ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Я молчала, переваривая услышанное. И в то же время понимала, что это не такая уж и новость для меня.

Неужели я и сама в глубине души подозревала, что доктор Хайд как-то замешан в смерти отца? Может, я просто старалась игнорировать все совпадения и улики, потому что его лечение помогало маме — и потому что я полюбила Тристена? Ведь любить сына убийцы моего папы было бы совсем неправильно…

— Мне очень жаль, — сказал Тристен, повесив голову, словно он частично нес ответственность за преступление, совершенное доктором Хайдом.

— Интересно, — задумчиво произнесла я со свойственной мне наивной надеждой на то, что папу можно как-то оправдать, — может быть, мой отец пытался помочь твоему?

— Да, думаю, да, — ответил Тристен и снова посмотрел на меня. — В отцовском компьютере я нашел неоконченный текст, в котором говорилось, что у него есть какой-то анонимный напарник, с которым они ищут лекарство от безумия, которое, по его ощущениям, на него надвигалось.

Сердце мое забилось быстрее.

— Это про моего папу?

— Да, — подтвердил Тристен. — Наших родителей также интересовал и более широкий потенциал состава, если бы его удалось усовершенствовать. Они считали, что с его помощью можно научиться управлять людьми и даже контролировать общество.

— Раньше ты мне об этом не рассказывал, — удивилась я. — Почему?

Его карие глаза подернулись дымкой раскаяния.

— Не мог себя заставить. Как ты будешь на меня смотреть, зная, что мой отец сделал с твоим? — Тристен печально улыбнулся. — Хотя, чтобы оттолкнуть тебя, хватит и моих собственных грехов.

Я еще не совсем примирилась с тем фактом, что Тристен убил деда, не простила его. В глубине души я понимала и то, что любить сына человека, который убил моего папу, — ужасно. Но я все равно его любила.

— Забудь об этом, — сказала я. — Ты не чудовище. И мы — не наши родители. Я не виню тебя за то, что сделал твой отец.

— Думаю, мистер Джекел искренне верил, что ему удастся вернуть и приумножить деньги, предназначавшиеся для твоего обучения, — добавил он. — Они рассчитывали получить не только профессиональные, но и финансовые дивиденды.

У меня в горле встал огромный ком. Тристен во многом оправдал моего отца — как раз в этом я и нуждалась. Но все же моего папы уже не было, дела с отцом Тристена обстояли и того хуже, а мы с Тристеном… наше будущее тоже, в общем-то, довольно туманно.

— Джилл, иди домой, — наконец сказал он. — Ничего страшного сегодня уже не случится.

Сегодня. Но не более того.

Я колебалась, не решаясь войти в дом.

— Тристен?

— Да? — Он подошел ко мне и погладил непослушный локон, спрятанный за ухо. — Что?

Я поймала его руку, и мы крепко сплели пальцы. Было очень темно, но по его карим глазам я все равно поняла, как я ему нужна.

— Заходи завтра, — предложила я. — Тебе надо будет как следует поесть и отдохнуть. — И, покраснев, я добавила: — Мама почти до самого утра будет в больнице…

Тристен ответил не сразу.

— Не знаю, Джилл. Боюсь, это будет небезопасно для тебя.

Да. Это будет небезопасно. Я никогда в жизни нс рисковала так, как сейчас, находясь рядом с Тристеном, — ведь если с ним что-то стучится, это будет слишком большая рана для моего сердца. Но меня не покидала уверенность, что быть с ним — это правильный выбор.

— Приходи, — повторила я, вставая на цыпочки, чтобы поцеловать его. — Мне это нужно.

— Хорошо, — согласился он.

Тристен подождал, когда я зайду в дом и запру за собой дверь. Посмотрев в окно, я увидела, как он растворился в темноте. Я молилась, чтобы он сдержал свое обещание и не вернулся в школу.

Глава 73 Джилл

— Джилл, я на работу, — сказала мама, заглядывая ко мне в комнату. — Слишком долго не рисуй, ладно?

— Хорошо, — пообещала я, глядя на часы. Где-то через полчаса придет Тристен. — Я скоро закончу.

Мама зашла в комнату, подошла к мольберту и посмотрела сначала на картину, потом на меня. И очень удивилась:

— Я думала, что тебе его уже сдавать со дня на день.

— Успею, — сказала я с уверенностью, которой на самом деле не было.

— Глаза тут не помешают, — сострила мама и усмехнулась. Мне показалось, что она решила меня укорить, но все же обрадовалась ее искренней улыбке.

— Я хоть раз тебя подвела? — спросила я, стараясь не чувствовать себя виноватой. Мама бы весьма расстроилась, узнав о моих планах на вечер. Но мы с Тристеном должны были быть вместе. Я снова посмотрела на часы: — Тебе, наверное, уже пора, нет?

— Пора, — согласилась мама и поцеловала меня в щеку. — Счастливо.

Я буду счастлива. Однозначно.

— И тебе всего хорошего.

Я осталась в комнате одна и внимательно прислушивалась: мама надела куртку, взяла ключи, а когда за ней закрылась задняя дверь, я бросила свой рисунок — слишком уж нервничала.

Готова ли я?

В зеркале было видно мое отражение. Хорошо ли я выгляжу?

Я выпрямила спину и посмотрела на себя в профиль, потом направилась к комоду — за черным лифчиком, в нем я действительно выгляжу лучше, соблазнительней. Но коснувшись пальцами его шелковистой ткани, я заколебалась. Не я его выбрала, не я украла

И я запихнула лифчик подальше — нет, не он нужен для той ночи, о которой я так мечтала. Это же олицетворение того же самого зла, что и раствор, спрятанный где-то рядом.

Мне ничего этого не нужно, верно?

Правда, пузырек можно переложить поближе, в тумбочку, на случаи, если я буду слишком нервничать…

Я уже потянулась было к зелью, как вдруг услышала стук в дверь. Я отдернула руку, испугавшись собственных мыслей. Пришел Тристен. Ему явно не по душе придется новость о том, что я украла раствор… да еще и попробовала его.

Я резко закрыла ящик, метнулась вниз по лестнице и поспешно распахнула дверь:

— Тристен…

Но это оказался не он.

Глава 74 Джилл

— Бекка, что ты тут делаешь? — спросила я, когда она без приглашения зашла в прихожую.

— Нам надо поговорить, — ответила она. — Сейчас же.

— Время неподходящее.

Но Бекка протиснулась мимо меня и прошла в гостиную:

— Я ненадолго. Но я обязана тебе кое-что сказать. Насчет Тристена.

Я сразу поняла, о чем именно она хотела поговорить. Она хотела рассказать мне о том, что произошло прошлым летом между ней, моей подругой, и парнем, которого я полюбила. И, судя по лицу Бекки, этот рассказ будет безрадостный.

— Бекка, не сейчас, — взмолилась я. — Пожалуйста. Давай попозже.

Ведь с минуты на минуту должен прийти Тристен…

— Я в курсе, что вы встречаетесь, — сказала она. — Но еще я знаю кое-какую тайну про него, Джилл.

Я покачала головой:

— Бекка… не обязательно мне это рассказывать…

— Я летом встречалась с Тристеном, — выпалила она. — Мы переспали. У реки. И потом он резко изменился, Джилл. Изменился настолько, что я испугалась. Он стал таким… бесчеловечным.

Наверное, она подумала, что я так побледнела из-за того, что она мне рассказала о жестокости Тристена. Но с этим я уже была знакома. Меня подкосило признание, что они занимались любовью. Я думала, они просто встречались. Может, даже целовались. Но секс?

— Хватит, — сказала я. — Больше ничего не надо рассказывать. Прошу.

— Джилл. — Она положила руку мне на плечо. — Ты должна это знать.

— Я не…

— Мы были на берегу реки, — продолжала Бекка, не слушая моих возражений, — Тристен целовал меня, нашептывая мне на ухо такие потрясные нежности… — И хотя она рассказывала вроде бы страшную историю, на ее губах заиграла улыбка. — Клянусь, я тогда думала, что лучше Тристена Хайда у меня никого не было.

— Не трогай меня, пожалуйста, — взмолилась я, оттолкнув ее руку. Ту самую руку, которая касалась Тристена, — И хватит уже!

Но ее охватили воспоминания, улыбка не сходила с ее губ.

47
{"b":"543818","o":1}