ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Зачем ты сюда пришел? — спросила я, глядя на холст, на котором была изображена невинная девушка с натянутой улыбкой, какой я была в прошлом году. — Чего ты хочешь?

— Я насчет конкурса, — ответил он.

Я даже усмехнулась:

— Никакого конкурса. Тристен, с этим покончено.

Краем глаза я заметила, что мисс Лэмпли подошла поближе, наблюдая за Тристеном. Я также заметила, что он слегка обернулся и бросил на нее взгляд.

Она отошла, и он снова повернулся ко мне.

— Как бы ты ко мне ни относилась, — продолжил он, — деньги тебе нужны, а опыт наш удался. Мы можем выиграть.

— Мне плевать на деньги, — соврала я, хотя до сих пор не оплачивала счета вовремя.

— Можем начать работать днем, — добавил он. — Тебе не придется оставаться со мной наедине.

Я слегка закашлялась и демонстративно отвернулась от него, Я просто мечтала остаться с ним наедине… Но совсем не хотела этого.

— Тристен, не важно, — сказала я. — Мы не будем участвовать в конкурсе.

— Джилл. — Он назвал меня по имени таким твердым голосом, что я обернулась:

— Что?

— Мы с тобой заключили сделку, — напомнил он. — Ты помогла мне, а теперь я должен выполнить свои обязательства.

— Тристен, мы о презентации даже не задумывались, — сказала я дрогнувшим голосом, и не потому, что меня огорчало прискорбное положение дел с нашим заброшенным проектом. — Как мы представим публике то, что узнали? — И добавила, чуть не плача, то, что касалось не только нашей заявки на конкурс: — У нас ничего не получилось, Тристен.

Он взял меня за плечо и наклонился.

— Джилл, мы справимся, — сказал он. — Ты же знаешь, что это в наших силах. — Он сжал мою руку. — Мы обойдем Дарси и всех остальных. Мы умные, мы сможем использовать наработанный материал и выиграть.

Мне следовало бы вырвать руку, но я этого не сделала. Дарси… Мне хотелось ее обойти. И деньги мне были нужны.

И победить мне хотелось.

— Ладно, — согласилась я, решительно высвобождая руку. — Но работать будем, когда школа открыта, и в этот раз решать все буду я, потому что это мои деньги. Ты так сказал.

— Мне они не нужны, — ответил он. снова скрещивая руки. — Я и эту часть договора выполню.

Я на секунду задумалась о предложении Тристена.

— Позволь мне помочь тебе выиграть, — повторил он так тихо, что я сама еле расслышала. — Позволь мне с пользой прожить свои последние дни.

Когда он сказал это, у меня предательски дрогнуло сердце. Его отец… Тристен знал, что он вернется за ним. Мне очень не хотелось смотреть на рану на его щеке, но я не могла сдержаться. Вполне вероятно, что вскоре один из них убьет другого.

— Прошу, — снова сказал он, — позволь мне выполнить свою часть уговора.

Я представить не могла, что придется работать с ним бок о бок. Даже стоять с ним рядом в течение нескольких минут было невыносимо больно. Но если Тристен Хайд чувствовал, что, помогая мне, он сможет хоть как-то искупить свой грех, который он на себя взял, лишив человека жизни, то я была готова дать ему эту возможность хоть немного очистить совесть. Особенно после того, как узнала, каково это — потерять контроль над собой под воздействием напитка, изобретенного моим предком, который и сделал Хайда порочным человеком.

— Начнем сегодня после обеда, — сказала я и взяла кисть, чтобы дать ему понять, что ему пора. Иди, Тристен. Уходи, прощу…

Ушел он молча, я, в отличие от всех остальных учеников, не стала провожать его взглядом. Я смотрела на свой автопортрет, мой взгляд метался между фотографией и рисунком, пока меня не затошнило. Мне стало казаться, что девушка на снимке начала расплываться и исчезать, а та, которую я пыталась запечатлеть на холсте, была мне совсем незнакома.

Неужели я сама не знаю, какие у меня глаза?

Крепко держа кисть без краски, а вспомнила вечер, когда Тристен играл на нашем старом «Стэйнуэе» — я тогда видела тьму в его глазах, тьму, которую было слышно и в музыке. Я еще подумала в тот момент, не ее ли мне не хватает в собственном творчестве.

Но я ошиблась. Это была не я. Я никогда не стану такой, как он.

Я вытерла рукой губы, на которых вдруг появился металлический привкус, напоминавший о выпитом вчера растворе.

Ярость, направленная на отца, спрятанная одежда, рука, перерезанная до кости, кровь на белых простынях и бумаге…

Нет! Это не я.

Слабой рукой я окунула кисть в белую краску и закрасила глаза толстыми, отчаянными мазками — чтобы начать все с начала. Но сколько я ни старалась, я не могла понять, с чего начать.

Когда мисс Лэмпли наконец велела нам собираться, я почувствовала облегчение. А когда зазвонил звонок, я вышла в коридор и радостно направилась к кабинету социологии, где надо будет просто слушать и конспектировать.

Сев на свое место, я почувствовала чей-то пристальный взгляд. Обернулась и увидела Тодда Флика, он сидел в самом конце класса и просто сверлил меня глазами. Вдруг он прошептал: «Сучка».

Я отвернулась в ужасе и шоке, не понимая, чем заслужила такую неприкрытую ненависть, не говоря уж про то, что раньше меня так никто не обзывал.

Это… не про меня.

Глава 63 Джилл

— Я так рад, что вы решили принять участие в конкурсе, к тому же с таким интересным проектом. — Мистер Мессершмидт изливал свои чувства, потирая руки и счастливо улыбаясь — мне, Тристену и стопке старых бумаг, лежавшей перед нами на столе. — Подумать только, воссоздать этот знаменитый опыт по оригинальным записям! Здорово. Просто поразительно!

Мистер Мессершмидт попробовал протянуть руку, словно хотел дотронуться до старинных бумаг, но я придвинула их к себе, чтобы он не мог их достать. Меня несколько удивлял энтузиазм учителя по поводу нашего с Тристеном сотрудничества, и мне не нравилось, как он смотрит на документы. Я, конечно, не думала, что он может украсть принадлежавшие моей семье архивы, но все же… видно было, что у него слюнки потекли.

— Они довольно ветхие, — сказала я, аккуратно положив пальцы на пожелтевшие страницы. — Их лучше лишний раз не листать.

— Разумеется, — согласился мистер Мессершмидт, убирая руку. И с некоторым недовольством посмотрел на меня: — Джилл, но почему же вы не выступили с этим предложением раньше? Презентация должна быть готова уже меньше чем через две недели!

— Не знаю, — соврала я и растопырила пальцы, словно пытаясь скрыть эти записи ото всех, — Наверное, я об этом даже не задумывалась.

— Не задумывалась об этом? — Учитель со смехом указал на документы. — Верится с трудом!

— Не просто «верится с трудом», а. полный бред, — подала голос Дарси, которая сидела с Тоддом за первым столом, как обычно. Она даже не удосужилась извиниться за то, что подслушивала. — Они работают уже несколько недель.

— А что, держать свои планы при себе запрещено правилами? — риторически поинтересовался Тристен. На самом деле ему до правил и дела не было. — Неужели надо устраивать спектакль, чем бы ты ни занимался? Кого-то, Дарси, интересует только результат.

Ее голубые глаза вспыхнули.

— Или вы просто обманываете…

Тристен рассмеялся:

— Ты хвасталась, что будешь работать одна, но, как я нижу, у тебя есть напарник. Так кто тут жульничает?

— Тодд всего лишь мой ассистент, — пояснила она, повышая голос. — А не напарник. Он выполняет мои поручения. Черную работу.

— Ну спасибо, Дарси, — рявкнул Тодд, споласкивая мензурки в раковине.

Я отвела взгляд от запачканных и потрепанных бумаг, посмотрела на Тодда и увидела, что у него покраснели уши.

— Дарси, какая же ты бессердечная, — сказала я. — Ты даже парня своего не больше чем за раба держишь.

Я даже не задумалась о том, что сказала это вслух, пока не увидела, что все обернулись на меня. Я чуть было не покраснела, но сдержалась и заставила себя посмотреть им всем в глаза, по очереди. Дарси действительно была бессердечной, и я имела право об этом сказать.

41
{"b":"543818","o":1}