ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Мистер Мессершмидт, как обычно в таких случаях, заколебался.

Дарси возмутилась и рассердилась.

Тристен кивну, удивившись, и одобрительно посмотрел на меня.

А встретившись глазами с Тоддом, я увидела, что он одновременно и разозлился, и оробел, словно я своей попыткой защитить задела его гордость. Что между нами произошло — или происходило?

Мистер Мессершмидт закашлял и нерешительно попытался восстановить порядок:

— Ребята…

— Нам как можно скорее нужны крысы для опытов, — перебил его Тристен. — Штук двадцать. Школа закупит?

— Думаю, да, — задумчиво произнес учитель.

— Позаботьтесь об этом, — велел Тристен.

А я снова уставилась на старинные документы. В них была скрыта формула напитка. Опасного и возбуждающего. Бумаги надо спрятать…

Тристен похлопал меня по плечу:

— Джилл, ты в порядке?

Я отвела взгляд от записей и увидела, что Мессершмидт ушел к столу Дарси.

— Да, естественно, в порядке.

— С чего начнем?

— Что? — Тристену Хайду доселе не доводилось спрашивать разрешения, наверное, вообще никогда. Уж у меня точно.

— Это твой проект, — напомнил мне он. — Ты главная.

Да, мы об этом договорились, но я на самом деле не ожидала, что он передаст всю власть в мои руки.

— Э… Как ты думаешь, стоит ли…

— Джилл. — Он посмотрел на меня твердо и ободряюще. — Я доверяю твоему решению.

Я глубоко вдохнула:

— Хорошо. Начнем сначала. У нас даже теория как следует не продумана.

— Я возьму тетрадь, — ответил Тристен. Он посмотрел на мистера Мессершмидта, который сидел за своим столом и наблюдал за тем, как мы работаем. — Но, если ты не против, я сначала попрошу еще раз Мессершмидта заказать крыс. Они нам нужны срочно, а он не очень-то шевелится.

— Хорошо, — согласилась я, и Тристен пошел к учительскому столу; перелом руки никак не повлиял на его уверенную походку. Почему, даже после того, как я узнала, кто же на самом деле Тристен Хайд, он все равно имел надо мной власть: мог заставить мое сердце биться быстрее, мог успокоить, рассмешить или довести до слез, мог вызвать желание броситься к нему в объятия? Почему, чем дурнее и ужаснее он мне казался, тем больше меня к нему тянуло? Так какая же я на самом деле? Что не так со мной?

— Эй, Джекел.

Я так крепко задумалась о Тристене. что не заметила, как ко мне подкрался Тодд Флик. Я развернулась, сердце в тревоге заколотилось.

— Что?

— Мне как-то не понравилась та херня, которую ты вчера в кафе несла, — прошипел он.

— Что? — повторила я. стараясь держать себя в руках. Я была в кафе? СТоддом?

— Если хочешь попробовать с настоящим мужиком, позвони мне, — тихонько прорычал Тодд, потом бросил нервный взгляд на Тристена и добавил: — Поймешь, у кого больше, стерва.

— Я не… — Что я ему наговорила?

— Сегодня ты что-то не такая крутая, да? — усмехнулся Флик. — Это потому, что я раскусил твой блеф, и тебе на самом деле страшно, что ты не справишься, если я пущу в ход весь свой потенциал.

— Я… — Он что, предлагал мне секс?

Тодд злобно ухмыльнулся и, отходя, поднес к уху воображаемый телефон:

— Если хватит смелости, Джекел, набери мне.

Я дождалась, когда перестанут дрожать ноги, встала, постаралась собраться и направилась к двери — мимо Тристена, который продолжал разговаривать с мистером Мессершмидтом. Я едва добежала до женского туалета, прислонилась там к прохладной, выложенной плиткой стене, стараясь не смотреть в зеркало — я боялась увидеть собственное отражение.

Что я сделала?

Пока я стояла, изо всех сил стараясь вспомнить вчерашний вечер, дверь внезапно распахнулась, и в туалет вошел Тристен — он даже не удосужился постучаться.

Глава 64 Джилл

— Что там произошло? — требовательно спросил Тристен. — Что тебе сказал Флик?

— Ничего. — Я попыталась протиснуться мимо него в дверь. — Ничего особенного.

Тристен тоже сделал шаг, не давая мне выйти:

— Если не скажешь ты, придется выбивать ответ из него, возможно, даже силой. Он тебе гадостей не будет говорить, пока я тут.

— Нет, Тристен, — внезапно закричала я. Мой голос отразился от розовых стен. — Хватит насилия! Я так от него устала!

— Джилл… — Тристен, похоже, был удивлен и пристыжен. — Ты права, — признал он, легко кивнув мне. — Прости. Я лишь хотел тебя защитить. Но ты права. Методы у меня неправильные, и ты, наверное, и сама лучше справилась.

Я уставилась на Тристена — он выглядел так нелепо в окружении розового кафеля, и вдруг весь мир показался мне неправильным. Я наблюдала за нами как бы издалека, словно одновременно я была и режиссером, и персонажем фильма со множеством сомнительных героев и злодеев.

Самый умный и отважный парень школы оказался убийцей. Самый крутой и горячий жеребец подъехал с отвязным предложением к самой незаметной девственнице. А девственница с наступлением темноты превращалась в какую-то безумную шлюху. Отцы грабили дочерей и накидывались на сыновей. Матери сходили с ума и были настолько заняты собой, что забывали обнимать детей. Учителя присматривали за учениками, а робкие девочки начинали рявкать на самых наглых стерв. А химия, в которой я когда-то видела вселенский порядок, ломала души.

— Я не знаю, что со мной творится, — выпалила я и закрыла лицо руками. — Тристен, я запуталась… Ничего не понимаю.

Я, наверное, ждала, что Тристен, мой хранитель, обнимет меня, как и раньше. Это же его роль, не так ли? Но нет, когда я снова посмотрела на него, то увидела, что он так и стоит, скрестив руки на груди.

— Мне очень жаль, — посочувствовал он с болью в голосе, — Мне очень жаль, что ты запуталась. Я хотел бы как-то тебе помочь, помимо этого конкурса, сделать твою жизнь легче. Но, боюсь, я не могу взять на себя больше.

И я поняла, что, оттолкнув его в кабинете рисования, я что-то разрушила в наших отношениях. Он был готов продолжать защищать меня от нападок. Такова была его сущность, он бы, наверное, вступился за слабого в любом случае. Но он больше не будет меня обнимать. Он соблюдает заданную мной дистанцию.

— Идем, — сказал он, направляясь к двери. — У нас времени нет тут стоять. У меня через час встреча.

Я пошла за ним, и, он, разумеется, повел себя как настоящий джентльмен (как всегда, когда не был вооружен мясницким ножом) — придержал передо мной дверь запятнанной кровью рукой.

Мне страшно хотелось спросить, с кем он собирался встречаться, но я сочла, что уже не имею права задавать такие вопросы.

Глава 65 Тристен

— Сколько ты мне за нее дашь? — спросил я у Мика Содера, самого главного подонка в школе, когда он провел грязной лапой по боку моей «хонды».

— Хорошо бегает? — спросил он, продолжая гладить машину.

— Да-да, — ответил я. — Все отлично. Сколько?

Мик пожал плечами, косясь на тачку:

— Не знаю. Три сотни?

— Ты спятил, что ли? — отрезал я. — Она стоит больше штуки.

— Ты что, хочешь оформить все по закону? — ухмыляясь, спросил он. — С участием властей?

Черт! Тут он меня взял. Машина формально принадлежала отцу. Но мне нужно сплавить ее побыстрее и потише. Все мои карточки были заблокированы, осталось лишь тридцать баксов, которые я откопал в карманах грязных штанов. Видимо, чудовище планировало заставить меня подчиниться, заморив голодом.

— Четыре сотни, — предложил я.

— Триста пятьдесят.

Я протянул руку:

— Договорились.

Мик, похоже, был уже готов к покупке. Он достал из кармана джинсов, которые были даже грязнее, чем у меня, пачку купюр, отсчитал несколько бумажек и передал мне.

Я тоже пересчитал деньги и только потом передал ему ключи.

— Нехило, похоже, подрался, — отметил Мик, кивая на мое перевязанное запястье. — Что произошло?

Я запихнул деньги в карман:

— Противник был вооружен получше.

42
{"b":"543818","o":1}