ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

В мануфактурах происходило разделение труда. Так, в фарфороделательных мастерских производилось до 20 операций — от промывания глины до нанесения орнаментов; каждая такая операция выполнялась отдельными группами работников.

Однако развитие частных мануфактур в XVI–XVII вв. наталкивалось на серьезные препятствия со стороны феодального государства. Минская династия запрещала частным лицам заниматься добычей угля, железной руды и другими промыслами. Показательно в этом отношении и состояние фарфорового производства. Крупные фарфороделательные мастерские были только государственные, в них использовался главным образом труд крепостных. В XV в., как уже отмечалось, существовало и частное производство фарфоровых изделий. Но со временем правительство законом запретило частное производство фарфора всех цветов. Нарушение этого запрета каралось смертной казнью.

Развитие очагов мануфактурного производства охватило лишь ограниченную территорию (в основном отдельные районы юго-восточных провинций). Экономическое развитие различных районов Китая происходило неравномерно.

Торгово-промышленную деятельность горожан все более связывали старинные объединения купечества и ремесленников — «ханы», — которые в это время превратились в простой придаток бюрократического аппарата с чисто фискальным назначением. Их задачей стал только сбор налогов.

Новые формы производства составляли еще в общем незначительный удельный вес в господствовавшей феодальной экономике страны. Элементы капиталистического производства не получили такого развития, как в Западной Европе. Начавшийся процесс первоначального накопления в конкретных социальных и политических условиях Китая принял специфические, чрезвычайно нечеткие формы. И тем не менее возникновение и первые шаги частного мануфактурного производства знаменовали появление капиталистических элементов в недрах феодального общества Китая того времени. Прогресс ремесла и мануфактуры, расширение торговли, естественно, сопровождались дальнейшим развитием старых и появлением новых городов как ремесленно-торговых центров. В Цзянси в XVI в. находилось 227 крупных и небольших городов, в Юньнани — 220, в Шаньси —174 и т. д. Примерно треть всех городов Минской империи сосредоточивалась в юго-восточных провинциях, в северных же районах не более четверти. Уже в этом проявилась неравномерность экономического развития различных районов Китая.

Можно говорить, в общем, о трех категориях городов в тот период: 1) города — центры ремесленного производства (Сучжоу, Сунцзян, Ханчжоу и др.); 2) порты, через которые велась внешняя торговля (Гуанчжоу, Фучжоу, Нинбо); 3) города, расположенные на важнейших внутренних магистралях (Чанцзян, Тяньцзинь, Цзинин, Учан и др.) Административно-политические центры Минской империи Пекин и Нанкин являлись одновременно крупными экономическими центрами. Здесь имелись мастерские, выпускавшие самые различные виды ремесленной продукции: металлоизделия (из меди и железа), вышивки и т. д. В отдельных столичных районах кварталы, рынки, улицы и переулки носили названия, связанные с той или иной отраслью ремесла и торговли. Так, в Нанкине были кварталы медников, ткачей, слесарей и др., в Пекине — угольные, сенные, зерновые и гончарные рынки.

В минский период сильно разросся Цзиндэчжэнь. Он занимал территорию 10 кв. км, по населенности город равнялся Нанкину (миллион человек).

В городах усилилась дифференциация торгово-промышленного населения. Трудящиеся слои города жили в страшной бедности. Работники мануфактур, подмастерья, ученики, часть ремесленников, чернорабочие составляли своеобразный предпролетариат. В этой прослойке определенное место уже занимал наемный работник, продающий свою рабочую силу. С другой стороны, городская верхушка обладала большими богатствами. Богатые купцы и ростовщики, владельцы мануфактур и мастерских, старшины цехов, богатые мастера являлись предшественниками буржуазии. Выразителями их взглядов и требований все чаще выступала часть интеллигенции — ученых и преподавателей училищ и академий, некоторые образованные чиновники.

Нанкин и Пекин развивались и как важные торговые центры. Кроме них, в Китае имелось еще 33 крупнейших торгово-ремесленных города: Сучжоу, Ханчжоу, Фучжоу, Учан, Гуанчжоу и др. Многие большие торговые центры располагались на Великом канале — этой важнейшей транспортно-коммуникационной магистрали, связывавшей юг и север Китая.

Фарфоровые изделия из Цзиндэчжэня распространялись по всей стране и шли на внешний рынок. Юго-восточный район страны славился своими шелковыми тканями, которые вывозились на северо-запад, где было слабо развито в сельских местностях домашнее шелкоткачество. Туда же доставлялись хлопчатобумажные ткани из Хубэя и других провинций. Для текстильных предприятий юга хлопок привозился с севера.

Несмотря на тяжелые пошлины, многочисленность таможенных застав и ограничение частной продажи соли, чая, угля, железа и других товаров, торговля — как местная, так и общекитайская — развивалась весьма оживленно. Об этом можно судить по такому косвенному показателю, как доходы казны от торговых пошлин. После 1511 г. они увеличились по сравнению с предшествовавшим периодом в четыре раза.

Минская империя имела широкие связи как с центральноазиатскими, так и с тихоокеанскими странами, которых Мины считали своими «вассалами». Внешняя морская торговля велась через порты Юго-Восточного и Южного Китая Цюаньчжоу, Нинбо, Чжэнчжоу и особенно Гуанчжоу.

В Китае издавна (еще с эпохи Хань) экономические отношения — главным образом торговые — принимали обычно форму дани, получаемой китайскими императорами от правителей «вассальных» стран, и ответных подарков Китая со строгим соблюдением эквивалентности. Когда новый государь вступал на престол, он рассылал во все страны, с которыми Китай имел сношения, своих представителей с предложениями о «предоставлении дани», что на самом деле было лишь предложением о взаимной торговле. Посольства с такого рода «данью» были весьма многочисленны, что свидетельствовало о большом размахе внешнеторговых сношений. Только в 1536 г. в Пекин прибыли послы 150 государств. Каждая такая миссия состояла из нескольких десятков, а иногда сотен и даже тысяч представителей. Содержала их китайская казна. Большой наплыв иностранных миссий вынуждал минские власти ограничивать количество прибывающих с «данью» и число их посещений (например, не чаще одного раза в 3–5 лет).

Помимо этой формы своеобразной государственной внешней торговли развивались частные внешнеторговые операции с иностранными купцами. Однако и частная торговля находилась под контролем казны. Государство через своих уполномоченных в торговых портах взимало значительные таможенные пошлины (до 30 % стоимости товаров). Чиновники брали с купцов взятки, заставляли торговцев продавать их товары по низким ценам. Регламентация и произвол феодальных властей тормозили развитие внешней торговли.

КИТАЙ И ЕВРОПА. НАЧАЛО РУССКО-КИТАЙСКИХ СВЯЗЕЙ

С начала XVI в. европейские конкистадоры и купцы предприняли ряд попыток проникнуть в Китай. Путь колонизаторов был отмечен бесчисленными убийствами, грабежами и жестокостями.

В 1511 г. португальцы захватили Малакку — центр китайской торговли в Юго-Восточной Азии — и отсюда постепенно распространяли свое влияние на весь район южных морей, частично вытеснив китайцев. Уже спустя 5 лет португальские суда прибыли с Малакки в Гуанчжоу. На следующий год в Гуанчжоу вновь приплыли 7 португальских кораблей. С помощью взяток им удалось добиться санкции на обоснование в Гуанчжоу. Им разрешили сгружать товары и по уплате пошлины заниматься коммерцией. Вскоре сюда прибыл посол с письмом от португальского короля и направился в Пекин к императорскому двору.

Уже первое появление колонизаторов ознаменовалось бесчинствами и насилием. Португальцы вели себя на китайской земле как захватчики. Так, в 1522 г. они напали на территорию одного из гуандунских уездов и разграбили его. Китайское правительство заявило протест, но португальцы отказались покинуть захваченную территорию, в результате чего возник вооруженный конфликт. Несмотря на военно-техническое превосходство португальцев, китайское войско разгромило их, захватив несколько орудий (1531). Колонизаторам пришлось уйти восвояси.

53
{"b":"543812","o":1}