ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Вы отравили… сигарета отравлена… я умираю… — пробормотал он, запинаясь.

Детектив медленно опустился в кресло. Выпавшая из его пальцев сигарета лежала на ковре.

«Доктор» поднялся со стула. Глядя на безжизненное тело Крага, он проговорил, словно размышляя вслух:

— В ближайшие двадцать четыре часа господин сыщик не проснется. Чтобы добраться до Копенгагена, времени вполне достаточно.

«Теперь понятно, куда вы направляетесь», мысленно улыбнулся Асбьерн Краг.

Детектив сидел, уронив голову на грудь. Даже приоткрыв глаза, он видел только ноги своего противника. Но и этого было достаточно, чтобы верно оценить ситуацию.

«Доктор» тем временем надевал плащ.

Под окнами вновь раздались призывные гудки автомобиля. Левис, видимо, торопился. Он положил револьвер на стол, наклонился, поднял с пола небольшую сумочку и принялся рыться в ней.

Крагу достаточно было доли секунды, чтобы охватить взглядом всю комнату. Револьвер Левиса по-прежнему лежал на столе.

Осторожно протянув руку, Краг завладел оружием. Теперь он был хозяином положения. Он медленно поднялся на ноги.

Услышав шорох, Левис резко повернулся. Из глотки его вырвалось проклятье. Перед ним стоял Асбьёрн Краг с револьвером в руке.

— Не двигаться, — приказал детектив. — Один ваш шаг, — и я стреляю.

Краг чувствовал, что действительно выстрелит, если его противник сдвинется с места. Да тот и сам прекрасно понимал, что Краг шутить не намерен. Не в силах вымолвить ни слова, американец смотрел на детектива широко раскрытыми глазами.

— Не двигаться, — повторил Краг.

— Какой же я болван, — пробормотал «доктор», еле ворочая языком; похоже, он лишь сейчас сообразил, что его перехитрили.

— Полагаю, вы должны признать, что теперь я диктую условия, — сказал Краг.

К Левису возвращалось присущее ему хладнокровие. Он понимал, что в данной ситуации ему надо выиграть время.

— Но объясните мне, — проговорил он, — каким образом вам удалось так быстро очнуться? Ведь я вас усыпил…

— Все очень просто, — сказал Краг. — Дело в том, что я вовсе и не засыпал.

— Но вы же курили сигарету…

Краг улыбнулся, вытаскивая из кармана сигарету Левиса.

— А прикурил я свою собственную, вот эту. — Он указал на ковер. — Просто ловкость рук… Я, знаете ли, предпочитаю курить свои собственные. Правда, вкусы у меня не столь аристократические…

«Доктор» сокрушенно покачал головой.

— Мне следовало уделить вам больше внимания. Никогда не прощу себе этой оплошности.

— Как бы то ни было, теперь вы в моей власти, — сказал Краг.

— Что вы собираетесь со мной делать? — спросил Левис.

— Сейчас узнаете, — ответил Краг. — Я скажу вам это на ухо.

Держа американца под прицелом, он сделал шаг вперед и нанес противнику сокрушительный удар в челюсть.

«Доктор» рухнул как подкошенный.

С улицы донесся автомобильный гудок, жалобный, словно крик о помощи.

ТРИДЦАТЬ ПЯТАЯ ГЛАВА

ДАМА НЕ ПРОЧЬ ПОТАНЦЕВАТЬ «НАПРАВО»

Асбьёрн Краг склонился над поверженным врагом. Американец лежал, уткнувшись лицом в ковер. Но детектив знал, что через несколько минут Левис очнется.

Краг быстро прошел в «багажную" комнату, где запасся кожаными ремнями; этими ремнями он крепко-накрепко связал американца, предварительно стащив с него плащ.

Плащ плененного афериста Краг надел на себя. Позаимствовал и его широкополую шляпу. В этом наряде детектива вполне можно было принять за Харри Левиса, — ведь они были примерно одного роста.

Револьвер «доктора» он сунул в карман.

Прежде чем покинуть комнату, он открыл окно и выглянул на улицу. Внизу стоял большой автомобиль. Шофер уже завел мотор и, видимо, ждал лишь мистера Левиса.

Краг закрыл окно и подошел к зеркалу. Несколько секунд он изучал свое отражение. Затем, надвинув на глаза шляпу, вышел в коридор.

Из зала доносились звуки вальса. Дверь в зал была открыта, и Краг увидел датчанку Стеллу, танцевавшую с очередным кавалером. Воспользовавшись черным ходом, он прошел в курительную комнату, где в последний раз видел своего друга Бреде, мирно беседовавшего с «доктором».

В курительной, склонившись над диваном, стояли фру Персивалина и одна из горничных. На диване, вытянувшись во весь рост, лежал детектив Бреде.

Едва переступив порог, Краг услышал громкий голос хозяйки:

— Я вовсе не думаю, что он пьян!

— И вы совершенно правы, — сказал Краг. — Он прикрыл за собой дверь и подошел к дивану. — Как это произошло?

Не дожидаясь ответа, он склонился над другом, приложив ухо к левой стороне его груди. Сердце, хотя и слабо, но билось.

— Наконец-то вы появились! — всплеснув руками, воскликнула хозяйка. — Я так долго вас искала… Вы знаете этого человека?

— Он мой лучший друг, — ответил Краг. — Что с ним?..

— Я узнала о нем от того господина, что приехал из Лондона. Он подошел ко мне и сказал, что здесь лежит пьяный мужчина. Представляете, как я испугалась, когда вошла сюда и увидела его? Ведь какой бы получился скандал, если бы это вышло наружу и поползли бы слухи, что у меня здесь напиваются до бесчувствия. К тому же от него так… разило водкой…

— Его обрызгали спиртным, — сказал Краг. — Мой друг вообще не употребляет крепких напитков. Вы пытались привести его в чувство?

— Да, конечно. Но у меня ничего не вышло. И тогда я подумала, что он вовсе не пьяный. Ведь он не пьян, как вы считаете?

— Он такой же пьяный, как и мы с вами, — ответил детектив. — Его отравили. Вот в чем дело.

Хозяйка вздрогнула, глаза ее округлились.

— Но полагаю, это не смертельно, — успокоил ее Краг. — Я пришлю сюда врача. Только пусть он остается здесь, на диване. Никого сюда не впускайте и никому не говорите о том, что произошло.

Фру Персивалина энергично закивала.

Краг подвел хозяйку к двери, ведущей в зал, и чуть приоткрыл ее.

— Видите вон того высокого хмурого господина, что стоит у пианино?

— Да. Это один из тех, кого я не знаю.

— Он один из моих друзей. А теперь успокойтесь и слушайте меня внимательно. Сейчас вы подойдете к этому человеку и скажите ему, что я хочу с ним поговорить.

Несколько минут спустя высокий хмурый господин открыл дверь курительной комнаты. Увидев Крага, улыбнулся:

— Что, нашли наконец-то для меня работу?

Заметив лежавшего на диване Бреде, он вздрогнул, невольно отступил на шаг.

— Он просто спит, — сказал Краг. — Однако здесь кое-что произошло…

— Кое-что произошло? — переспросил молодой полицейский. — По-моему, здесь только то и происходит, что все отплясывают, как безумные.

— Что ж, пойдемте со мной, я найду вам более серьезное занятие.

Они вышли в коридор и подошли к двери 26-го номера, где лежал плененный «доктор».

— Стойте здесь, пока вас не сменят, — сказал Краг.

— Стоять здесь? И это все?

— Да.

— По-вашему, это серьезное занятие?

— За дверью находится опасный преступник. Он связан по рукам и ногам. Вы отвечаете за то, чтобы к нему никто не проник. Я могу на вам положиться?

— Да, конечно… Теперь понятно, в чем дело. А он тоже не должен отсюда выходить?

— Ему едва ли это удастся. Я надежно его связал. Он еще не очнулся. Но что бы он ни предпринял — начнет ли кричать, ругаться, все, что угодно, — не обращайте внимания. Главное — никого не впускайте. Вы меня поняли?

Молодой человек кивнул и занял свое место у двери.

Краг поднял воротник плаща, снова надвинул на глаза шляпу и быстро спустился по лестнице. Он был спокоен и самоуверен — вылитый «доктор».

— Наконец-то! — воскликнула фру Хаберманн, увидев его в дверях парадного. — Мы так долго ждали… У меня от волнения даже температура поднялась.

Краг молча уселся рядом с шофером.

Похоже все было оговорено заранее; каждый знал свою роль. Машина тут же сорвалась с места, и несколько секунд спустя они уже мчались по Родхюсгатан. Краг ожидал, что шофер где-нибудь остановится, чтобы подобрать остальных сообщников, но когда машина, не снижая скорости, помчалась в направлении Смоленсвейн, детектив решил, что настало время действовать.

98
{"b":"543802","o":1}