ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Это плохо?

– Неожиданно. Ты стала похожа на свою мать. Флавия Старшая была необыкновенно умна. Когда она умерла, Рома плакала.

Я кивнула. Помню.

– Не знаю, что выйдет, – добавила наставница, – но я надеюсь, что Игрр не заслонит меня перед тобой.

– Ни за что! – засмеялась я. – Мне понадобятся твои советы. У меня будут дети. Где я найду лучшую наставницу?

– Подлиза! – сказала Лаура и улыбнулась. Я обняла ее и лизнула в щеку, получив в ответ такую же ласку. На душе стало спокойно и хорошо. Мир восстановлен, Лаура – моя союзница. Теперь главное, чтобы вернулся Игрр. Я соврала наставнице. На самом деле я безумно его люблю. Мечтаю о дне, когда мы возляжем за столом. Моя голова будет покоиться на его груди, и он станет кормить меня, как Виталию. Я жажду прикосновений его сильных и ласковых рук, хочу стать с ним одним целым – поэты утверждают, что это восхитительно. Я скучаю по нему. Но Лауре это не обязательно знать. Ведь так?

В это же время. Москва, Россия

Мужчина средних лет, непримечательной наружности и в таком же непримечательном костюме, нажал кнопку громкой связи и бросил в микрофон одно слово:

– Зайди!

Спустя пару минут дверь в кабинет распахнулась. На пороге возник парень лет тридцати, в костюме, но весь какой-то расхристанный. Пиджак сидел на его плечах, как клифт на вороне. Воротник рубашки парень расстегнул, а узел его галстука сполз едва ли не до пупа. Было видно, что пиджак с галстуком набросили впопыхах, да еще с показной небрежностью.

– Проходи, Саша! – сказал хозяин кабинета, указывая на стул.

Посетитель преодолел пространство до стола и плюхнулся на стул. По губам хозяина кабинета скользнула едва заметная усмешка. Но он старательно согнал ее с лица.

– Слушаю, Родион Яковлевич! – сказал Саша, шмыгнув носом.

– Есть задание, очень сложное.

Саша подобрался, как кошка, заметившая воробья.

– Честно говоря, даже не знаю, кому поручить, – продолжил Родион Яковлевич, сделав вид, что не заметил этой реакции. – Нужно разыскать человека, о котором известен только ник.

Саша презрительно скривился.

– Речь не о том, чтобы по «ай-пи»-адресу вычислить фамилию, имя, отчество и адрес проживания, – продолжил шеф. – С этим и девочки в отделе справятся.

Родион Яковлевич сделал паузу. Саша кивнул. По его лицу читалось: мнение насчет «девочек» он полностью разделяет.

– Этот человек, врач по профессии, исчез с форума семь месяцев назад. Перед этим написал, что уезжает за границу – на «пээмжэ». С тех пор ни слуху ни духу.

– Обычное дело, – пожал плечами Саша. – Пока приживется, освоится…

– Не похоже. Во-первых, обещал, что по приезде непременно сообщит. А он держит слово, я успел убедиться. Во-вторых, ехал работать по официальному контракту. Слышал про компанию FAGG?

– Фармацевты?

– Они! – кивнул шеф.

– Тогда все просто. Те секретят разработки почище Пентагона. Запретили светиться.

– Он ехал работать не фармацевтом. Обычным стюардом.

Брови Саши взлетели вверх.

– Странная история, – кивнул Родион Яковлевич. – Зачем могущественной корпорации искать в России стюардов? Явно не их профиль. Но Док – такой ник у нашего фигуранта – это подтвердил. Еще добавил, что летит в Турцию, и не один.

– Интересно! – хмыкнул Саша. – Что подозреваете? Наркотрафик?

– FAGG не станет связываться с наркотой, тут другое. Похоже, что торговля людьми.

– На органы?

– Надеюсь, что нет, – вздохнул Родион Яковлевич, – но исключить нельзя. История мутная, надо хорошо порыться.

– Сделаем! – Саша радостно потер руки.

Шеф улыбнулся и протянул ему листок. Подчиненный пробежал глазами текст.

– Что известно, кроме ника и форума?

– До отъезда работал участковым терапевтом в райцентре.

– Зачем же стюардом? – удивился Саша.

Начальник потер большим пальцем о средний. Саша кивнул и, не спрашивая позволения, выбежал из кабинета. Родион Яковлевич пробарабанил пальцами по столу марш и вздохнул. С Доком они познакомились на одном из форумов, где начальник службы ФСБ появлялся по долгу службы и по стремлению души: ему нравилась обитающая там публика. Пользователь с ником «Док» приглянулся ему. В отличие от многих других парень не стебался ради того, чтобы выделиться, не обижался на язвительные выпады и никому не хамил. Его посты отличались логикой и информативной насыщенностью – Док писал не затем, чтоб просто кукарекнуть. Эрудиция парня впечатляла: он разбирался не только в медицине – Док не скрывал, что он врач, – но и в кино, боевых искусствах и даже в лошадях. Родион Яковлевич (он же «Род») как-то не удержался и спросил, откуда Док так много знает? Его сведения явно не из Википедии. На что виртуальный знакомый ответил: «Пью мало!» и поставил смайлик…

А потом… После ежегодной диспансеризации подполковнику позвонила терапевт из ведомственной поликлиники. Она сообщила, что нужно пройти дополнительное обследование – в онкологическом диспансере. Родион насторожился и стал задавать вопросы. Врач промямлила, что ничего страшного не произошло, просто в анализе крови обнаружено повышенное содержание специфического антигена «пэсэа», в таких случаях обследование рекомендуется. Название антигена и цифру в анализе Родион Яковлевич записал, после чего полез в Интернет. Прочитанное ввергло его в ступор. Рак с большой долей вероятности… Врачи, комментирующие такие анализы, уверяли, что волноваться не нужно. И вообще рак сегодня хорошо лечится. Подполковник кожей чувствовал в их словах фальшь. Вечером он нарезался. «Сорок пять лет, – бормотал, щедро напуская в бокал коньяку, – всего сорок пять. И все, писец…» Опорожнив бутылку, подполковник по привычке включил ноутбук и полез в Интернет. Полистав, отчетливо осознал: все это отныне неинтересно. На глаза попалось очередное сообщение «Дока». В трезвом виде Род бы этого никогда не сделал. Он не любил делиться сокровенным, да и в конторе это не приветствовалось. Но сейчас кликнул по вкладке «личное сообщение» возле аватарки Дока (казак с шашкой на коне) и в открывшемся окошке торопливо набрал: «При анализе в крови обнаружили антиген «пэсэа» 19,8, что в пять раз выше нормы. Подозревают рак, посылают в онкодиспансер. Что делать?»

Ответ пришел почти мгновенно: «Не паникуйте. В онкодиспансер не ходите – там и здоровый заболеет. Пересдайте анализ. Только накануне три дня не пейте и избегайте эякуляции». В конце сообщения стоял смайлик, намекающий на то, что Док имел под «эякуляцией». Именно этот смайлик и привел Родиона в чувство. Если врач шутит… Совету виртуального знакомого он последовал скрупулезно. В результате даже поссорился с любовницей, имевшей виды на старого холостяка. Та решила, что Родион завел себе другую, и надулась. Подполковник не стал ее переубеждать – сама одумается. Не доверяя ведомственной поликлинике, он сдал анализ в частной лаборатории. Назавтра ему выдали распечатку. Разглядев значащуюся в ней цифру, подполковник сначала мысленно выругался, затем расцвел и попытался расцеловать лаборанта – немолодую женщину унылой наружности. Та испуганно отпрянула. Подполковник извинился и ушел.

Распечатку он отвез в поликлинику, где с торжественным видом положил перед терапевтом.

– Странно! – удивилась та. – Почему так? В первом анализе антиген в пять раза превышен, а здесь в норме. Недели не прошло!

– Просто накануне сдачи анализов нельзя пить и иметь дело с женщинами, – снисходительно просветил подполковник.

– Это кто вам сказал? – удивилась терапевт.

– Один врач, – ответил Родион Яковлевич и добавил со значением: – Очень хороший.

Терапевт поджала губы и прибрала бумажку. В тот же день Родион отправил Доку очередное сообщение: «Повторный анализ нормальный. Спасибо!» Ответ был столь же лаконичным: «Не злоупотребляйте. Простату нужно беречь». В конце письма стоял уже знакомый подполковнику смайлик.

…Саша заглянул в кабинет начальника поздним вечером.

– Значит, так, – начал, заглядывая в наладонник – бумагой для записей ведущий специалист управления не пользовался принципиально. – Полное имя фигуранта – Овсянников Игорь Геннадьевич. В настоящее время 29 лет, врач общего профиля, до увольнения работал участковым терапевтом в N. Там у него собственная квартира, полученная в наследство от умершей тети. Не женат и не был, близких родственников не имеет. В Турцию вылетел 13 ноября прошлого года с тремя спутниками: Олегом Смирновым, Алексеем и Степаном Шимко. Последние двое – близнецы. Смирнову 25 лет, братьям Шимко по 18.

12
{"b":"543819","o":1}