ЛитМир - Электронная Библиотека

—А, мой сын, перестал быть живым. – она вздохнула, и внезапно, обхватила мою кисть. –Он, перестал улыбаться. И, вот, - протянув мне маленький кулон, - Николас, хотел подарить тебе это, но не успел.

Я несколько секунд не решалась, брать или не брать. Но, интерес и зыбкое чувство необходимости, взяли верх. Холодный метал в виде капли. Вот, только, это ошибочное мнение. Не капля. Вовсе не капля.

Меня передернуло. Да так, что искорки в глазах появились. В голове помутнело. А в груди все сжалось, съежилось. Сердце…

Присмотревшись, стало ясно, что это не капля, а сердце. Маленькое. Холодное. Сердце.

—Николас, не хотел, чтобы я вмешивалась. Но, я мать, и не могу допустить…

Я встала, и сжав сердечко в руке, посмотрела на маму Николаса. Она действительно, отчаялась. Морщинки появились на лице. Глаза выдавали ее. Вселенская грусть поместилась в них.

—Это все не правильно! – трудно говорить, когда слезы, предательски текут по щекам. – Вы, меня простите, но слова не помогут! Что, по-вашему, я должна сделать?!

—Мэдисон, ничего не делай! – женщина, встала с лавки, и одела очки. – Просто, приди к нам домой и посмотри, в кого ты превратила моего сына!

И прежде, чем оставить меня наедине со своими мыслями, добавила:

—У него не осталось друзей! Никого! Совсем ни одного друга! А все из-за тебя!

Ночью, совершенно, не могла уснуть. Думала. Вспоминала. Пыталась осмыслить все. Да, к тому же, кулон, прямо таки, сердце растопил. Николас, хотел подарить его мне. Что бы он сказал? Что бы сделал? Что?!

Глупо все. Мне не следует жалеть ни себя, ни его!

Сжала сердечко и вновь, заплакала. И вновь, и снова, и вообще…

И что значит, что друзей не осталось?! Так. Вспоминаю. Руки его вспомнила. Костяшки сбитые до крови. Неужели, из-за меня?

Вскочила с кровати, и потрепала волосы. Немного легче. Возможно, следовало, выслушать его? Может, Николас и вправду…

Ненавижу себя!

10.

Рано утром, примчалась в дом Николаса.

Я медленно поднялась по лестнице. Тихонько открыла дверь и замерла на месте. Больно. В душе все перевернулось. Видеть его таким разбитым, просто невыносимо. Пустой взгляд, щетина, растерянный вид. Николас, который заставлял мое сердце вздрагивать, отсутствовал. Кажется, его тело осталось пустой оболочкой. Бездушной. Холодной.

Когда я вошла, Николас никак не отреагировал. Он смотрел сквозь меня, и закуривал очередную сигарету. Наверное, он выкурил не одну пачку сигарет, пепельница переполнена, окурки безжалостно раздавлены.

—Николас, - позвала его, но он не отреагировал. – ты совсем не рад меня видеть?

Я смотрю на него и поражаюсь. Как он мог так низко пасть? Почему сломался? Зачем себя так изводить?

Теперь, когда я вижу его израненную душу, мне стыдно. Я готова себя придушить! Как я могла, так поступить с ним? Почему не поверила? Он пытался все объяснить.

—Мэдисон?!

Его голос был хриплым, но столь долгожданным, что я невольно улыбнулась.

—А ты кого-то еще знаешь?

Наконец, с каждым шагом, навстречу к нему, я вижу изменения. Николас возвращается. Он оживает. Взгляд становиться искристым, бегающим. Узнал меня?! Или думает, что бредит?

Я подошла к нему совсем близко. Он поднялся на ноги, затушил сигарету.

Смотрим, друг другу в глаза, и молчим. Минута. Вторая. Третья.

Наконец, Николас, обхватил мое лицо своими холодными руками, а затем притянул всю меня к себе и прижал так, что казалось, раздавит. Он нервно запустил пальцы в мои волосы, наслаждаясь каждым движением, вдохнул их аромат и поцеловал мою макушку. Так, как делал это еще неделю назад. Его сердце стучало так громко, что мне стало не по себе.

—Прости, что так получилось.- слетело с моих губ, когда его глаза поравнялись с моими.

—И ты меня прости. – выдохнул он, и легонько прикоснулся своими пересохшими губами к моим. – Больше не сделаю тебе больно.

—А больше и не надо.

Отступники. (глазами Николаса)

Третий день сижу в комнате, не выхожу из нее. Ничего не ем. Пищу заменили пиво и сигареты. Ничего не хочется. Никого не желаю видеть. Только ее. Но, теперь, когда, я так налажал…

Теперь, могу лишь вспоминать, каждый день, каждое мгновение, проведенное с ней. С самой первой встречи…

Я собирался наказать Кимберли за измену. Плевать, на саму измену. Сам ведь трахаю, всех, кто с радостью готов раздвинуть ноги. Вот, только измена мне, это невероятная глупость. Так нельзя!

Наконец, я удовлетворенно, наблюдал за позором Ким, когда она, стоя на коленях, ожидала моего последнего желания.

Но, внезапно, к моему огромному удивлению, ко мне подошла одна миленькая особа, о которой я совершенно ничего не знал. И эта миниатюрная особа, опрокинула на меня салат и зарядила пощечину. И к тому же, выругавшись, сбежала.

Ох, сколько усилий, мне пришлось приложить, чтобы не сорваться с места. Я мог бы догнать ее, и уничтожить, но, решил отомстить совершенно иначе.

Вынашивал план мести, узнал о девчонке все. Кто, где живет, с кем дружит. И первым делом, избавил ее от привилегии общаться с людьми. Затем, все было, куда проще, чем я думал. Преследовал, окутывал собой, как мог. Заполонил собой все ее пространство, дожидаясь, пока она влюбится в меня. Мои друзья, на тот момент, я думал, что это так, помогали мне. План мести, состоял в том, чтобы влюбить эту мелкую, затянуть в постель, а потом унизить, разбив ее сердечко.

Но, что-то пошло не так, как было запланировано. В ту, ночь, когда я остался у нее ночевать. Мне было, необъяснимо, приятно, обнимать ее, чувствовать тепло тела. Оберегая сон этой девочки, я думал, что все вокруг неважно. Все что я делал ранее, не было таким необходимым.

Мы проводили столько времени вместе, что казалось, пролетают года, а не месяцы. И тот, подарок, который она преподнесла мне, на мой день рождения, был самым лучшим. Мэдисон подарила мне самое ценное, что было у нее. И, девственность, не единственное, что стало мне дорогим подарком. Она отдала мне свое сердце.

Я решил, что, лучше уж, отказаться от мести, чем потерять ее. Но, не успел.

Мэдисон все слышала, но не смогла поверить мне.

Когда она сбежала, мои друзья, бывшие друзья, пытались ехидничать, и это была их ошибка. Я выбил из них, всю спесь, гордость, и выместил на них свою злость.

Пытался, убедить Мэдисон поверить мне, но, понимал, что она не сможет сделать этого. И то, сердце, что я купил для нее, осталось лежать в коробке.

Ненавижу себя, и всю свою жизнь. Презираю.

Дни длились вечностью. Мне не хотелось жить без нее, но, я продолжал существовать.

А потом, она пришла. Сразу, думал, что это видение. Но, потом, убедился, что она вернулась ко мне и воспрял духом.

Поцеловал ее. Она ответила взаимностью. И все.

Теперь, никому не позволю, разлучить нас. Не причиню ей боли. Никогда.

10
{"b":"543805","o":1}