ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Мне хотелось посмотреть на нее, но что, если бы и в ее глазах я увидел жалость? Жалость или, того хуже, любовь?

Не жестоко ли продолжать отношения с девушкой, которая не так давно потеряла близкого человека, если я знал, что мои собственные шансы на выживание — в лучшем случае пятьдесят на пятьдесят? Я попытался пошевелить запястьем и вздрогнул от боли. Наверное, даже куда меньше.

— Я пойду, — сообщил я Мессершмидту.

Он не стал говорить мне, что скоро звонок.

— Береги себя, Тристен, — сказал он. — И если понадобится, звони. В любое время, днем или ночью.

— Может быть, — ответил я.

— Тристен, вот еще что… — добавил Мессершмидт, положив ладонь на мою здоровую руку.

— Что?

— Не пытайся отомстить, — предупредил он. — Отвечать насилием на насилие… плохая идея в любом случае.

Меня это лишь заставило улыбнуться. Насилие на насилие, и так несколько поколений. Это в стиле Хайдов. Даже лекарство от этого безумия, похоже, не могло полностью остановить порочный круг.

— До встречи, — сказал я, направляясь к двери.

Некоторые одноклассники отодвигались в сторону, когда я проходил мимо, словно боялись, что я их изобью, если они окажутся слишком близко. На Джилл я даже не взглянул.

Я вышел из класса и закрыл за собой дверь, отгораживаясь ото всех, достал из кармана бумажку с координатами Мессершмидта и раскрыл ее. Его желание помочь было трогательно. На короткое время мне стало тепло от мысли, что есть союзник. Хоть и слабый.

Но я смял листок и бросил на пол, не успев заучить написанные на листке цифры.

Что мне было действительно нужно, так это побыть одному.

Глава 53 Джилл

Тристен вышел из класса, даже не посмотрев на меня. Я как-то собралась с силами и помогла Бекке закончить опыт. Потом наконец зазвонил звонок, извещая об окончании самого длинного и кошмарного на моей памяти урока. Я пошла к двери.

— Джилл, — остановила меня Бекка. — Давай поговорим?

Мой взгляд метался ив стороны в сторону, я осматривала коридор, как будто Тристен мог вдруг появиться.

— Бекка, не сейчас.

— Это важно, — сказала она, схватив меня за руку. — Дело касается тебя, меня и

Я вырвалась, уже зная, что она хотела сказать. Она опять собиралась просить дать ей списать на тесте. Надвигался первый серьезный экзамен, и я ждала, что она снова поднимет эту тему. Но как вообще можно в такой момент думать о тесте? Она что, не видела Тристена? Она не понимала, что ему нужна помощь?

— Мне надо идти, — сказала я и пошла прочь. — Поговорим позже. Может быть.

Я оставила ее в коридоре и, даже не задумываясь о том, куда собиралась, направилась к выходу из школы — ушла прямо в разгар учебного дня, хотя разрешения уйти с уроков у меня не было.

Прибежав домой, в ящике со всяким барахлом на кухне я нашла связку ключей. Потом бросилась в гараж, сорвала брезент с отцовской «вольво», прыгнула за руль и завела мотор — примерно с третьей попытки. Когда я нажала на газ, мне показалось, что спущенные шины прилипли к полу. Я надавила на педаль сильнее и выехала на улицу.

Тристен оказался прав. Вести машину… было нестрашно. Я почти не думала о том, что случилось с отцом, вероятно, прямо на этом самом сиденье. Не забыла, нет, даже знала, что в какой-то мере это будет влиять на всю мою дальнейшую жизнь, но, похоже, пролитая кровь гораздо меньше волновала меня, чем та, что еще может пролиться.

Глава 54 Тристен

Я лежал с закрытыми глазами, вытянувшись на кровати и пытаясь сосредоточиться. Мог я хоть как-то подготовиться? Увеличить свои шансы, когда придет время неизбежной битвы?

Я ничего не мог придумать, так что просто лежал, терпя боль, и ждал.

Наконец мне удалось уснуть, но вскоре меня разбудило легкое прикосновение к плечу.

— Что такое? — спросил я, поворачиваясь и пытаясь подняться. Я забыл о сломанном запястье, и меня пронзила резкая боль.

— О, черт! — простонал я и снова лег, испытывая одновременно боль и облегчение. Это не зверь пришел по мою душу. Это была Джилл Джекел, встреча с которой была неизбежна, несмотря ни на что.

По сути, я боялся разговора с Джилл чуть ли не больше, чем схватки с чудовищем: чем больше я обдумывал этот вопрос, тем сильнее утверждался в мысли, что нам с ней не следовало поддерживать отношений. Сближение с Джилл было бы проявлением эгоизма и безответственности — меня ведь убьют, так что следует побороть свое желание быть с ней вместе и не рассчитывать на ее поддержку. Но по ее взволнованному и полному теплоты взгляду я понял, что победить ее почти так же невозможно, как и зверя.

Глава 55 Тристен

— Джилл, тебе не следовало приходить, — сказал я, снова поднимаясь, на этот раз аккуратно придерживая пульсирующее от боли запястье. — Может появиться отец, и я не уверен, что смогу тебя защитить.

— Я не боюсь его, — нежно сказала Джилл, садясь рядом со мной на колени и внимательно глядя мне в лицо, — но вот за тебя беспокоюсь.

Меня опять поразило, насколько она смела, когда речь заходит о серьезных вещах. Всего несколько недель назад она так нервничала, когда я пришел к ней домой, чуть было не отказалась меня впустить. А теперь, когда ставки были действительно высоки — ведь в любой момент в дом могло ворваться чудовище, одержимое желанием убить хотя бы одного из нас, — Джилл стояла спиной к двери, совершенно не думам о собственной безопасности. Ее беспокоило только мое состояние.

— Тристен, дай мне посмотреть на твое запястье, — сказала она, нежно взяв мою сломанную руку. — Как-то оно неестественно выглядит.

Я протянул ей руку, и Джилл нежно повернула ее.

— Сделать это самому одной рукой было бы сложно.

Она принялась разматывать мою импровизированную повязку, осторожно, еле касаясь.

— Надо было мне позвонить или съездить в больницу. Или и то, и другое.

— Я не мог этого сделать, — объяснил я. — Я не хотел вмешивать тебя. И власти тоже. — В моем голосе все же прозвучали эмоции, которые я старался сдержать. И чувства, о которых я даже не догадывался. — Джилл, он все же мой отец.

Она посмотрела на меня, и я понял, что она думает о собственном папе, который ее предал — вел двойную жизнь и потратил деньги, которые предназначались на обучение. Но Джилл бы тоже не донесла на него. Пока был хоть какой-то выход, но, может, и в безвыходной ситуации тоже не смогла бы. Мы оба чувствовали себя несчастными и преданными и в то же время оставались верны своим родителям.

Посмотрев на меня с пониманием, Джилл все равно разматывала повязку, и хотя я осознавал, что следовало бы ее выгнать, позволил остаться. Все равно Джилл Джекел, которая молча пошла в ванную и принесла оттуда спирт, салфетку и ножницы, меня бы не послушалась.

И когда она промывала влажной тканью порез на щеке, нежно успокаивая меня, крепко держа мой подбородок, я понял — Джилл стала полноправным партнером. Я никогда больше не буду главным в наших отношениях, и меня это устраивает. От самодостаточности я устал.

— Так-то лучше, — сказала она, сделав шаг назад и взглянув на свое творчество. Потом она осмотрела комнату: — Есть из чего сделать новую повязку?

Я показал на пластиковую корзину, в которой лежала купа одежды: — Все чистое.

— Ага. — Покопавшись, Джилл нашла белую майку. Она села рядом и, склоняя голову, аккуратно вырезала длинную полосу.

— Давай, — попросила она, кладя мою руку себе на колени.

— Ай, черт, — пожаловался я сквозь зубы, когда она принялась перематывать место перелома.

— Тристен, — нежно пожурила меня она. Взгляд у нее был лукавый, несмотря на жуткие обстоятельства, — Хватит.

— Буду стараться, — сказал я, вцепившись в матрас, а Джилл нежно, но уверенно повернула сломанную руку под правильным углом.

Боль была почти невыносимой, и, чтобы не потерять сознание, я старался сконцентрироваться на профиле Джилл. Щеки слегка розовые от нервного напряжения, сосредоточена настолько, что прикусила нижнюю губу, на лбу глубокая складка, словно она разделяла со мной мою боль. Я фокусировался на всем этом, напоминая себе, что должен буду ее защищать в случае, если вдруг вернется чудовище и застанет Джилл в моей комнате.

37
{"b":"543818","o":1}