ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Острые социальные конфликты VIII–IX вв. нашли отражение в общественной мысли и литературе. В танских столицах Чанъани и Лояне и в других крупных городах творили многие поэты и прозаики, ученые и публицисты. Среди них часто разгорались жаркие споры о судьбах родины, путях ее дальнейшего развития, злободневных событиях. Не случайно именно на это время приходится расцвет публицистики. Наиболее замечательным ее представителем был Хань Юй (768–824). Его перу принадлежит философский трактат «О человеке». Хань Юй признавал, что природа развивается по своим законам независимо от человека, но в то же время человек принципиально не отделим от природы. Эти суждения представляли собой идеологию наивного материализма того времени. Философ смело выступал против религии вообще, считая ее суеверием. Примером подобной критики является его страстный памфлет, обращенный непосредственно к императору. За это нашумевшее в свое время выступление Хань Юй поплатился ссылкой в отдаленную область Китая.

Хань Юй является родоначальником важного течения в истории общественной мысли и литературы VIII–XII вв., сущность которого заключалась в требовании возврата к древности, древней литературе. Под древностью понимались идеализированные эпохи Чжоу и Хань. Обращение к древности было у Хань Юя своеобразным приемом критики существовавших порядков. Он ратовал за литературу большого общественного содержания, за простой и ясный литературный язык.

С движением за возврат к древности связано появление нового жанра художественной повествовательной литературы — короткого рассказа, или так называемой танской новеллы. В новеллах воспеваются чувства любви и дружбы, мужество, человеческое достоинство и счастье. В отдельных танских новеллах встречается критика современных авторам общественных порядков, делается попытка одернуть зарвавшихся чиновников или несправедливых судей и т. п.

Танский период называют «золотым веком» поэзии. В этот период творили около 2500 поэтов и в их числе такие классики поэзии, как Ли Бо, Ду Фу (712–770), Бо Цзюй-и (772–846), Юань Чжэнь (779–831), Лю Цзун-юань (773–819) и др. Много позднее была составлена далеко не полная «Антология танской поэзии», которая насчитывала 900 томов с почти 50 тысячами поэтических произведений.

С упадком империи в творчестве крупнейших мастеров стихосложения острее начинают звучать ноты протеста против социальной несправедливости.

Первым во весь голос заговорил о нищете и страданиях народа, роскоши императорского двора, ужасах войны Ду Фу (сохранилось более 1400 поэтических произведений Ду Фу). Поэт рисует картины обезлюдевших дворов и целых деревень, показывает судьбу женщин и детей, обреченных на голодную смерть. Народ бедствует, а знать в это время утопает в роскоши. Во дворцах, — писал Ду Фу, —

Вина и мяса
Слышен запах сытый,
А на дороге —
Кости мертвецов [2]

«Не будь богатых, бедные жили бы в достатке…», — эти несколько слов во многом раскрывают мировоззрение Ду Фу. Поэт мужественно защищал крестьян, боровшихся с помещиками. Весьма показательно, что одно из стихотворений Ду Фу, в котором повествуется о старухе матери, потерявшей на войне двух сыновей, было запрещено гоминьдановскими властями.

Ду Фу был первым поэтом, в чьем творчестве с такой полнотой воплотилась многосторонняя жизнь страны. Его поэзию по праву называют «историей в стихах».

Еще дальше пошел Бо Цзюй-и. Он писал стихи, полные гнева и слез, стихи, вызывавшие, по свидетельству самого автора, «скрежет зубовный» у танских властителей. Ему были дороги, близки и понятны простые люди, и он ненавидел власть имущих, «шакалов и злых волков», пожиравших народ.

Бо Цзюй-и был самым популярным поэтом танской эпохи. Его друг Юань Чжэнь писал: «В течение 20 лет стихи Бо Цзюй-и писались на стенах правительственных зданий, даосских и буддийских храмов, почтовых станций; они не сходили с уст князей, жен, пастухов, конюхов». Бо Цзюй-и утверждал, что поэзия должна стать носительницей общественного мнения, и призывал создавать такие произведения, в которых «строка за строкой идут без пустого знака, и каждая песня поет о страданиях народа». Социальный характер многих стихов Бо Цзюй-и виден уже из их названий: «Против лихоимцев и чиновников», «Страдания крестьянина» и др.

Творчество Бо Цзюй-и, Юань Чжэня и других поэтов вызвало недовольство правящих кругов. Двое друзей — Бо Цзюй-и и Юань Чжэнь — были сосланы на юг.

НАЦИОНАЛЬНЫЕ ГОСУДАРСТВА ЮЖНОГО КИТАЯ (VII–XIII вв.)

В эпоху междоусобиц (III–VI вв.) южные племена и народы переживали крупные социальные потрясения, которые привели к дальнейшей этнической дифференциации и консолидации. В эпохи Тан и Сун на историческую арену выходят народы чжуан, мяо и ицзу — непосредственные предки современного населения юга страны. В эту эпоху возникли Небесное государство юга (Наньтяньго) и Южное государство Чжао (Наньчжао).

В начале VII в. в горных районах современных провинций Юньнань и Сычуань обитало шесть больших племен. Вожди племен были независимыми и назывались чжао.

Уже давно вожди каждого племени предводительствовали в войнах, а после военных удач лучшую добычу и пленных оставляли себе. Власть вождя еще не была наследственной.

Много богатств накопил род Мэн, главенствовавший в самом южном из шести племен. Старейшины родов и все племя Мэншэ, как его называют источники, избрали храброго воина Синуло из этого рода чжао. Синуло в 649 г. стал именовать себя правителем государства Дамэн (Великий Мэн).

Первое время Синуло жил в дружбе со своими северными сородичами — пятью чжао. Они вместе выступали и против тибетских племен (туфаней) на северо-западе и против китайских войск на востоке, однако у них не было общего командования. Синуло мечтал создать царство наподобие Танской империи и помериться с ней силой. Но даже такое сильное племя, как Мэншэ, оказалось бессильно в войне против Танской империи. Танские войска не смогли пробиться через горы и покорить Дамэн, а Дамэн не могло осуществить больших завоеваний в одиночку.

Прошло восемьдесят лет, и в 728 г. на престол в Дамэн вступил правнук Синуло — Пилогэ. Он принял титул вана — правителя Наньчжао (Южного чжао). Так появилось название государства Наньчжао. Столицей царства был город Дахэ в районе современного уезда Дали.

Пилогэ объединил шесть чжао в одно государство, став владетелем почти всей современной провинции Юньнань и части северных районов Вьетнама. Могущество Наньчжао крепло. Войска Наньчжао одержали победу над туфаньскими вождями.

Ваны из рода Мэн правили Наньчжао с 649 по 902 гг. В 903 г. крупный сановник из рода Чжэн захватил престол и дал новое имя государству — Великий бесконечный мир — Дачанхэ. Новая династия просуществовала всего 26 лет, в 928 г. кратковременно — только десять месяцев — правил император из рода Чжао, тоже силой захвативший престол, а с 929 по 937 гг. у власти находился император из рода Ян.

Эта борьба за власть в государстве Наньчжао привела к его ослаблению. Туфани, прежние вассалы Наньчжао, стали независимыми. Восстанием крупного военачальника Дуаньсыпина кончился первый период государства Наньчжао.

В 937 г. Дуаньсыпин, ведущий свой род от служилой знати при династии Мэн, захватил престол и принял титул «Святого и мудрейшего, просвещенного императора-воина». Дуаньсыпин переименовал государство в Дали. Его род с кратковременным перерывом правил более трехсот лет. Это второй период Наньчжао, известный как период государства Дали.

В первый период истории Наньчжао территория государства охватывала всю современную провинцию Юньнань, южные и юго-западные районы провинций Сычуань и Гуйчжоу, северо-западные и северо-восточные области Вьетнама и Бирмы. Объединившись с туфанями, Наньчжао представляло серьезную угрозу Танской империи. Не раз танские императоры пытались покорить Наньчжао, китайские войска теряли в трудных походах много солдат от тропических болезней и терпели неудачи. Только в конце первого периода, благодаря внутренним противоречиям в Южном чжао и отпадению туфаньских областей, танским императорам удалось несколько сократить владения Наньчжао.

вернуться

2

Здесь и далее переводы из произведений китайских поэтов даются по «Антологии китайской поэзии» (в 4-х томах) под редакцией Го Мо-жо и Н. Т. Федоренко (Москва, Гослитиздат, 1957).

32
{"b":"543812","o":1}