ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Для каждой страны или региона есть свои причины, но есть и общие. Их можно свести к основным, наиболее распространенным:

— сепаратизм;

— радикализм в политической, национальной, религиозной, социально-экономической сферах;

— борьба с глобализмом и с загрязнением природной среды, против экспансии других стран;

— борьба за власть в своем государстве с целью осуществления политических, национальных, социально-экономических или религиозных преобразований (создание своего государства на основе Шариата, Халифата и т. п.).

Реализация этих идей может осуществляться с помощью экстремистских и террористических действий как вне своего государства, так и внутри него.

Алгоритм возникновения экстремистских и террористических намерений следующий.

1. Формирование недовольства (объективное или мнимое, но обязательно гиперболизированное) в сфере сложившихся политических, национальных, конфессиональных, социально-экономических, территориальных и иных отношений (в одной из них или сразу во всех).

2. Попытка его разрешения. Если это недовольство не разрешается, то оно перерастает в конфликтное противоречие в этих же сферах. Формируется радикальное отношение к окружающей действительности в указанных сферах.

3. Радикализация недовольства в указанных сферах и превращения его в конфликтное противоречие, часто антагонистическое.

4. Попытка разрешения этого радикального конфликтного противоречия политико-правовыми и социально-экономическими мерами. Если оно не разрешается, то это радикальное отношение трансформируется в экстремистские действия, в том числе и в террористические акты.

5. Если такие действия пресекаются несвоевременно и неэффективно, то они, как правило, перерастают в вооруженное противостояние (открытое или подпольное, а иногда и то и другое одновременно), в котором всегда применяются эстремистские и террористические действия.

В целом история социально-политического террора свидетельствует об одной интересной закономерности. Когда государством правит один властитель, господствует террор индивидуальный. Если же у власти стоит группа людей — групповой и локальный террор. В условиях демократии, когда власть зависит от достаточно заметного множества населения, появляется террор массовый. И еще. В условиях тоталитарного режима террор становится массовым как в отношении массовости числа его жертв, так и в отношении массовости его исполнителей — карательных органов. При этом чем более тоталитарно государство, тем меньше в нем антигосударственного терроризма.

Развитое демократическое общество минимизирует государственный и антигосударственный террор. Но любая открытая борьба с антигосударственным террором (даже «международным») почти всегда ведет к тоталитаризации общества и усилению госконтроля над его гражданами, что неизбежно рассматривается как предтеча возможного государственного насилия над индивидами.

Е.Г. Пономарева

ПРОЕКТ «КОСОВО»: МАФИЯ, НАТО И БОЛЬШАЯ ПОЛИТИКА

Пономарева Елена Георгиевна — доктор политических наук, профессор МГИМО-Университета, заместитель директора Института системно-стратегического анализа

ПРЕДИСЛОВИЕ

Потомство воздаст каждому по заслугам…

Тем больше оснований посмеяться над недомыслием тех, которые, располагая властью в настоящем, рассчитывают, что можно отнять память даже у будущих поколений.

Тацит

17 февраля 2008 г. на маленьком пятачке территории бывшей Югославии произошло событие, значение и последствия которого выходят за рамки не только Сербии и Балкан, но и за рамки Европы, имея, по сути, мировое значение. Речь идет о создании «Республики Косово». Это событие во многих отношениях — важный водораздел современной истории. Я вовсе не преувеличиваю.

Во-первых, за последние 300 лет в Европе впервые возникла мусульманская полития: более 90 % косовских албанцев исповедуют ислам, а руководство этого образования имеет самые тесные контакты как с исламскими странами, так и с радикальными мусульманскими группировками.

Во-вторых, «Республика Косово» создана в результате агрессии США/НАТО против суверенного государства, замаскированной под «гуманитарную помощь». Военно-политическая операция США/НАТО против Союзной Республики Югославии, и прежде всего Сербии, — первая прямая и явная агрессия против европейского государства с момента окончания Второй мировой войны.

В-третьих, «государство Косово» создано внешними силами: формально — США и странами ЕС; неформально — «хозяевами истории», как назвал Б. Дизраэли «несколько десятков королевско-аристократических и финансовых семейств, многие из которых, в той или иной степени перероднившись между собой, контролируют основные глобальные финансовые потоки, СМИ и закрытую, т. е. обслуживающую только «хозяев истории», науку»[308] — в их стратегических (геополитика, энергетика, финансы) интересах.

В-четвертых, создание «независимого» Косова было продиктовано интересами ТНК, прежде всего американских. В этом смысле акция против Югославии может быть поставлена в один ряд с такими акциями США, как свержение правительства Мосаддыка в Иране, Сальвадора Альенде в Чили и др.

В-пятых, в создании «государства Косово» совпали интересы не только «нерушимого блока» государства США и американских ТНК, но также этого блока, с одной стороны, и албанской мафии и стоящих за ней сегментов мировой криминальной системы и международного терроризма — с другой. Косово являет собой яркий пример мафиозно-террористического государства и может быть поставлено в один ряд с Афганистаном (недаром первым признал независимость края именно Кабул), Колумбией, Суданом.

В-шестых, создание «государства Косово» — наглядный пример реализации Западом «стратегии управляемого хаоса», один из первых случаев начала экспорта Соединенными Штатами геополитической нестабильности в Европу.

В-седьмых, с точки зрения развития властных структур эпохи глобализации Косово — интереснейший случай феномена «государства-призрака», «государства-фантома». Политэкономия и политология этого феномена могут быть поняты только в глобальном контексте как пример разрушения государственности под видом ее создания; как пример формирования квазигосударственности, с одной стороны, как функции внешних надгосударственных и/или внелегальных сил — с другой, в целях недопущения сохранения/возникновения неподконтрольной этим силам государственности.

В-восьмых, «государство» Косово и, особенно, то, какими методами оно создавалось, — это прямой удар по тем народам, которые Запад, и прежде всего англосаксы, традиционно, в течение веков считают наиболее опасными для себя в цивилизационном и геополитическом планах, — православным сербам и русским. Иными словами, «Республика Косово» — это проект, который мыслился, создавался и реализовывался в интересах конкретных теневых и вполне легальных структур.

В данной работе основной акцент сделан на анализе нерушимого союза — «триады» — наднациональных политических, экономических и криминальных сил, мафиозно-террористической природы «независимого» Косова, выявления связей албанских преступных групп с международной криминальной системой и ее непосредственными кураторами и покровителями в мировом истеблишменте.

Однако прежде чем перейти к анализу перечисленных актуальных проблем, необходим хотя бы краткий экскурс в историю вопроса. Посмотрим, что предшествовало ситуации создания «государства Косово», что сформировало «коридор возможностей», в котором был реализован проект по созданию еще одного сегмента мировой криминальной системы, которая стала ударной силой разрушения сильных, самодостаточных и независимых государственных образований.

Глава I Ключи от настоящего всегда лежат в прошлом. Краткая история косовского вопроса

Сам Господь сказал,

что наций на Земле не будет,

но Албания будет жить,

за нее, за Албанию ведем мы войну.

А.С. Дренов. Государственный гимн Албании
вернуться

308

Фурсов А.И. Борьба проектов // Газпром. 2012. № 6. С. 48.

109
{"b":"543820","o":1}