокат. Но вы еще не ответили на мой вопрос…

— Охотно на него отвечу. Эта дама обратилась ко мне позавчера с просьбой помочь в юридическом оформлении бракосочетания. Но я даже не подозревал, что имею дело с мошенниками…

— Я вам верю, — перебил его Краг; он продолжал просматривать бумаги, пока, наконец, не нашел то, что искал.

Это было письмо Рюслевана, в котором тот сообщал, что собирается приехать в Америку. Кем на самом деле был Рюслеван, Краг, естественно, не знал, Но был почти уверен, в том, что это имя принадлежит реально существующему лицу.

— Это письмо я пока оставлю у себя, — сказал он адвокату. — Остальные документы пусть хранятся у вас. Не исключено, что они нам очень скоро понадобятся. Мне пора. До свидания.

Когда Краг уже взялся за ручку двери, адвокат сказал:

— Надеюсь, вы обо мне не забудете, когда придет время поближе познакомиться с этой компанией?

— Не сомневайтесь, — заверил его Краг.

Когда детектив вышел на улицу, «серый плащ» по-прежнему топтался неподалеку от подъезда. Он тотчас же пошел следом за Крагом.

Краг зашел на телеграф и отправил две «молнии» с просьбой ответить немедленно. Получив ответ на обе, направился к «Гранду», — надежнейший способ избавиться от слежки, — маневр, к которому он нередко прибегал. В этой огромной гостинице имелось множество запасных выходов и потайных дверей, и Краг здесь прекрасно ориентировался.

Вскоре он уже сидел в такси, а «серый плащ» тем временем блуждал по коридорам «Гранд Отеля», — во всяком случае так представлялось детективу.

В этот вечер Краг приехал домой около половины десятого. Через несколько часов в пансионе должен был начаться долгожданный бал, тот самый, о котором мистер Франклин телеграфировал в Чикаго. Однако бал едва ли мог начаться раньше часа ночи, — к этому времени танцовщица Стелла возвращалась из варьете.

Краг сразу направился в свой кабинет, находившийся в дальнем конце квартиры. Из небольшой шкатулки красного дерева он извлек два предмета — фотоаппарат и вспышку к нему. Потом начал переодеваться.

Он едва успел стащить с головы парик, как явилась экономка, доложившая, что его дожидается какой-то господин. Согласно ее описанию, это был элегантно одетый мужчина среднего возраста, скорее всего иностранец.

Краг взглянул на визитную карточку, которую передала ему экономка. «I. Goya, Барселона», прочел он. Кроме того имелась карандашная приписка, сделанная по-английски: «Я к вам по делу чрезвычайной важности. Это займет всего несколько минут».

— Хорошо, — проговорил Краг, немного раздосадованный тем, что ему помешали, — пусть войдет.

Экономка тотчас исчезла. В следующее мгновение дверь распахнулась, и в комнату вошел мужчина средних лет. Детектив ошеломленно уставился на посетителя. Он сразу же его узнал. Перед ним стоял человек в сером плаще.

Незнакомец запер за собой дверь и приблизился к Крагу.

— Во избежание недоразумений, — сказал он, — лучше уж я сразу предъявлю свои аргументы.

И он вытащил из кармана револьвер.

ДЕВЯТНАДЦАТАЯ ГЛАВА

ЕЩЕ ОДИН АМЕРИКАНЕЦ

Асбьёрн Краг никак не ожидал, что человек в сером плаще сумеет выследить его; во всяком случае едва ли мог предположить, что тот так быстро отыщет его жилище. Потому и допустил столь непростительную оплошность — не спрятал свой «маскарадный костюм». Визитер улыбнулся, кивнув на одежду, висевшую на спинке стула.

— Зачем же все это здесь оставлять? — проговорил он с притворным удивлением. — Я и так вас узнал.

Краг взглянул на часы, затем на незнакомца.

— Оставил, потому что спешу по неотложному делу, — сказал он, делая шаг к двери. — Вы заперли дверь на ключ… В моем доме такое никому не сходит с рук безнаказанно.

В следующее мгновение в грудь ему уставилось дуло револьвера.

— Охотно верю, — кивнул человек в сером плаще. — Да, да, охотно верю, — повторил он. — Но поскольку в данный момент сила на моей стороне, я намерен поступать так, как считаю нужным.

Что-то во взгляде незнакомца убедило детектива в том, что тот шутить не намерен. У него было типично американское лицо — лицо человека решительного и бесцеремонного.

Краг сделал над собой усилие, — пришлось признать, что пока он во власти американца.

По расчетам детектива, в его распоряжении оставалось еще десять минут, десять минут, в течение которых он должен был найти какой-то выход или же смириться с поражением. Впрочем, он обладал немаловажным преимуществом: человек в сером плаще, вероятно, еще не успел переговорить с фру Хаберманн. Следовательно, о бегстве злоумышленников не могло быть и речи, — ведь один из них находился в квартире детектива.

Но какими же возможностями он в данный момент располагал? В ящике письменного стола лежал заряженный револьвер; в кармане пиджака он носил еще один — незаряженный. Если бы ему удалось завладеть одним из них, то, возможно, они с американцем поменялись бы ролями.

— Может, присядете, — сказал человек в сером плаще.

— Ведь мы с вами образованные люди и вполне могли бы спокойно потолковать, обсудить сложившуюся ситуацию.

Краг направился обратно к столу. Американец последовал за ним; при этом он ни на сантиметр не опускал дуло револьвера.

Усевшись на стул, детектив небрежно закинул ногу за ногу.

— Прежде чем продолжить нашу беседу, — сказал он, — я хотел бы узнать ваше имя.

Американец занял место у противоположной стороны стола. Упершись локтем в столешницу, он вновь направил дуло на Крага.

— Давайте условимся, — сказал он, — как только я положу руку на стол, вы сделаете то же самое.

— А что если меня не устраивает подобное обхождение?

Американец ухмыльнулся.

— Слишком много я поставил на кон… Поэтому готов на все, слышите, на все!

Краг положил руки на стол. Он машинально поигрывал ножом для разрезания бумаг.

— Теперь можно и представиться, — сказал американец. — Мое имя Гамилтон.

— Но ваше имя мне ни о чем не говорит. Впервые его слышу.

— Поскольку вы теперь знаете мое имя, а я, соответственно, ваше, можно считать, что с формальностями покончено. Следовательно, перейдем к делу. — Немного помолчав, он продолжал: — Вы, возможно, не в курсе, поэтому сообщаю: руководство осуществляю я.

— Руководство чем? — спросил Краг.

— Руководство операцией, которой временно руководила фру Хаберманн. И сама идея, и план ее реализации принадлежат мне.

— Вы высказываетесь с предельной откровенностью. То есть ваши слова — ничто иное, как признание… Вы хотите, чтобы я арестовал вас? Может, вы для того ко мне и пришли?

— А вам кажется, что в сложившейся ситуации это было бы логично? — улыбнулся в ответ американец.

— Скажите, вы действительно намерены воспользоваться этой штукой? — спросил Краг, указывая на револьвер.

— Очень может быть… Если нам не удастся договориться иначе.

— У вас ко мне конкретное предложение?

— Я бы назвал это требованием, — так будет точнее.

— Что ж, выкладывайте ваш ультиматум.

— Вы вмешиваетесь в мои дела. Я за вами следил… и вынужден признать, что один раз вам удалось меня перехитрить. Правда ненадолго… Как только я приблизился к тому… другому, так сразу же все понял.

— Да, действительно, я кое в чем вам помешал. Но у вас имеются и другие враги.

Американец усмехнулся.

— Вы, конечно же, имеете в виду двух моих соотечественников, — сказал он. — Что ж, вы правы. Но я их не боюсь. Потому что уже пустил их по ложному следу. Эти господа пребывают в приятном заблуждении, что именно вы являетесь их врагом. Следовательно, можно не принимать их в расчет. Давайте лучше перейдем к делу. Вы знаете о наших планах, и знаете, каким образом мы собираемся их осуществить, не так ли?

— Совершенно верно, знаю, — кивнул Краг.

Про себя же детектив подумал:

«И знаю, как от тебя избавиться».

ДВАДЦАТАЯ ГЛАВА

ПЛАМЯ

— Я намерен сделать так, чтобы в дальнейшем вы не вмешивались в мои дела, — сказал Гамилтон.

89
{"b":"543802","o":1}