ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Постепенно происходила территориально-производственная специализация ремесленной промышленности. Города и отдельные районы специализировались на производстве одного-двух видов товарной продукции. Шелковыми тканями славились Сучжоу и Ханчжоу, шерстяными — северо-западные районы, фарфором и бумагой — Цзянси, а Фуцзянь производила лучшие лаковые изделия. Вокруг ремесленных центров и в отдалении от них начинают появляться сырьевые базы. Так, например, в г. Сунцзян хлопок доставлялся преимущественно из Хэнани.

По своей организации и социальной сущности ремесленное производство в XVI–XVII вв. делилось на четыре категории:

1) Сельское домашнее ремесло; оно по-прежнему оставалось превалирующей формой организации ремесла, в том числе и в юго-восточных районах, и обслуживало как внутренний, так и внешний рынок; занимались им преимущественно женщины.

2) Мелкое ремесло в городах, организованное в карликовых мастерских, в которых работали, как правило, мастер — глава семьи, — члены семьи и иногда несколько подмастерьев и учеников; нередко имело место подчинение купцами домашней промышленности. Торговый капитал в лице скупщиков, подчинявших домашние крестьянские промыслы, а также мелкое ремесло, играл уже значительную роль, например, в хлопчатобумажном производстве и некоторых других отраслях ремесла.

3) Казенные предприятия (в том числе мануфактуры).

4) Частные мануфактуры.

Казенные предприятия играли главную роль в ремесленном производстве в городах. Они охватывали все основные отрасли хозяйства: фарфоровое производство, кораблестроение, соляной, горнорудный и литейный промыслы, добычу угля, производство оружия и т. д. Многие государственные предприятия типа мануфактур по своим размерам значительно превосходили частные. Особенно наглядно это было видно на примере предприятий в Цзиндэчжэне — самом крупном центре фарфорового производства.

На государственных предприятиях того времени были представлены мастеровые 188 специальностей. В подавляющем большинстве это были, если не считать осужденных преступников и частично рабов, крепостные. Они пожизненно зачислялись в специальные реестры, им запрещалось менять профессию; такое состояние являлось наследственным. Для контроля над ремесленными работниками создавались официальные административные организации. Хотя внешне они как будто бы напоминали средневековые цехи в Европе, на самом деле в отличие от последних их главной целью была не защита интересов и прав ремесленников, а надзор за ними со стороны специальных правительственных представителей. В целях закрепления мастеровых за государственными предприятиями правительство предоставляло им участки земли для возделывания. Так, например, мастеровым-кораблестроителям в некоторых местах давались в аренду казенные земли. Солеварам разрешалось поднимать целину близ соляных разработок.

Мастеровые в свою очередь делились на две категории. Одни из них должны были ежемесячно в течение 10 дней отбывать барщину по месту своего жительства; фактически они принуждались работать значительно больше чем 10 дней в месяц. Другие выполняли повинность в столицах (Пекине и Нанкине) в установленные местными чиновниками сроки по очереди (по «сменам») в течение 3 месяцев в несколько лет (очередность зависела от возникшей потребности в тех или иных категориях работников). Но они могли и откупаться от повинности по установленному тарифу. У некоторых из «сменных» ремесленников, живших в удаленных от столиц районах, только на дорогу в оба конца уходило до 3–4 месяцев, и таким образом они на 6–7 месяцев отрывались от своих семей и хозяйства. На путевые расходы им приходилось тратить все или почти все имевшиеся у них средства. Многие не выдерживали тягот пути, заболевали и даже умирали.

Тяжкий подневольный труд барщинников на государственных предприятиях, особенно на горных промыслах, был по существу настоящей каторгой. Недаром население уклонялось от повинностей и бежало из родных мест. Имеется запись за 1430 г. о том, что «в последние годы многие из ремесленников, посланных на работу в столицу, бежали». Документ, относящийся к 1439 г., сообщает, что было поймано 18 тыс. беглых ремесленников.

Правительство принимало меры борьбы с бегством. Уклонение от регистрации в официальных списках, а равно и исключение из списков по договоренности с чиновником жестоко карались, причем наказывались и виновные в этом чиновники. По закону ремесленники, которые бежали с принудительных работ, лишались земли, по возвращении в мастерские их заставляли работать в колодках, и таким образом из крепостных они попадали в положение рабов. Тем не менее бегство продолжалось.

В конце XVI — начале XVII вв. правительство выработало правила оплаты различных категорий работников (каменотесов, землекопов, резчиков-граверов, горняков, оружейников, литейщиков, плотников и др.) в зависимости от выполненной работы или затраченного времени. По форме эти условия напоминают оплату наемных рабочих, получающих заработную плату, и, стало быть, это уже не были обычные барщинники. Однако по сути дела мастеровые государственных предприятий того времени еще не были свободными рабочими, продающими свою рабочую силу. Ибо они были феодально зависимыми, обязанными отбывать государственную повинность и, кроме того, имели собственные средства производства.

Однако дальнейший рост производительных сил, развитие товарно-денежных отношений и все углублявшееся отделение ремесла от земледелия подтачивали и разлагали отработочную систему в ремесленном производстве, вызывали к жизни новые формы эксплуатации труда ремесленников, способствовали появлению и начальному развитию частных крупных предприятий, которые приближались к западноевропейским мануфактурам.

Постепенно происходил процесс упадка системы принудительного труда на казенных предприятиях, и минские власти были вынуждены пойти на упорядочение и реорганизацию этой системы. Еще в 1485 г. был издан указ о замене в некоторых районах принудительного труда для «сменных» ремесленников денежным налогом. В 1562 г, в основном все ремесленники этой категории вместо отбывания послуги были обложены денежным налогом. По существу, это означало изменение лишь форм эксплуатации работников на государственных работах, но вместе с тем свидетельствовало о начале разложения прежней системы, о медленном упадке казенного ремесла.

Многие крепостные ремесленники, жившие в районах казенных мастерских и мануфактур, начали приобретать личную свободу. Часть их переходила в разряд наемных рабочих.

В некоторых отраслях ремесла (шелко- и хлопкоткацком, фарфоровом, оружейном, железоплавильном и горном деле) происходил процесс дифференциации мелких производителей, начали выделяться владельцы ремесленных предприятий и наемные рабочие, не имевшие ни орудий производства, ни своей земли. Мелкий ремесленник все чаще превращался в мануфактуриста.

Между собственниками предприятий и работниками в отдельных случаях существовали отношения капиталистического типа. Известно о плавке железа в частных мастерских Гуандуна, принадлежавших купцам (начало XVII в.). В угольном районе Мын-тоугоу (столичный округ) из нескольких десятков шахт только одна-две принадлежали казне, остальные находились в частных руках. Этот факт свидетельствовал о том, что государственная угледобыча стала приходить в упадок и развивалось частное производство. При этом частные предприниматели добивались отмены налогов, всякого рода ограничений и контроля со стороны чиновников. На частных шахтах в Мынтоугоу работали посезонно наемные беглые крестьяне и отходники из окрестных деревень.

В Сучжоу, крупном центре шелкоткацкого производства, особенно в его северо-восточной части, имелись наряду с государственными и частные мануфактуры. В городе было несколько тысяч ткачей и красильщиков тканей, продававших свою рабочую силу. Они разделялись на временных (поденных) и постоянных. Это, сообщают источники, «. .люди, которые не уверены, что постоянно будут располагать пищей, которые утром не знают, что будет вечером; если имеют работу, то живут, если же теряют работу, то погибают». «Владельцы станков отдают свои средства, а ткачи — труд». Эти «неимущие с рассвета стоят на мосту и ждут. . Их собирается в десятки или сто раз больше, чем требуется… Если у предпринимателей мало работы, то многие из них остаются без одежды и пищи».

52
{"b":"543812","o":1}