ЛитМир - Электронная Библиотека

Уполномоченный П. И. Субботин-Пермяк.

9 сентября 1920 года».

Учащиеся Кудымкарских художественных мастерских часто своими силами ставили спектакли и концерты. Так, например, ими были поставлены «Русалка» Пушкина, «Дядя Ваня» Чехова, «Потонувший колокол» Гауптмана. Все спектакли были хорошо оформлены. В некоторых концертах принимал участие сам Субботин, он исполнял романсы Глинки, Даргомыжского, Чайковского.

В Кудымкарских мастерских устраивались выставки живописных и графических работ, художественных изделий учащихся. Вся подготовка к выставкам проходила под руководством Субботина.

Художник позаботился о создании хорошей библиотеки при Кудымкарских мастерских. Каждую книгу, которая могла быть полезной для учащегося или преподавателя, он стремился приобрести для этой библиотеки. Так, он однажды писал Евстолии Ивановне: «Купил и достал книг по искусству 20 штук для Кудымкарских мастерских. Есть возможность еще купить. Достал я книги совсем случайно в Курье. Теперь есть в Кудымкаре что почитать. Я, когда приеду, привезу книги из Пермских мастерских. Надо вам, преподавателям, их все проработать. Спроси у Тюткжовых и Филимоновых, нет ли у них по искусству. Не продадут ли в мастерскую?».

Вскоре после открытия художественных мастерских в Кудымкаре Субботин занялся организацией таких же мастерских в Перми и других местах губернии. Но первое время дело это не находило поддержки. На различных конференциях, совещаниях, заседаниях Субботину пришлось доказывать необходимость организации мастерских.

Наконец наступил момент, когда нужно было срочно решить — следует ли создавать художественные мастерские? На одном из совещаний губернского отдела народного обра

зования (совещание это в связи с болезнью Субботина проходило в комнате, где он жил) было решено, кроме уже имевшихся Кудымкарских мастерских, открыть производственные художественные мастерские в Перми, в селе Ильинске, в Чер- дыни, Кунгуре и Добрянке. Художник писал об этом совещании: «Выяснилось после долгих споров, что мастерские в Перми должны существовать. Приехавший чрезвычайный уполномоченный оказался тоже на моей стороне. Теперь уже окончательно решено. Я остался уполномоченным по всей Пермской губернии. Мне предложили в Пермских мастерских вести декоративный факультет. Кроме этого, при отделе народного образования заведывать делами изобразительного искусства».

В Перми художественные мастерские были созданы на базе существовавшей здесь художественной студии. В начале 1921 года Субботину удалось получить под мастерские хорошее помещение — здание бывшего банка (ул. Коммунистическая, 22). Мастерские имели отделения: живописное, декоративное, графическое и керамическое. Кроме того, часть учащихся занималась резьбой по дереву. При мастерских были организованы музей наглядно-учебных пособий, библиотека, столовая, пекарня. Всего в мастерских было до 150 учащихся.

Художник Субботин-Пермяк - _16.jpg

В этом здании (ул. Коммунистическая. 22) находились Пермские

художественные мастерские (затем художественный техникум).

Субботин все свое время отдает укреплению Пермских, Кудымкарских и других художественных мастерских. Он часто бывает в них, заботится о снабжении их материалами, помогает в составлении планов работы, отыскивает преподавателей, добивается финансирования. Художник стремится к тому, чтобы возможно больше способной молодежи получило художественное образование. Говоря о привлечении учащихся в Ку- дымкарские мастерские, он писал: «Нужно просто самим ездить в Юсьву, в Куву, в Купрос, в Нердву, в Юрлу и искать способных и одаренных людей. Необходимо устраивать лекции, диспуты, беседы в школе второй ступени. Заинтересовывать и знакомить молодежь с вопросами искусства».

На различных митингах, собраниях, -конференциях Субботин горячо призывал больше внимания уделять художественному воспитанию масс, особенно молодежи. На одной из учительских конференций он, например, говорил: «Вы, учителя, являетесь носителями культуры! Вы должны украшать свою жизнь и жизнь народных масс. В своей воспитательной работе должны пользоваться произведениями искусств, которые помогают раскрыть сущность человека, его переживания, стремления и внутренний мир. Всякий культурный человек всегда сможет воздействовать, окрылить народные массы на большие дела...»

Субботин радуется каждому успеху молодых художников. Для него было большим событием, когда представители из Пермского губернского отдела народного образования нашли работу Кудымкарских мастерских хорошей. Он радуется, когда ему удалось Григорьева, Пьянкова и других способных учащихся Кудымкарских мастерских послать в творческую командировку в Москву.

Работать приходилось чрезвычайно много. В одном из писем к жене Субботин -сообщил: «Уходил я [на работу] к 8 часам утра и приходил к 11 —12 часам ночи. А ночью дома еще сидел, работал. Теперь учащиеся довольны своей учебой. Дело пошло на лад, чему я очень рад... Вот жду из Москвы новых художников, моих учеников, теперь они уже со званием. Ячейка в мастерской активно включилась в работу, чему я очень рад. Болею душой, что не могу уделить внимания Кудымкарским мастерским. Приезжали кунгурцы, и я с неделю возился с ними. Теперь там тоже государственные мастерские. Учащиеся там малыши по сравнению с Кудымкаром и Пермью».

Учащиеся художественных мастерских с большим уважением относились к Субботину— своему учителю и отзывчивому человеку. Показателен такой пример. В марте 1921 года, когда художник в связи с болезнью вынужден был выехать в Кудымкар на отдых, учащиеся Пермских мастерских писали ему:

«Дорогой Петр Иванович!

Поздравляем вас с приездом, мы очень рады, что вы приехали благополучно, но еще больше радовались бы, если бы Вы вернулись к нам... Мы ужасно скучаем без Вас, в первые дни ходили по мастерской из угла в угол одинокие, покинутые и ничего не могли делать. Мы будем ждать Вас! Знайте, Петр Иванович, одно только воспоминание о Вас воодушевляет нас, так хочется работать, работать...

Студенты декоративной мастерской. 1/III-1921 г.».

М. О. Кузнецов — воспитанник Пермских художественных мастерских, а потом заместитель директора Пермского художественного техникума, так вспоминает об этом периоде деятельности Субботина:

«Петр Иванович работал неутомимо по административно- хозяйственным и организационным вопросам, по руководству учебной работой и составлению учебных программ, т. к. учебных программ Наркомпроса не было и все учебные планы и программы практических работ составлялись на месте.

Постоянно созывались совещания, проходили диспуты, горячие споры, обсуждения работ, выставок внутри мастерских и на улицах города. Оформляли площади и улицы к праздникам, писали декорации в театре, оформляли клубы, устраивали городские диспуты по вопросам изобразительного искусства и поэзии. Организовано было выступление своей «синей блузы» (по типу «живой газеты»)... Часто ездили на экскурсии в Москву и Ленинград.

Все это организовывал П. И. Субботин, постоянно живой и неугомонный. Он успевал ездить по организации художественно-производственных мастерских в Кудымкар и Кунгур. Часто ездил в Москву и привозил массу учебных пособий, руководящих материалов, красок и т. п., несмотря на то, что здоровье Петра Ивановича было чрезвычайно неважное».

Организаторская работа отнимала у художника почти все время. С большим трудом он мог выкроить час-другой для личных занятий живописью. Работать приходилось ночами. Иногда он сетует на это, но в то же время Субботин хорошо понимал, что эта работа необходима. «Ох, Толечка, — писал

·он, — если бы ты побыла на моем месте, сколько дела — и все нужное. Но у меня есть и личное, свое дело, которое я совершенно забросил,-—это живопись. Так я больше не могу, иначе я совершенно потеряю связь с искусством. В то же время вся эта обширная работа по трем мастерским дает мне глубину, идейную содержательность. Это я особенно почувствовал на Пермской конференции, где почти все резолюции прошли под моим влиянием, влиянием искусства...».

8
{"b":"543816","o":1}