ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

С 1014 по 1180 г. в ходе завоевательных походов византийского императора Василия II Косово и Рашка вновь оказались под контролем Византии. Это привело к перемещению ядра формирования сербской государственности в приморские области — в Дуклю (ядро исторической Черногории), где в середине XI в. образовалось сильное сербское княжество (с 1077 г. — королевство), которое при Константине Бодине подчинило Рашку и Северное Косово[316].

После смерти Бодана, по всей видимости, в первой половине ХП в. Дуклянское государство распалось. Космет вновь стал ареной противостояния между восстановленным княжеством Рашка и Византией. Перелом в этой борьбе произошел с вступлением на престол Рашки князя Стефана Немани, основателя династии Неманичей. В конце 1160-х годов он подчинил северную часть, а к концу 1180-х — завоевал все Косово, Метохию и Вардарскую Македонию. Хотя в 1190 г. Стефан Неманя потерпел поражение от византийцев в Моравской битве, большая часть Косово и Метохии была признана владением независимого Сербского государства. Окончательное включение территории современного Космета в состав Сербии произошло в 1208 г. со взятием Призрена и Липляна.

В 1217 г. князь Стефан Первовенчанный был коронован королем Сербии, а два года спустя, в 1219 г. была учреждена автокефальная Сербская православная церковь. На территории Метохии сформировались три православных епископства с центрами в Хвосно, Призрене и Липляне. В конце XIII в. резиденция архиепископа сербского была перенесена в г. Печ. Таким образом, Косово и Метохия стали религиозным, культурным и политическим центром Сербии. Здесь было основано множество монастырей и церквей, в частности Собор Богоматери в Призрене (1307), монастырь в Высоких Дечанах (1327), монастырь Грачаница недалеко Приштины (1335). Обширные земельные владения, особенно в западной части Косова и в Метохии, были переданы церкви.

Приштина, Призрен и замок в Неродимье использовались сербскими королями в качестве своих резиденций. Экономический и культурный расцвет Косово и всей Сербии пришелся на время правления Стефана Душана (1331–1355), когда в состав сербского государства вошли Македония, Северная Греция и Албания. В 1346 г. Стефан Душан был коронован «царем сербов, болгаров и греков», а Печский архиепископ получил статус патриарха. В этот период подавляющее большинство населения Космета были славяне, главным образом — сербы. Об этом свидетельствуют монастырские грамоты, сохранившиеся с того времени, в которых упоминаются практически исключительно славянские имена. Кроме сербов, очевидно, в крае проживало некоторое количество албанцев, влахов, а греки, болгары и немцы селились преимущественно в городах.

Смерть Стефана Душана привела к быстрому распаду Сербского государства, а территория Космета в конце 1360-х годов была разделена между владениями Николы Алтомановича, князя Лазаря и короля Вукашина. Постоянные войны, которые вели между собой местные правители, существенно ослабили сербские территории, что в условиях нарастающей угрозы со стороны Османской империи закономерно привело к турецкому господству в этой части Балкан. Уже в 1371 г. Македония и южная часть Космета попали в зависимость от турок.

Попытку объединения сербских земель предпринял князь Лазарь при поддержке Печского патриархата. Историческая битва между сербами и турками, переломная в сербской истории, произошла на Косово поле в День святого Вита 15 июня 1389 г. Войскам турецкого султана Мурата I и его вассалам противостояли сербские войска князя Лазара, Вука Бранковича и отряд боснийского короля Твртко I, который в 1377 г. был коронован «двойной короной» как потомок сербской династии Неманичей[317].

В той битве погибли и князь Лазарь, и султан Мурат. Победа далась туркам нелегко, и хотя сербским правителям пришлось признать вассальную зависимость от новой империи, «Видов-дан» и «Косово поле» стали для сербов символами героического подвига, сопротивления турецкому завоеванию, после которого последовало несколько веков постоянной неравной борьбы с Османской империей, веков порабощения и непокидающей надежды на освобождение и возрождение. Сказания о мужестве, проявленном сербскими воинами в битве с более организованной политией, легли в основу одной из главных идеологем — «отмщения Косова», — на протяжении веков цементирующих сербское общество. Именно поэтому этот топоним и эта область занимают особое место в сербском коллективном сознании, в сербской народной поэзии, литературе, искусстве и в повседневности.

Нашествие турок на Балканы в конце XIV — начале XV в. привело к росту эмиграции славянского населения на запад и север за реки Дунай и Саву, которая продолжалась вплоть до XIX столетия. Параллельно с этим процессом шла массовая исламизация албанцев. Ее важнейшими следствиями, на многие века определившим сложность косовского вопроса, стали глубокая интеграция и идентификация албанцев с турецким царством. «Албанцы стали одной из главных опор Оттоманской империи на Балканах… Оттоманская политика заключалась в том, чтобы окончательно противопоставить албанцев сербам, которые остались относительно сдержанны к исламизации. За свою лояльность албанцы поощрялись — перед ними открывалась возможность переселения в плодородные края на земли разбитого сербского государства — в Косово и Метохию, которые до этого времени были населены преимущественно сербами»[318]. Сокращение православного населения в районах прежнего его проживания стало важным следствием турецких завоеваний. Турецкие правители заселяли опустошенные юго-западные районы Сербии мусульманским населением, преимущественно турками и албанцами из горных областей Албании. Туркам удалось закрепить многочисленное мусульманское население в важных со стратегической точки зрения районах Вардарской Македонии, Косова, Метохии, Санджака и Боснии[319].

В середине XV в. началось новое наступление турок. В 1448 г. во втором сражении на Косово поле была разбита венгерская армия Яноша Хуньяди. В 1454 г. турецкие войска захватили Приштину, Призрен и Ново-Брдо. Наконец, в 1459 г. пало Смедерево — столица сербского государства. Территория Сербии была окончательно завоевана Османской империей.

В ходе турецкого завоевания целые районы опустели, рост городов прекратился. К экономической стагнации добавился фактор национального гнета: местная аристократия была вытеснена мусульманами, частично из принявших ислам славян (их стали называть «потурчернцами»). Исламизация имела, как уже отмечалось, политико-экономические основания: христианам было запрещено носить оружие, поступать на государственную службу. Все это, естественно, способствовало оттоку сербского населения из равнинных районов в горы или за пределы Османской империи, прежде всего, на венгерские земли к северу от Дуная. На освобождавшиеся земли переселялись скотоводы-влахи и албанцы, которые пользовались определенными привилегиями (освобождение от хараджа[320], собственный «влашский закон», поставки скота для государственных нужд). Расселение в равнинных областях Косова и Южной Сербии влахов, общественный уклад которых оставался патриархальным, способствовало консервации отсталых форм хозяйствования и общественной организации.

Фактически единственным центром сербской культуры и национального единения в XV–XVI вв. оставалась православная церковь во главе с Печским патриархатом. После нескольких десятилетий подчинения сербской церкви Охридскому архиепископу, в начале XVI в. самостоятельность Печского патриархата в 1537 г. была восстановлена, а патриарх получил права, равные Константинопольскому. Церковь сохранила большую часть своих земель и имущества, что позволило ей существенно укрепить свое политическое и общественное значение как ядра национального единения сербского народа в Османской империи.

вернуться

316

Новиков С.С. Международное партнерство… С. 9.

вернуться

317

Относительно Твртко I — «короля Сербии и Боснии» («краль Србьем и Босни») — следует знать, что он был православным, а не богомилом, на чем пытаются настаивать боснийские мусульмане, утверждая тем самым, что они якобы потомки богомилов (богумилов).

Напомню, что богомильство — одно из крупнейших религиозно-социальных еретических движений на Балканах и в Малой Азии в X–XIV вв., получившее название по имени первого ересиарха — попа Богомила (возможно, калька с греч. Феофил). В основе религиозно-философского учения богомилов лежало представление о двойственности мира, о постоянной борьбе в нем доброго и злого начал, но в отличие от павликиан они были умеренными дуалистами, так как считали, что Добро победит Зло. Земной мир и тело человека богомилы объявляли созданием дьявола, не признавали христианскую церковь, ее служителей, символы, обряды и таинства, отрицали молитву, за исключением «Отче наш». Из христианских книг признавали только Новый завет. В богомильстве были сильны и социально-политические тенденции. Так, они отвергали светскую власть и царя, осуждали богатство и смогли в известной мере включиться в структуру феодального общества только в XIII–XIV вв. в Боснии с ее специфическим политико-географическим положением и конфессиональной ситуацией ( http: reltg info/bogomily-bogomilstvo ).

вернуться

318

Цит. по: Гуськова Е.Ю. История югославского кризиса (1990–2000). М.: Русское право. 2001. С. 645.

вернуться

319

Валев Э.Б. Югославский клубок // География. 1996. № 13. С. 4.

вернуться

320

Харадж (араб.) — государственный поземельный налог в странах Ближнего и Среднего Востока, взимавшийся в Средние века и Новое время. Впервые был введен Сасанидами. В Арабском халифате первоначально взимался с покоренного немусульманского населения, но впоследствии стал взиматься и с мусульман.

111
{"b":"543820","o":1}