ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

На первый взгляд действительно казалось, что это отличная возможность.

Фонд имени Формана, созданный для продвижения научных инициатив… конкурс на соискание научной стипендии… свежий эксперимент в области химии, естественных наук, биологии… презентация в Научном университете…

В следующем году меня ждал колледж, и дополнительно к тем деньгам, которые мы отложили на мое образование, мне была необходима стипендия. Я слабо себе представляла, сколько зарабатывал мой отец, который был старшим химиком в компании, Но без этой его зарплаты нам приходилось туго.

И последнее время мама даже стала брать дополнительные смены в больнице, когда у нее на это хватало сил.

— И сколько они предлагают? — Тристен сразу перешел к самой сути, он уже перевернул листок в поисках суммы. — Работы предвидится немало.

— Стипендия составит тридцать тысяч долларов, — ответил мистер Мессершмидт, как раз когда я сама нашла нужную информацию.

Тридцать. Тысяч. Долларов. Увидев эти цифры на бумаге, я вообще перестала замечать что-либо еще.

Дарси тоже впечатлилась.

— Приличные деньжонки, — признала она. — Конечно, Гарвард встанет мне дороже, но все равно хорошо.

— Но поработать тоже хорошо придется, — напомнил Тристен. — В лаборатории придется повозиться с этим исследованием, да и на подготовку презентации уйдет еще больше времени. Это ж сколько сил придется потратить! — Он посмотрел на меня: — Согласна, Джилл?

Я удивилась этому его вопросу и как-то слишком нервно убрала за ухо волосы, поймав на себе взгляд его карих глаз.

— Я… я не знаю… В смысле…

— Дело же не только в деньгах, — перебил меня мистер Мессершмидт, пока я еще чепухи не намолола.

Я отвернулась от Тристена и уставилась в листок — не хотелось видеть, как он надо мной рассмеется. Уверена, что заметила на его губах зарождавшуюся улыбку — его веселила моя неспособность сформулировать простую мысль.

— Только представьте, насколько вам проще будет попасть в колледж, если вы выиграете конкурс, — продолжал учитель. — Когда будете подавать документы, на это точно обратят внимание.

— А значит, и стипендию можно будет еще больше получить, — проницательно отметила Дарси.

Я посмотрела на соперницу, на ее светлое каре, ясные голубые глаза, уверенную осанку, на лежащую на бедре руку, маникюр, и с завистью подумала, что Дарси, возможно, действительно попадет в Гарвард. Сама она, по крайней мере, уже в это верила.

Химик одобрительно улыбнулся, увидев, что она просекла что к чему.

— Именно. — Он выхватил у меня листовку и ткнул в нее пальцем: — Вы можете работать по одному или в парах, видите?

Опять в парах.

— И тогда надо будет и деньги на двоих делить? — спросил Тристен, щурясь, чтобы разглядеть написанное мелким шрифтом.

— Да, денег тогда будет меньше, но шансов на победу — больше, — отметил мистер Мессершмидт. — Вы, ребята, молодцы, но за эту премию будет сражаться множество талантливых учеников. Две головы в таком случае явно лучше, чем одна. К тому же слава достанется обоим, ее не располовинить.

Он был прав. Возможно, лучше не рисковать и нацелиться на пятнадцать тысяч — что тоже немало. Этого хватило бы на год, если поступить в какой-нибудь расположенный неподалеку университет, например в Катцтауне или Миллерсвилле, и жить дома. Даже если мне будет суждено попасть в университет в Смите, о котором я страшно мечтала, но не очень надеялась, денег хватит надолго.

А Дарси уже переводила взгляд с меня на Тристена, напряженно хмуря брови.

— Извините, ребятки, — сказала она, — но Дарси Грей работает одна.

Как будто хоть кто-то из нас молил ее о помощи.

Я посмотрела на Тристена и уже приготовилась предложить ему, что, может быть — всего лишь может быть, — нам стоит подумать о том, чтобы взяться за это дело вместе. Просто чтобы увеличить свои шансы.

Но прежде чем я смогла из себя это выдавить, он добавил со смехом:

— А Тристен Хайд вообще не работает! — Он сунул листовку в сумку, в которую он, видимо, так же небрежно запихнул и лабораторное руководство, о котором уже позабыл. — По крайней мере, так тяжело пахать он не готов!

Потом и Дарси Грей и Тристен Хайд развернулись и направились на следующий урок. И я снова осталась в стороне.

— Жаль, — протянул мистер Мессершмидт, качая своей стремительно лысеющей головой. — Вы были бы сильной парой.

— Э-э… в смысле!? — поинтересовалась я, аккуратно сворачивая листовку, потом засунула ее в папку с другими бумагами по химии и убрала в рюкзак. Почему учитель пожалел нас, и… кого — нас? Меня с Дарси или Тристеном?

— Я, честно говоря, считал, что Джекел и Хайду было бы интересно поработать в команде, вдвоем бы у вас хорошо получилось, — пояснил он. — Жаль, что Тристена не заинтересовало это предложение.

Я даже не смогла застегнуть рюкзак до конца и вскинула голову.

Джекели Хайд.

Я, разумеется, поставила наши имена рядом не впервые. В прошлом году, когда Тристен только пришел в нашу школу, ребята начали шутить, будто мы родственные души. Во-первых, это было неприятно, а во-вторых, похоже, никто толком не помнил содержания этого старого романа Роберта Льюиса Стивенсона, «Странная история доктора Джекила и мистера Хайда», который мы когда-то читали на литературе. По сюжету добродушный доктор Генри Джекил изобрел вещество, которое превращало его в злого «мистера Хайда» — бессердечного убийцу. То есть совсем не любовный роман. К счастью, поскольку мы с Тристеном особо не общались, шутка быстро потеряла свою актуальность и утратила смысл, и вскоре я, как и все остальные, перестала видеть какую-либо связь в наших именах.

Так что, когда мистер Мессершмидт сказал о том, что мы могли бы принять участие в этом конкурсе на пару, я впервые за долгое время подумала о том, что Джекел и Хайд снова встречаются — представила нас обоих, в закрытом кабинете отца и подумала про ящик с замком.

Я вдруг вспомнила, что так и не закрыла рюкзак, — мысли мои были далеко-предалеко.

Это когда-нибудь закончится? Лет хотя бы через сто?

Я, Тристен и этот ящик… К которому мне велели даже не прикасаться.

И уж тем более ни в коем случае не открывать.

Джилл, и не думай об этом, — приказала себе я, повесила на плечо рюкзак и действительно забыла обо всем почти так же быстро, как и подумала. Мне сказали не лезть к ящику, и я буду слушаться родителей.

По крайней мере, именно так я и думала до тех пор, пока два дня спустя мама не позвала меня на семейное собрание — хотя от семьи остались мы вдвоем — и не рассказала мне этот неприятный секрет, который до сих пор она от меня скрывала.

Глава 3 Тристен

— Тристен, слушай.

Я как раз убирал учебники в шкафчик и резко повернулся, почувствовав, что кто-то осмелился дотронуться до моей руки. К своему удивлению — и немалому неудовольствию, — я обнаружил, что это Дарси Грей.

— Я тут размышляла насчет этого конкурса по химии, — продолжала Дарси, так и не убрав руку. — и передумала работать одна.

Губы мои искривились в улыбке, а брови взмыли вверх.

— Дарси, неужели?

Но мне, к сожалению, не удалось известить Дарси о том, что я ничего в отношении этого конкурса не передумывал — в том числе насчет работы в паре, которую она собиралась предложить мне, — потому что в нашу беседу вмещался кто-то еще, неблагоразумно положив руку на мое плечо.

Я резко обернулся и увидел маленькие обезьяньи глазки Тодда Флика. Он посмотрел на меня с подозрением и требовательно спросил:

— Ты какого черта мою девушку лапаешь, Хайд?

Совершенно забыв про Дарси, я посмотрел на Флика.

— Убери руку, — посоветовал ему я, — сейчас же.

Хотя и говорят, что защитники — самые умные игроки в американском футболе, у Флика мозгов не хватило меня послушаться. Вместо этого он прорычал мне свой ультиматум:

— Объясни, что происходит, даю тебе две секунды, или я надеру тебе задницу.

4
{"b":"543818","o":1}