ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Тристен. — Я потрясла его за плечо. — Проснись.

Он открыл глаза и напрягся:

— Джилл?

Я поняла, что он не уверен, меня видит перед собой или чудовище.

— Это я, просто я.

Он расслабился и крепче прижал меня к себе, ничего не говоря. Я не пыталась отстраниться, и через некоторое время он прошептал:

— Джилл, где раствор? У тебя еще осталось?

— Нет, — заверила его я. — Больше нет.

— Если остался, лучше скажи, — упорствовал он. — Его действие непредсказуемо. Так в романе говорилось. Сейчас он выветривается сам по себе, а если в следующий раз этого не произойдет? Если он кончится и ты не сможешь снова превратиться в себя?

— Точно не осталось, — настойчиво повторила я.

Потом я расплакалась и прижалась к его груди, и, хотя я рассчитывала на его поддержку и очевидно было, что я ему небезразлична, я все же вылила на него все, что накипело:

— Тристен, как я тебя ненавижу.

Он не разжал объятий, но я почувствовала, что он резко вдохнул, и тут же поняла — слово не воробей. Я продолжала плакать, а он гладил меня, но его прикосновения казались какими-то другими.

Внизу скрипнула ступенька — кто-то поднялся на заднее крыльцо. Мы с Тристеном должны были бы перепугаться, независимо от того, кто пришел — его монстр-отец или моя мама, которая вот-вот застанет нас вместе в постели, — но у нас не было сил на то, чтобы бояться. Мы так и остались лежать, дверь открылась, и в кухне, а затем и на лестнице раздались легкие мамины шаги — она направлялась в свою комнату.

— Я не спал с Беккой, — прошептал Тристен, когда за мамой закрылась дверь. — Она тебе наврала.

И мне вдруг захотелось, чтобы в дом вошел отец Тристена. Я бы встала между ними и приняла ожидаемый им удар на себя. Мне все равно казалось, что в меня вонзили нож и что я умирала.

Лживая Бекка, мы дружили с ней с детского сада! Надо было спросить обо всем у Тристена. Ему я могла верить.

А я… в конечном итоге оказалось, что все испортила я сама. Сказанного уже не воротишь.

Тристен, как я тебя ненавижу.

Он поднялся и свесил ноги с кровати:

— Я пойду. Мне хотелось умолять его остаться, но я понимала, что это бесполезно.

— Хорошо.

Он сидел и завязывал шнурки. и

— Сегодня вечером презентация, — напомнил он. В его голосе нельзя было уловить обиду. Но говорил он отстраненно и думал только о деле. — После школы выезжаем.

— Тристен, ты не обязан мне помогать.

Он встал:

— У нас был уговор, а я человек чести.

Я не поняла, хотел ли он меня задеть или просто констатировал факт о самом себе, но мне было больно, и, когда он ушел, я свернулась калачиком и проревела до самого утра.

Мне так и не удалось узнать, что в эту ночь натворило мое альтер эго, но, посмотрев через некоторое время в зеркало, я увидела в ушах дырочки, которых раньше не было. Надеюсь, больше ничего страшного не случилось.

Глава 83 Тристен

Уйдя от Джилл, я в последний раз вломился в школу. Я бесстрашно шагал по коридорам, потому что терять мне было нечего. Джилл сказала, что ненавидит меня, и у меня от этого застыла кровь в жилах. Да и я сам думал, что она вправе презирать меня. Я поцеловал ее, ни о чем не думая, и спровоцировал все тоже сам.

Я добрался до своего ящика, набрал нужную комбинацию цифр — это был единственный замок, который мне не приходилось взламывать, — и потянул за ручку. Сунув руку вглубь, я достал полную бутылку раствора. Я открыл крышку и направился к ближайшей раковине, куда выли все до последней капли. Помыл бутылку.

Я уже не верил, что мне удастся излечить отца, и не хотел, чтобы в случае моей смерти зелье попало в руки Джилл, да и вообще кому-либо еще.

Швырнув бутылку в мусорку, я пошел прочь, домой, и стал там ждать рассвета. Мне хотелось, чтобы конкурс поскорее закончился, потому что, когда мы получим деньги, надо будет уничтожить все записи и список солей. Все, что останется после этого, — лишь пузырек, существование которого Джилл отрицает.

Глава 84 Джилл

Дверь в мамину спальню была открыта, но я все равно постучала. Она улыбнулась, встряхивая красное платье:

— Доброе утро!

Я прислонилась к косяку, держа в руках чашку с хлопьями — я пыталась заставить себя поесть хотя бы через силу.

— Не слишком ли нарядное платье для поездки к тете Кристин? — отметила я, когда мама укладывала его в чемодан. — Вы, наверное, пойдете куда-нибудь?

Мама все еще стояла, склонившись над чемоданом и не глядя на меня.

— Всегда надо быть готовой. — Она распрямила спину и грустно посмотрела на меня. — Мне действительно очень жаль, что придется пропустить твою презентацию. Ты правда не против, что я на все выходные уезжаю?

Я проглотила комок набухших от молока хлопьев:

— Ты, главное, отдохни как следует, хорошо?

Мама подошла ко мне с вытянутыми руками:

— Спасибо, Джилл. — И она обняла меня, из-за чего я чуть не разлила свой завтрак. Я заметила, что мама уже не была такой тощей, что она немного поправилась. — Удачи тебе. Я позвоню вечером, и все расскажешь.

— Конечно. — Я отстранилась. — Мне надо подготовиться к школе. У меня сегодня еще и экзамен по химии.

Мама снова улыбнулась и вернулась к чемодану:

— Я уверена, что ты со всем справишься.

— Спасибо.

Разворачиваясь, я увидела, что мама положила в чемодан и черное платье, и мне показалось, что она, наверное, слишком многого ожидает от этих выходных. Но все же моя печаль граничила с отупением, и я думала не столько о маме, сколько о себе, о своем плане мести.

Глава 85 Джилл

— Джилл, а что было после вечеринки? — прошептала Бекка.

— Ничего, — ответила я, побледнев. Я все же пошла туда…

Она понимающе улыбнулась:

— Я же говорила, что она пойдет тебе на пользу. О Тристене ты и думать перестала?

— Наверное, да, — согласилась я.

Что я сделала — точнее, что сделало вырвавшееся благодаря мне на свободу нечто, — чтобы забыть Тристена? Был ли тут замешан другой парень? Хотя это не имело значения, напомнила себе я. Эта ночь закончилась, наши отношения с Тристеном тоже. А все остальное было не важно.

— У вас сорок минут на выполнение задания, — сказал мистер Мессершмидт и начал раздавать нам экзаменационные листки. Он вручил целую стопку Дарси.

Она повернулась ко мне, чтобы передать остальное. Вместе с ней развернулся и Тодд — он посмотрел на меня как-то странно, почти испуганно. Я и знать не хотела, что все это значит.

— Удачи тебе на конкурсе, — сказала она, передавая мне бланки.

— Спасибо. — Оставив один экземпляр у себя, я передала остальное Бекке и сразу же взялась за дело.

Дойдя до третьего вопроса, я убрала волосы за ухо, хотя была абсолютно спокойна. Я задержала руку у головы, пока Бекка не поняла, что ей видно все, что я написала. Я заметила ее вопросительный взгляд и легонько кивнула.

Она начала списывать, поспешно заглядывая в мой листок и усердно строча. Так пошло и дальше: я быстро отвечала на вопросы, потом поправляла волосы, и Бекка наверстывала.

Правда, все, что я писала, было неправильно.

К сожалению, мы обе провалим экзамен, что для выпускного класса почти недопустимо. Может быть, даже вместе останемся на второй год.

В глубине души мне хотелось обернуться и посмотреть, заметил ли Тристен, что я даю Бекке списывать. Мне было интересно, что он подумает, если увидит. Но проверять я не стала, потому что мне казалось, что он на меня вообще больше не смотрит, а его равнодушие для меня было бы страшнее, чем недовольство.

— Ваше время вышло, — объявил мистер Мессершмидт.

Мы сдали работы. На выходе из класса я улыбнулась Бекке и сказала:

— Надеюсь, мне удалось отплатить тебе за все.

Мы в расчете.

Глава 86 Джилл

— Готовы? — спросил мистер Мессершмидт, положив руку на открытый багажник.

51
{"b":"543818","o":1}